ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей ЖУРАВЛЕВ (ХОББИТ)


ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ ЖУРАВЛЕВЫМ

Форум ИнтерЛита, 19.12.06 — 19.01.2007

 1    2    3    4

..............................................................

 

БАРЫШНЯ (Анна Стром).

Что Вас побудило заниматься эсперанто?

 

А.Ж.

Эсперанто я практически не занимаюсь уже более 10 лет, так получилось. А вообще эсперанто для меня — это в первую очередь люди, компания, молодежное движение, и уже во вторую\десятую очередь — собственно язык. В годах восемьдесят разных наше советское эсперанто-движение было самым активным и динамичным движением в мире. Это была едва ли не единственная возможность общаться с иностранцами для нас, жителей закрытых городов (Омск, Красноярск), и даже возможность поездок за границу. Я, например, ездил в 1987 году, в год столетия Эсперанто, в Польшу, на родину создателя языка, для участия в международных конгрессах эсперантистов, по персональному приглашению польской девушки, с которой так и не встретился.

Но и сам язык эсперанто — явление весьма уникальное, он мог бы быть прекрасным противовесом, сдерживающим экспансию английского языка. А международным средством общения он уже является довольно давно! Эсперантистов в мире гораздо больше, чем, например, каких-нибудь хорватов, сербов, датчан, тем более ненцев, долган (перечисляю навскидку, не в обиду перечисленным), почему же литература на сербском языке — это нормально, а на эсперанто — вызывает вопросы. Впрочем, тема эта очень обширна, формату интервью такую тему не поднять.

 

Е.В.

 Вот опять переключаю тебя с прозы на поэзию. Значит, повести просто снятся и остается их лишь записать, а стихи — как? Как долго ты работаешь над стихотворением, много ли правишь, что ты чувствуешь, написав какую-нибудь вещь, в первый момент? Меняются ли твои ощущения с течением времени?

 

А.Ж.

 Да по-разному бывает, очень по-разному. Иногда появится какая-то идея, сядешь писать, час бьешься, другой — плюнешь и бросишь. Кстати, помнишь стишок про горы, где не пьют пиво и писать лениво? Была идея написать большое стихотворение про давние времена, когда земля и небо были одним целым, люди и звери запросто ходили туда-сюда, а потом все это разделилось, и с тех пор все растения тянутся к небу, волки воют на луну и т.д. Написал 12 строк. Было это более десяти лет назад. Финал известен...

Иногда из простой шутки вырастает нечто, как было со стихотворением «Две фразы». Оно ведь было написано лишь как иллюстрация, доказывающая, что бывают длинные предложения, которые, тем не менее, легко читаются. Венки сонетов писал по несколько месяцев, и это едва ли не единственный случай (два случая), когда я подолгу работал над стихами. Обычно написание экспромта и «нормального» стихотворения не сильно отличаются по времени. Правлю стихи очень редко, при этом чаще всего просто сокращаю.

Иногда, написав что-то, чувствую нечто... «ай да Пушкин, ай да сукин сын»... типа того, но очень редко, считанные разы. Вообще к своим стихам я отношусь с изрядной долей скепсиса, никогда не считал себя действительно поэтом, может, поэтому и не достиг особых высот.

С течением времени отношение к написанному меняется, конечно. Обычно становятся виднее огрехи. Да улетучивается то самое «чувство глубокого удовлетворения», которое иногда случается.

Вообще мне гораздо проще писать «с толкача»: экспромты, пародии, в подражание кому-то. В нашей локальной сети довольно успешно идет дуэль экспромтов с моим участием http://www.forum.siberianet.ru/showt...=12917&page=83

 

ЧИТАТЕЛЬНИЦА.

Авторская страница Елены Игнатенко.

 

Salutas vin, samideano!

 

А.Ж.

Reciproke! Sed kial ne estas demando?

 

Е.В.

А теперь переведите, пожалуйста!

 

А.Ж.

Перевожу: «Взаимно». А почему нет вопроса?

 

Е.В.

Леш, ещё пару вопросов из литературной области.

— Твое отношение к сетевой литературе? Есть ли у нее перспективы, на твой взгляд? Насколько она, эта литература, близка к настоящей..?

— Ты издавался несколько раз. Сложно ли это? Считаешь ли ты, что это было нужно сделать, или по прошествии времени сожалеешь об этом?

 

А.Ж.

Я не согласен с термином «сетевая литература», литература — она просто литература, в любом виде, на любом носителе. Или не литература, опять же в любом формате. В приснопамятные времена наша страна была самой читающей (так, во всяком случае, говорили, и у меня нет оснований не доверять этому), теперь ситуация резко изменилась, читать стали гораздо меньше и «легче»: дефективчики, боевички, люб. романчики... Если бы не сеть — читающих было бы еще меньше, вот и все!

Есть, конечно, свои нюансы в сети, те же онлайн проекты, коллективное творчество и т.п., но это не повод, на мой взгляд, выделять сетевую литературу отдельной графой.

Перспективы туманны у всех литератур, сколько бы их ни было! Поскольку туманны перспективы у нас самих, у общества, у государства, неясны тенденции и акценты. Не берусь судить, не специалист и не в теме.

Издавался я в разные времена, в советские это было сложнее и... почетнее, что ли. Поработал я в издательстве опять же в разные времена, перемены происходили на моих глазах. Перемены, надо сказать, не в лучшую сторону. Сейчас издать можно что угодно, любой бред, любую фигню, были бы деньги. Количество денег определяет все, от оформления до тиража. Теперь факт публикации не значит ничего, кроме констатации амбиций автора. И членство в союзе (союзах) писателей значит гораздо меньше, чем раньше...

Одним словом, раньше травка была зеленее и птички веселее чирикали. Жалеть совершенно нечего, ну, издался — и издался. Ничего мне это не принесло, кроме мимолетного чувства удовлетворения, да еще и деньги потерял: издавал свои книжки я уже при капитализме. Несколько больший резонанс был после публикаций в коллективных сборниках в советские времена, некоторые знакомые поздравляли и руку жали, но не более того.

 

ЧИТАТЕЛЬНИЦА

Удивительно, к кому не загляну на интервью обязательно найду точки соприкосновения.

Aleksej, do demandoj: меня иногда обвиняют в пессимизме, когда я говорю, что эсперанто так и останется вспомогательным языком, а международный есть и будет английский, хотим мы этого или нет. Что вы думаете по этому поводу? Перспективы эсперанто? Помог ли вам этот язык в развитии творческих способностей. Мне, да. Занимались ли вы переводами стихов, прозы на эсперанто?

Тем, кто не знает, — эсперантист означает, человек, который надеется.

 

А.Ж.

 Я не Нострадамус и не берусь предсказывать, что будет, чем сердце успокоится. Объективно английский пользуется гораздо большей популярностью и авторитетом, чем эсперанто, но это скорее факт из политики, а не из лингвистики. Потенциал эсперанто как языка именно международного общения гораздо выше, чем у английского (и любого другого).

В развитии творческих способностей — вряд ли, а вот в лучшем понимании своего родного языка — несомненно! И происходило это в процессе как раз переводов, особенно перевода Стругацких, «Трудно быть богом», «Чернобыль» Щербака написан все же более простым языком.

Есть у меня книжечка стихов на эсперанто, как оригинальных, так и переводных, в том числе венок сонетов и перевод венка сонетов Солоухина.

 

ЧИТАТЕЛЬНИЦА

 Да я смотрю, Вы просто сгусток творческой энергии! С какой скоростью вы все это творите? Всем известно — в сутках 24 часа, но для каждого человек время течет по разному. Для одного шестьдесят секунд пролетает незаметно, он ничего не успевает сделать, для другого этот промежуток времени целая вечность — горы может свернуть. У вас какие отношения со временем?

Эсперанто — язык логичный. Точно, он помогает лучше понять родной язык. И тут включается творчество, наш мозг из состояния автоматической выдачи полученных знаний переходит к творению. Но это конечно мало, чтобы начать писать книги. А вот, что для этого надо? Особый взгляд на мир? Умение понимать людей т.е быть психологом? Сталин сказал, что писатель, инженер человеческих душ. Вы разделяете его точку зрения? И какой сейчас литературы не хватает для конструкции нашей души?

На сегодня все.

Mian gratulon! Vi tradukis Strugatskij, tio estas granda laboro.

 

А.Ж.

 Со временем у меня отношения нормальные, не на дружеской ноге, но и не враждуем.

Писатель — он, конечно, инженер человеческих душ, но это в идеале, то есть так должно быть. А на самом деле... не берусь судить. Читают сейчас меньше, авторитет писателей заметно упал. Но не стоит забывать, что живем мы в переходный период. Как все повернется в будущем, даже в ближайшем, — предсказать невозможно.

А не хватает сегодня не литературы для конструкции души — не хватает самой души! Ну, или мне так кажется... А литературы полно всякой, в том числе и хорошей.

 

Е.В.

Алексей, есть ли какой-то вопрос, который бы тебе хотелось от нас услышать, но он не прозвучал?

 

А.Ж.

 Ну нет уж, вопросы — это ваша прерогатива. То, что задали — то и задали, на то и отвечено. Ведь интервью — это не только ответы, но и вопросы тоже.

 

Е.В.

 Ну, хорошо (ты, действительно, прав). Тогда вопрос о взаимоотношениях в сети. Мне лично импонируют твои всегда тактичные отклики, некоторая мягкость и интеллигентность им присущая... Но должны ли мы общаться именно так? А может, честнее и лучше рубить правду-матку? Графоману сказать открытым текстом: «Вы, батенька, графоман !», слабого автора послать... учиться и т.п.?

 

А.Ж.

Тем не менее меня уже неоднократно обвиняли как в высокомерии, нетерпимости, так и в том, что я не разбираюсь в вопросах, за обсуждение которых берусь. Это я к тому, что все в мире относительно (банально, но верно) и не существует универсальных рецептов и ответов. На самом деле я бываю и грубоват, и самоуверен, и высокомерен, даже сам того не желая. Или так мои слова могут воспринимать мои оппоненты, но от перемены мест слагаемых сумма не меняется.

Возможно, и надо бы сказать графоману прямым текстом, что он графоман, но... Я вижу как минимум два «но». Во-первых, всегда ли мы можем быть уверены, что вот это — истинный графоман (между прочим, «графомания» — лишь болезненная склонность писать, если верить Ожегову, и там ничего не говорится про качество написанного. Так что мы все в той или иной степени графоманы), то есть человек писать не умеет, но при этом своего неумения не признает и настырно пишет? И всегда ли мы можем быть уверены, что вот из этого графомана НИКОГДА не получится писателя/поэта? В связи с этими вопросами я вспоминаю себя самого в ту пору, когда я варился в собственном соку и некому было мне сказать: «Лешенька, что за хрень ты тут царапаешь?», то есть был «графоманикус вульгарис». Если бы в ту пору на меня наехали танком или отходили веслом, продолжил бы я писать? То есть я-то продолжил бы, я — человек закаленный и жизнью битый. А кто-то другой?

Короче, я не берусь ставить такой диагноз — «графоман без права переписки».

Есть еще одно «но»... При благоприятном стечении обстоятельств практически каждое стихотворение, сколь бы ни было оно отвратительно написано, может найти своего читателя. Пусть это будет всего один человек, и он лишь мимолетно улыбнется стихотворению, — оно (стихотворение) было написано не зря! Есть высокая поэзия, там царят классики, это заоблачные выси — но выси вчерашние, поскольку классики уже умерли (потому они и классики). Есть не менее высокая поэзия, но сегодняшняя, там царят мэтры, всякие Евтушенко, Долины, Друнины иже с ними. Это тоже выси, и нам туда не подняться (что не есть самоуничижение, а лишь реальная оценка ситуации). А есть поэзия бытовая, рабоче-крестьянская, мещанско-обывательская, доступно-распродажная, как бы ни было обидно авторам таковой. Я несколько утрировал для наглядности, но сути это не меняет.

Так вот, в этой поэзии царит полная анархия, каждый имеет свое мнение, свою шкалу ценностей и свое представление о том, что хорошо, а что плохо. Кто-то с кем-то может объединиться по принципу «мне нравится примерно то же, что и вам», но и это объединение весьма условно! Кому-то нравятся сложные многоплановые умные стихи, а кому-то милее простенькие бесхитростные графоманские строчки, поскольку «он из нашего двора, он такой же, как и я, и я тоже так смог бы»... И если кто-то докажет мне, что умные стихи СТОПРОЦЕНТНО возымеют больший эффект, чем простенькие, я тому поставлю ящик пива.

Поэтому, на мой взгляд, позиция «а не пошли бы вы... подучиться, а мы как-нибудь без вас» изначально ущербна, сомнительна и неэффективна. Можно просто и честно сказать, мол, МНЕ это совершенно не нравится потому-то и потому-то, если желаете, можем обсудить конкретнее. И если человек не желает или считает, что он написал шедевр, а ты сам дурак, — отпустить его с миром.

Впрочем, все это хорошо выглядит в теории, но у меня самого далеко не всегда получается следовать этой теории на практике...

 

Б.Д.

«Я не согласен с термином «сетевая литература», литература — она просто литература, в любом виде, на любом носителе».

Ну а как это — не видите разницы? Ни в самих текстах, ни в их качестве? На первый взгляд может и не найдёте, но смотрите: в «бумажной» — есть редакторы. Которые худо-бедно — не просто откорректируют — найдут обЩипки и оппичатки, но и перенаправят течение некоторых сюжетных линий, и выскажутся по поводу образов героев и тд. В Сети такого рода высказывания тоже найти можно — согласен, но ... С одним существенным НО. В бумажной литературе — ВСЕ тексты проходят такого рода подготовку. В Сетевой — процентов 5! И это — в лучшем случае 5, а вообще-то, в «нормальном» — 0,5%!!! Это раз.

Во-вторых. В бумажном варианте книгу покупают. Т.е. совершают таким образом некий важный процесс. Даже и в библиотеке книжку взять — время и усилий вы всё равно затрачиваете больше (свой свободный день согласовать со временем работы библиотеки, доехать, выбрать и пр.) В сетевом же варианте — пара-тройка шевелений указательным пальцем... И столько же! чтобы читаемый текст навсегда исчез из вашей жизни.

Лёгкость, доступность публикаций, лёгкость и доступность доступа к ним — вот большой плюс, и в то же время — огромнейший минус сетевых произведений. И их отличие от «бумажных» собратьев. Поэтому мне кажется, есть свой, оправданный смысл выделять Сететтуру в особую категорию литературы. Ну и соответственно — формируется разное к ним отношение.

Упаси Господь — не лучше, не хуже — но разное.

 

«Ситуация резко изменилась, читать стали гораздо меньше и «легче»: дефективчики, боевички, люб. романчики...»

Совершенно согласен с этим утверждением.

Нда, вот теперь боюсь, что задену чувства многих собеседников, но всё-таки выражу такое мнение: ВСЁ, что коротко и не требует временнЫх затрат — БУДЕТ воспринято новым современным читателем.

Не будет он, читатель, втягиваться в большой мир много-мегабайтной повести, нет. Но с радостью накинется на миниатюрку или стих. И по ним, по коротким текстам теперь пойдёт развитие как литературных вкусов, так и воспитание целого читающего поколения. И противиться этому, собственно, — бессмысленно. Либерализация, век массовой культуры — ну кто будет против?

Но получив «свободы», мы медленно теряем то, что можно не боясь назвать — частью культуры чтения.

Чтобы «съесть» «Буденброков» Томаса Манна нужна как минимум пара недель (для нормально работающего человека). Чтобы проглотить пару-тройку стихов или миниатюрок — пара-тройка минут, не требующих специально подготовленного распорядка дня. Это первое.

Второе и, наверняка, главное — автор ТУТ ЖЕ, «не отходя от кассы», получает читательский отклик. Положительный-нет-ли — на самом деле это совершенно неважно. Главное — что всё быстро, «качественно», ну как в современном МакДональдсе — не выходя из-за руля автомобиля, чтобы тут же, не глядя, плохо разжевывая, помчаться дальше — по своим неотложным другим делам. Всё быстро — время-деньги, всё поверхностно, вскачь и с удалью).

Современный Томас Манн — никому собственно и не нужен. Исключая процентов 3-5 «очкариков— ботаников», которые ещё и не всегда готовы легко расстаться со своими «кровными» Что нам до них. Не они делают погоду. Не на них настроены маркетинговые отделы даже и крупных издательств. Что тут о сетевом мире говорить. Роман? Да посмотрите статистику — да хоть и тут, на форуме.

Век миниатюр.О поэзии я говорю здесь, исключительно имея в виду её объём. Безусловно, есть много стихов, требующих внимательного неспешного прочтения-осмысления. Но в массе своей — каждое произведение невелико по объёму, и потому и читается-комментируется. Не секрет, что подавляющее большинство наименований Сетевой литературы относится как раз сюда — к жанру поэзии.

Нет, пардон. Это сейчас может, упаси Боже, начаться спор о поэзии — я к нему и не готов и просто нет ни малейшего к тому желания, да и от творчества интервьюируемого автора — тоже вот, увы, отдалился...

Но уж больно тема эта задела. Извиняйте, если что не так.

....................................................................

 1    2    3    4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com