ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Мария ЖУРАВЛева


 

....................................

Последний роман Марка Басанина стал испытанием его философии под знаком задачи, поставленной временем перед талантом мыслителя и художника. Здесь, над страницами важнейшего для писателя, последнего незавершенного, сочинения, и я оказалась перед трудной задачей. Роман не изучен. Единственное сообщение о нем сводится к указанию на то, что писательница «в рамках детективного жанра попыталась осмыслить отд. явления обществ.-полит. жизни тех лет» [10, с. 295]. Какие явления, какие попытки, мне предстояло исследовать первой.

«Великий провокатор. Роман вчерашнего дня» — так называлось произведение, публиковавшееся в «Новой Петроградской газете» [5]. В канун публикации было объявлено: «С воскресенья мы приступаем к печатанию большого, полного захватывающего интереса романа "Великий провокатор", известного писателя Марка Басанина, ярко рисующего быт революции, чудовищно переплетенного с бытом охранки» [№ 90].

По девяти законченным главам нельзя предсказать развертывание сюжета (смертельно больной революционер хочет вернуться из-за границы в Россию). Но уже выпукло обрисовались и место событий (Париж, Петербург на исходе 1900-х годов), и действующие лица (конспираторы-террористы и руководители тайной полиции) — множество персонажей.

Авторский взгляд на прошлое революции коротко выразился в названии романа. Чудовищное сплетение: великий и провокатор, «мучительное и злобное, отрадное и любовное, жестокое и слабое, высокое и ничтожное», и надо всем — «высокое и далекое солнце добра и правды». С одной стороны, революция беспощадна, с другой — милосердна по высшему назначению. Главный герой всемогущ и жесток: «Хозяин всех партий — вот кто я <...>, всех, которые есть, были и будут. Могу стереть их с лица земли в две недели» [№ 156]. Ему с восхищением вторит Рахиль, революционерка до мозга костей: «... в целом мире, в обеих Америках, в Австралии, в Азии, в Африке и в Европе распоряжается и действует безотчетно, самодержавно, неограниченно один человек» [№ 159]. Однако звучат и иные слова, также принадлежащие революционерке. Елена Бахирева: «Ведь мы хотим общего счастья, любви, великой любви для всех»

[№ 95]. Влюбленный в Елену Николай Николаевич: «Вы будете тем гением добра, который будет умерять жестокую справедливость гения зла» [№ 162]. Высказывания великого провокатора подчеркнуто близки речи великого инквизитора: «Пройдут века, и человечество провозгласит устами своей премудрости и науки, что преступления нет, а стало быть, нет и греха, а есть лишь только голодные. У нас <...> все будут счастливы и не будут более ни бунтовать, ни истреблять друг друга <...>» (из романа Достоевского «Братья Карамазовы») [2, с. 274].

Читателям «Новой Петроградской газеты» не нужно было подсказывать, кто был прототипом «великого провокатора» — эсер Азеф, организатор террористических актов и в то же время осведомитель Охранного отделения Новостью был портрет: «Крупный нос, крупные губы, имевшие в себе даже нечто добродушное, уши, как будто отвалившиеся вперед, хорошие, ровные и тоже крупные зубы, при взгляде на которые являлось невольное подозрение, что они искусственные. Но все это было по фигуре, тоже крупной, несколько нескладной, тяжелой, говорившей о лени и о любви к покою. И только глаза, небольшие, матовые, почти без блеску, неопределенного цвета, не то серые, не то светло-карие, не то зеленоватые, изредка вспыхивавшие и вдруг потухавшие, останавливали на себе внимание наблюдателей, и редко кто мог безучастно и без тайного содрогания не испытав безотчетного чувства опасения и недоверия, вынести их тупой и жестокий взгляд, взгляд большого, сильного и коварного зверя. И уже только после глаз поражали сдавленные виски, низко нависший там лоб, незаметно переходивший в короткую, жесткую, щеточку черных низко остриженных волос» [№ 94].

Неотразимый по силе портрет — не только талантливый по исполнению, но и удаляющий от замысла сочинения. В изображении великого провокатора не отразилось и не могла отразиться «высокое и далекое солнце добра и правды», светившее автору и в свершившейся Революции. Рядом с портретом все кажется сочиненным. Поэтому, может быть, роман не дописан. Не совместились в художественное целое зрелище провокации, идеал Революции и требования искусства.

Е.Ф. Азеф умер 24 апреля 1918 года. Разоблачен был как провокатор в конце 1908-го. Не прошло и полмесяца после известия о его смерти, как Марк Басанин представил в газету начало романа с изображением прототипа героя. Сравнение художественного портрета с фотографическим (тогда еще не известным) указывает на близкое сходство. Не видел ли Марк Басанин Азефа в лицо во время его поездок во Францию до разоблачения великого провокатора? Не вспомнилось ли оно при известии о смерти?

По убеждению Марка Басанина, «наружность человека до мелочей соответствует его нравственному облику» [3, с. 4]. В это хочется верить, глядя на фотографии — 1904 года и около 1915-го. В первой запечатлелось светлое настроение. Вторая — с пылающим от гнева лицом. Первая — мир, вторая — война.

О том, как жилось Марку Басанину в 1920-е годы, можно судить по сводкам Ленинградского губернского финансового отдела об обеспеченности Лашеевой Лидии Алексеевны, проживавшей в квартире № 3 дома № 9 по Лахтинской улице. В 1923-24 годах живет на средства сына Артема Анатольевича, красноармейца 8 пехотной школы комсостава; сыновья Матвей Анатольевич и Олег Анатольевич безработные, на иждивении матери. В 1925 году «работает поденно, очень нуждается, имеет на иждивении 2 безработных сыновей», дает уроки. В 1926-27 годах — писательница, литератор, научный работник, безработная, случайный литературный заработок от 20 до 30 руб. в месяц, на иждивении сына [4а].

В 1925 году Марк Басанин переиздал свой перевод романа Сервантеса «Бесподобный рыцарь Дон-Кихот Ламанческий» (в ленинградском издании: Рыцарь Дон-Кихот из Ламанчи. Сокращенный и обработанный для юношества перевод М. Басанина). Из прошлого перешло в советское время «горячее сочувствие к переводимому произведению и благоговейное почтение к его творцу» [9, с. 3]. Мне посчастливилось познакомиться со стихами в дарственном посвящении книги знакомым: «Растите добрыми борцами, // Не будьте жертвами химер // И запасайтесь в путь мешками, // Как Санчо — добрый вам пример. // Но пусть ваш дух цепей не знает // И пусть над гнетом всех забот, // В вас никогда не умирает // Поборник правды Дон-Кихот» (музей 47-й школы имени Д.С. Лихачева; сообщено мне В.И. Аксельродом). Этот завет был последним из строк, доступных мне в творчестве Марка Басанина. Знаю лишь, что в 1930-е годы в планы писателя входило писать книги для юношества о революции — «Всеобщая забастовка 1905 года» и «Московское восстание 1905 года» [10, с. 126 ].

Смерть наступила в конце декабря 1941 года. В ЖЭС № 5 мне выдали выписку из домовой книги: «Дана настоящая гражданке Лашеевой Лидии Алексеевне 1862 в том, что она проживала в г. Ленинграде по ул. Лахтинская дом 9 кв. 3. Была прописана постоянно с 27/VIII—1919 г. Выписана 20/XII—1941 г. по смерти».

 

* * *

Марк Басанин и я ... Два года встреч изменили меня. Рядом с моим избранником я прошла сквозь бури трех войн и трех революций. Я увидела чудо в матери и писательницы, успевшей во всем — в семье и в искусстве, в науке и в спорте. Подобного не было, нет и не будет. Благодаря Марку Басанину я в школьные годы стала студенткой, овладевавшей навыками работы в научных библиотеках, в архивохранилищах. Спасибо за все!

 

Библиография

1. «Велосипед», — 1895.— № 185

2. Достоевский Ф. М. Братья Карамазовы. — М., 1988

3. «Жизнь искусства», — 1921. — № 818

4. Майорова О. Е., Дорина Т. П. Лашеева Лидия Алексеевна // Русские писатели. Биографический словарь. Т. 3. С. 294-295

5. Марк Басанин. Великий провокатор. Роман вчерашнего дня // Новая Петроградская газета.— 1918.— май-август, №№ 93-165 (с перерывами)

6. Марк Басанин. Клуб Козицкого дворянства. СПб., 1893

7. Марк Басанин. На пороге жизни. Из детских воспоминаний // Литературные приложения к журналу «Нива». — 1894. — № 10-11

8. Марк Басанин. Торговый дом Бахвалова сыновья. Роман из купеческой жизни // Исторический вестник. — 1916. — № 1-7. — Пг., 1917

9. Сервантес М. Бесподобный рыцарь Дон-Кихот Ламанческий. Перевод с предисловием, биографией автора и примечаниями М. Басанина (Л.А. Лашеевой). Т. I-IV. — СПб., 1903

10. Файнштейн М. Ш. Загадка «Марка Басанина // Феминизм и российская культура. — СПб., 1995

 

Архивы

Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН

1а. Л.А. Лашеева (Марк Басанин). Краткие сведения о моей жизни (30 августа 1923 года) (Р. I, оп. 2, № 29)

2а. Прошение Л.А. Лашеевой в Академическую комиссию от 8 февраля 1906 года (ф. 540, оп. 2, № 1191)

 

Отдел рукописей Российской национальной библиотеки

3а. Письмо С. Н. Шубинскому от 10 мая 1900 (ф. 874, оп. 1, № 81, л. 215)

 

Центральный государственный архив С.-Петербурга

4а. Списки со сведениями о совершеннолетних жителях за 1923-1928 годы

(ф. 1963, оп. 180, дела 4527, 4529, 4534, 4539, 4546, 4551, 4556, 4563, 6558, 6563; за предоставленную мне сводку данных благодарю Н.Ю. Черепенину)

 

Центральный государственный исторический архив С.-Петербурга

5а. Личное дело Л.А. Лемана, студента императорского С.-Петербургского университета (ф.14, оп. 3, д. 39885 за 1902 год)

Стр. 1

Борис Бессонов. Творческое объединение «Studia biographica»

Марина Гринфельд. «Тургеневиана И. М. Гревса»

Мария Малакеева. «Мое путешествие в Петербург Н.Агнивцева»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com