ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей ЖУРАВЛЕВ (ХОББИТ)


ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСЕЕМ ЖУРАВЛЕВЫМ

Форум ИнтерЛита, 19.12.06 — 19.01.2007

 1    2    3    4

 

А.Ж.

Видимо, я не атеист все же. В том смысле, что я не убежден стопроцентно в том, что бога нет, как и в обратном. При этом я допуская существование каких-то высших сил, высшего разума и т.д. Я НЕ ЗНАЮ, как произошли земля, люди-звери-птицы, все остальное. Точно так же люди верующие НЕ ЗНАЮТ этого. Они верят, что все это создал бог, это их право, но меня их вера не убеждает.

По отношению к богу верующие придерживаются тактики двойных стандартов: если это хорошо — это от бога, если плохо — от дьявола, при этом почему-то считается, что бог всесилен. Но с дьяволом справиться не может. И болезни победить. И людей сделать лучше. И наказать виновного. И одарить достойного. Ну ничего не может!

Впрочем, зря я об этом. Если человек верит, ему не нужны ни факты, ни аргументы, поэтому споры на такие темы неэффективны. Но лично мне не нужен бог, которому нужно молиться, кланяться, просить прощенья и снисхожденья, такой бог мне неприятен. Даже если он существует.

 

Е.В.

Леша, я тебе скажу вот какую вещь: во-первых, мы про тебя ничего ещё не знаем. Но будем пытаться... или пытать?

Во-вторых, в том, что написано в этой вступительной заметке (назовем её так) исключительно твоя заслуга. Потому что попав на твои литературные странички, обнаруживаешь удивительный мир доброго, романтичного, ироничного, легкого (в хорошем смысле) поэта... О прозаике речь впереди. Эксперт Борис штудирует твою повесть, и, я уверена, никто не будет разочарован. Потому — никаких постаментов. Мы любим тебя живого и тепленького!

Следующий вопрос будет такой:

— Много ли произведений, Алексей, хранишь ты в ящике письменного стола и не показываешь публике? Независимо от положительного или отрицательного твоего ответа, следующий подвопрос: почему?

Если всё-таки у тебя есть такие стихи (мне почему-то кажется, что есть...), могу ли я попросить тебя показать здесь хотя бы одно? (Ты, разумеется, вправе отказать).

 

А.Ж.

По поводу эксперта Бориса: боюсь, после прочтения моей повести одним разочарованным станет больше. Впрочем, подождем.

 

«Много ли произведений, Алексей, хранишь ты в ящике письменного стола и не показываешь публике?»

В последнее время в силу ряда обстоятельств как объективного, так и субъективного плана пишу я довольно редко, поэтому и в стол прятать особо нечего.

Не показываю стихи слишком личные, но таких очень немного. Не показываю также «стихи», написанные по заказу как рекламный материал. Просто потому, что это не интересно никому, кроме заказчика, да и то вряд ли! Вот один из примеров такого «творчества» (сама напросилась):

 

На мотив «Belle»

(женская партия)

 

Жаль... Мы с тобой не родственные души.

Жаль, что никто покой мой не нарушит.

Шаль легла на плечи, но не согревает шаль —

И на душе, и за окном метет февраль.

Наполнив душу ожиданием весны,

«Мадемуазель Мишель» прогонит злые сны.

Ночь умчится прочь и стихнет вьюга за окном,

Я подниму бокал, наполненный вином, —

И вспыхнет солнце, сохраненное в вине,

И распахнется дверь, и ты придешь ко мне.

 

(мужская партия)

Ночь за моим окном и в целом мире,

Ночь, я опять один в своей квартире.

Прочь несутся мысли, на душе моей печаль.

Ну где, любимая, тебя мне повстречать?

Мы сядем рядышком, нальем себе винца,

«Мадемуазель Мишель» разгорячит сердца.

Ночь укроет нас своим невидимым крылом,

«Мадемуазель Мишель» наполнит нас теплом

Глоток вина, глоток любви, глоток огня,

И я пойму тебя, и ты поймешь меня.

 

(дуэт после проигрыша)

 

Утихнут вьюги и опять придет апрель,

Соединит сердца «Мадемуазель Мишель».

Вновь придет любовь, чтоб светом землю озарить,

Подругу нашу будем мы благодарить

За солнца свет, за ветра шум, за птичью трель —

«Мадемуазель Мишель», «Мадемуазель Мишель».

 

Это была как бы реклама вина «Мадемуазель Мишель» местного винзавода. Как впечатление?

Ну, и еще половина из всего, ранее мною написанного, поскольку это просто ниже плинтуса. Я ведь уже упоминал, что писать пытаюсь со школы, а более-менее писать начал лишь в конце девяностых. Почти все, что было до, — лажа, зачем же ею людей смешить?

 

Е.В.

 По-моему, для рекламы местного вина — просто шикарно. Это даже не реклама уже, а театрализованное представление. Обычно реклама идет довольно быстро: бум-бум — по мозгам. И вперед — за покупками. А тут — такая гамма чувств, такая динамика, столько эмоций. Такую рекламу мог создать только Хоббит!

Кстати, уж коли зашла речь: трудно писать на заказ? Легко ли писать за деньги? (Никогда не пробовала, поэтому, правда, интересно!). И ещё, тоже в этой связи. Вот ты говоришь: «Во мне яростно борются два человека — романтик и циник. Первый утверждает, что поэзия необходима людям, что она несет им радость, красоту... бла-бла-бла... а второй ехидно ухмыляется и говорит, мол, ежели ты такой нужный людЯм, отчего же такой бедный?»

Что в твоем понимании значит «бедный» (пытаюсь представить себе бедного Журавлева, не получается). Как ты вообще относишься к материальной стороне нашего существования? Есть ли границы у богатства и бедности, на твой взгляд?

 

А.Ж.

Спасибо за похвалу, я просто воспрял духом.

 

«Трудно писать на заказ? Легко ли писать за деньги?»

Заказчик у меня один, постоянный, с ним мы нашли более-менее общий язык, в том смысле что он (она, точнее) всегда готова к тому, что я могу сказать: «Извини, эту хрень у меня написать не получилось» и обижается не очень сильно. Реклама у нас рассчитана на полных кретинов, абсолютно лишенных вкуса и чувства меры, и писать такое — себя мучить! Поэтому я стараюсь вносить туда все же элементы поэзии, смысл, какие-то фишки. Если же заказчик требует «просто, как лом, и примитивно, как огурец» — часто мы не находим общий язык. Деньги здесь не главное, самое интересное — сделать нечто, напоминающее поэзию.

 

«Что в твоем понимании значит «бедный» (пытаюсь представить себе бедного А.Журавлева, не получается). Как ты вообще относишься к материальной стороне нашего существования? Есть ли границы у богатства и бедности, на твой взгляд?»

Границы есть у всего, просто у разных людей они разные. Раньше, в советские времена, материальные различия между людьми тоже были, но гораздо менее заметные, чем сейчас. Конечно, сложно не согласиться с тем, что тогда «все были одинаково бедные», но, тем не менее, отношения между людьми были проще и оценивали друг друга не только (и не столько!) по количеству бабок в кармане.

Теперь все кардинально изменилось, деньги стали практически единственным мерилом человеческой сути, и то, что я не меряю своих друзей... нет, знакомых, друзей у меня не осталось... количеством бабла и они меня не мерят — ничего не меняет, поскольку мы в глубоком меньшинстве.

Лично меня, полжизни прожившего в нищете, материальная сторона МОЕЙ жизни волнует мало. Но есть ведь еще семья, дети, им хочется квартиру побольше, мебель получше, технику посовременнее и т.д. Воровать я толком не научился, да и нечего мне было воровать, когда все тащили кто во что горазд, мама с папой и я сам постов не занимали и деньжищ не заимели, скорее наоборот. Бомжом я не стал, но денег смогли наскрести только на зачуханную «Тойоту» 1990 года выпуска. То есть находимся мы где-то посередке между бомжом с помойки и Романом Абрамовичем. Например, съездить в гости к Леночке в Хайфу я не смог бы, даже если бы жена позволила.

 

Б.Д.

Авторская страница Б.Дрейдинка

 

Здравствуйте, Алексей! Если Вы не против — нельзя ли подробнее о Вашей жизни. Не литературной. Интересна ваша биография. Ну вот, например, позвольте Вас спросить — какой случай, происшествие из детства до сих пор живо в Вашей памяти? Да вот и политические воззрения... После прочтения повести «Старший» они стали мне интересны не менее других сторон Вашей жизни.

Теперь и о литературе. Откуда оно «пришло», как осозналось впервые (и во-вторые))) — это желание писать?

А вот ещё вопрос — какой у Вас характер? Нет, не смейтесь — меня действительно интересует Ваша частная (ну, понятно, что до известных пределов) жизнь. Вот... А семья? Что для Вас сей институт?

 

А.Ж.

Угу, пришел Борис и озадачил. Дескать, коротенько, минут на сорок, расскажите о своей жизни с младенчества и до старости.

Биография у меня куцая, на самом деле: родился, учился, служил в СА, женился, развелся, переехал в Красноярск, снова женился, опять развелся и в третий раз... угадайте что... Поменял кучу профессий, в основном не очень престижных: электрик, связист, штамповщик, карщик, программист, верстальщик в издательстве и т.п. Сейчас вот работаю автоэлектриком в автосервисе.

Детство свое помню почему-то смутно, но событие, оставившее неизгладимый след в памяти, имеется. В школе, в десятом классе, случился Новый Год, и шел я его встречать. И вот то ли я сам неосторожно курил, пряча сигарету в карман, то ли пошутили знакомые, которых я встретил, но у меня затлела фуфайка (такая стеганая телогрейка на вате, кто бывал в деревне раньше, тот в курсе). Пока я спохватился, выгорело прилично, прихватило и пиджак. Новый Год побоку, поплелся я домой. Костюма у меня другого не было, никакого пальто или чего-то похожего — тоже. Купить что-то, ту же фуфайку, было не по средствам. Слава богу, были каникулы. Гулять я не ходил, не в чем было, и за это время успел связать из какой-то дешевой ядовито-голубой пряжи свитер. Это была первая попытка в вязании, можете представить, что получилось. Когда кончились каникулы, прицепил я к этому свитеру комсомольский значок, надел отцовское «семисезонное» пальто производства года 1952-1953, висевшее в чулане, и огородами прокрался в школу. Мороз под тридцать, в школе холодина, все сидят в пальто, а я, синий от холода, гордо красуюсь в свитере: десятый класс, девочки поглядывают, 1973 год, основная бедность уже закончилась. Вот так до самой весны и ходил я огородами в школу, утирая слезы от злости непонятно на кого. Вот такие вот у меня детские воспоминания...

Мою маму эта жизнь сильно подкосила. Последние месяцы перед смертью она ходила по улицам, заглядывая под каждый камушек, в каждый уголочек, а на мои вопросы отвечала: «Сыночек, а вдруг кто денежку потерял, а я найду, куплю тебе что-нибудь, или Наде с Вовой (брат и сестра), в детстве-то мало вам покупали чего». Так и умерла с чувством глубочайшей вины перед нами. При этом и мать, и отец горбатились всю жизнь не покладая рук. Это к вопросу о политических воззрениях: как я могу относиться к государству, к власти, которые устроили своим законопослушным гражданам ТАКУЮ жизнь, а в конце жизни еще и обобрали до нитки, даже не извинившись. Отец перед реформами накопил-таки несколько тысяч, считая, что обеспечил себе старость, все это вылетело в трубу в один момент, а фактически — вся его жизнь вылетела в трубу. И половина моей, кстати...

На выборы я не хожу после того, как первый раз выбирал БНЕ. Тогда еще были какие-то иллюзии, но уже на вторых выборах БНЕ их не осталось вовсе. А сейчас выборы порой напоминают мне шатание меж двух (или более) куч дерьма в попытках определить, от какой из них воняет меньше. Так что нет у меня политических воззрений, уж извините!

Писать начал еще в школе, почему — не знаю, читал много, в основном фантастики, и писать начал тоже фантастику, из «Пионерской правды» отвечали вежливыми формальными отказами, а из какого-то детского журнала (надо же, название забыл!) пришел весьма обоснованный отказ, что само по себе уже достижение. Потом перешел к поэзии, даже сочинение в школе однажды написал в стихах, как сейчас помню — «В чем я вижу смысл жизни?» (никому не покажу даже под страхом расстрела). Писал нечасто и слабо, варясь в собственном соку, пока в 1984 году не попал в литературную студию в Красноярске. Тогда мне довольно вежливо объяснили, какую фигню я писал, раскрыли, так сказать, глаза. Я здорово переживал, хотел вообще бросить писать, а потом сочинил «Бабье лето» и перешел на следующий уровень, как в компьютерных играх.

С семейной жизнью у меня не сложилось, в основном из-за меня, отец и муж из меня неважные. Во всяком случае так говорили мои жены количеством три. Семья как институт нужна, но функции свои этот институт исполняет не очень здорово. Для того, чтобы водить машину, нужны права, чтобы работать рядовым инженером, нужно учиться в институте пять лет, а чтобы быть родителем и воспитывать детей, достаточно воспользоваться некачественным изделием номер четыре (или какой там номер у него?). Пока такая ситуация сохраняется, никаких социальных прорывов не будет, и речь не только о нашей стране, везде так.

А вот про характер ничего конкретного сказать не могу, кто-то говорит, что со мной очень легко общаться и характер у меня покладистый и легкий, другие — что характер у меня тяжеленный и жить со мной невозможно. Правы, видимо, и те, и другие, все мы неоднозначны. Но, несмотря на то, что я весьма ярко выраженный интраверт, привык к самоанализу и самокопанию, оценивать себя и свой характер не берусь.

 

Б.Д.

Спасибо. Признаюсь — всегда рад таким открытым собеседникам! И, конечно, таким откровенным — вдвойне. И ещё признаюсь — не ожидал. Мне Вы казались прежде — несколько... как на Вашей аватарке — высоко-... эээээ... — смотрящим.

К литературе?! Повесть «Старший» — сложное многослойное произведение. Дающее пищу и сердцу и уму. Чему больше — спросите Вы? Позвольте перевести вопрос к Вам. К чему больше апеллировал автор её — к читательскому разуму, или пытался тронуть преимущественно струны чувств? В повести затронута и интересно раскрыта одна из гипотетических линий возникновения и развития человечества. Согласитесь — серьёзная затея. Скажите, теория эта родилась исключительно в Вашем воображении? Или она — одна из многих, бродящих по научно-фантастическим изданиям гипотез, возникла ... — ну не знаю — пусть в неком Вестнике Института Новой Космогонии?

И ещё вот: автор «Старшего» просиживал долгие свободные часы в библиотеках? Или, покуривая папироску, вдруг чётко и в одну секунду представил себе эту картину — что есть на самом деле Земля и Человек на ней? Или короче — и совсем уж просто и традиционно: Расскажите, пож., как возник замысел повести? Её основная концептуальная идея, сюжет, характер героя.

 

А.Ж.

Сначала про аватарку. В моем эксплорере отключены картинки, так что я просто не вижу эти миниатюрки. Свою аватарку я поставил методом ненаучного тыка: перебирая предложенное, наткнулся на первое реальное изображение — и нажал ОК. То, что это не просто картинка, а Сальвадор Дали, мне сообщила жена спустя несколько недель, случайно увидев изображение, сам я на это просто не обратил внимание. Менять аватарку было лениво, тем более что я ее все равно не вижу. Так что не обращайте внимания.

А сюжет этой повести (как и всех трех) я увидел во сне, причем довольно детально, развернуто. Осталось только записать, доработать и т.д. Как и что — не знаю, я не ученый и не толкователь снов. Видимо, думал об этом раньше, размышлял, а потом во сне произошло суммирование, экстраполяция и прочие мудреные термины. Апеллировал скорее к разуму, нежели к чувствам. С чувствами у меня не особо, как в стихах, так и в прозе (так и в жизни).

Главный герой — это процентов на восемьдесят я сам.

Писалась повесть очень быстро, без напряга, словно я действительно просто описывал сон, механически-тупо. Так же было и с первой повестью: приснилось во сне, написал быстро. А вот третью повесть я так и не дописал до сих пор, размахнулся на больший объем — и не потянул.

Вообще со снами у меня отношения оч-чень дружеские, такие многоплановые, реалистичные, детальные сны мне снятся довольно часто, просто раньше не приходило в голову записывать их, а то, глядишь, был бы прозаиком. Впрочем, еще не все потеряно, мне всего-то полтинник.

 

Е.В.

Пока Борис занимается твоей биографией, у меня возник очередной, достаточно стандартный вопрос о любимых поэтах... Кто они? Какое влияние оказали на тебя — поэта? Вообще, есть ли у тебя настольная книга (не важно поэзия это или проза)?

 

А.Ж.

Видимо, огорчу: любимого поэта нет, настольной книги нет, влияние оказывали все, кому не лень, от Пушкина до Алисы Деевой, но я сопротивлялся как мог и пытался писать в своем стиле, который, как я надеюсь, все же существует, хотя бы в зачаточном состоянии. Очень люблю Стругацких, прочитал практически все, регулярно перечитываю.
Из поэтов нравятся Гумилев, Шефнер (классиков не упоминаем, это святое!), есть много стихов, которые нравятся, но чьих авторов я не знаю или не помню. Очень большое влияние на мой стиль (ежели такой действительно существует в природе), в том числе и на поэтический, оказали те же Стругацкие.

....................................................................

 1    2    3    4

кровмаркет

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com