ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей ЖУРАВЛЕВ (ХОББИТ)


 1    2    3    4    5 

 

Говорят...

 

Я давно по ночам не летаю во сне,

Потому, говорят, что уже не расту.

А еще — ты совсем равнодушна ко мне,

Потому, говорят, что я встретил не ту.

 

Мол, не ту обнимал, и не ту целовал,

И не то ей шептал в ожидании рая.

Потому, говорят, я тебя потерял,

И ее потерял, и себя потеряю.

 

Я оставлю себя как дешевый журнал

На каком-нибудь богом забытом вокзале,

Потому, говорят, что тебя потерял,

И ее потерял, и найду вас едва ли.

 

Незнакомые бабы журнал подберут,

Будут рвать по листочку, почти не читая,

А обложку бомжи на подстилку сопрут...

Потому, говорят, что тебе не чета я.

 

Ожидаю знаменье, какой-то сигнал,

Но молчит, как немтырь, мое чувство шестое.

Не найдя до сих пор, я тебя потерял,

Потому, говорят, что тебя я не стою.

 

Болтунов этих гнать бы коленкой под зад,

Только как их прогонишь, ведь глюки все это.

А они говорят, говорят, говорят,

И вопросов не ждут, и не знают ответов.

 

Я давно по ночам не летаю во сне,

А в душе моей глупой метель завывает.

Почему же ты так равнодушна ко мне?

Потому, говорят, что тебя не бывает...

 

 

* * *

Когда я вчера уходил от тебя,

Ты тихо сказала: «Прости, не любила...»

Небесные хляби разверзлись уныло

И ринулись вниз пеленою дождя.

Хотелось заплакать, но не было сил,

Когда я вчера от тебя уходил.

 

Когда я вчера уходил от тебя,

Растерянный, жалкий, промокший до нитки,

Шестнадцать шагов от дверей до калитки

Считал, проклиная, страдая, любя,

Твой пес в конуре вдруг тоскливо завыл,

Когда я вчера от тебя уходил.

 

Когда я вчера уходил навсегда,

Терзая размокший мундштук папиросы,

Был месяц июль. Было много вопросов,

Но мало ответов, и все — ерунда!

Какой же был год-то? Не помню. Забыл.

Давно я вчера от тебя уходил...

 

 

Из цикла «Диалоги»

 

Плелись — не шли! — унылые дожди...

«Прости.» «Прощаю...» «Отпусти.» «Иди...»

 

Крахмальной белизной снега сияли...

«Забудь меня. Забудешь?» «Нет, едва ли...»

 

Стучала надоедливо капель...

«Любовь — не цель, но средство.» «Да, не цель...»

 

Плескались звезды вечером в пруду...

«Найди другую. обещай!» «Найду...»

 

И снова — осень, и опять — дожди...

«Прости.» «Прощаю...» «Отпусти.» «Иди...»

 

Избавь их Бог!.. Да только нету Бога...

Текут, не прерывая диалога,

 

Года сквозь них. Да что для них года?

Дожди, снега, капель — вода! Вода...

 

 

Не уходи

 

Нас только двое: я и ты.

На всей планете только двое.

Вдали от мелкой суеты

Со мною ты, а я с тобою.

 

Рука в руке, ко взгляду взгляд.

Минуты тают, тают, тают.

Сердца торопятся не в лад

И оглушают, оглушают.

 

А поцелуи горячи,

И горячи твои объятья.

Не надо слов, молчи, молчи,

Твое молчанье слов понятней.

 

Но это сон. А что же явь?

А явь банальна и уныла.

Нас только двое: я — и я.

И нет тебя. И все постыло.

 

 

* * *

Ночи и сны переполнены болью,

Ноет душа, скулит и мается.

Жить бы да жить, но только с тобою,

А без тебя — не получается.

 

Не получается, хоть ты тресни!

Силы уходят и скоро кончатся.

Жить без тебя — неинтересно,

Жить без тебя — просто не хочется.

 

Я ль не пытался, искренне вроде,

Я ль не бежал от жизни такой, но

Не получается, ну, не выходит!

Господи, дай помереть спокойно.

 

Нет тебя, нет! — но ты ближе и ближе.

Ну отпусти — заклинаю, молю.

Господи, как я тебя ненавижу!

Господи, как я тебя люблю...

 

 

Две фразы

 

Мы расстаемся непрощенные,

Уходим, так и не простившие,

Когда-то искренне влюбленные

(И даже искренне любившие),

В необустроенность кварталов,

Под недоверчивые взгляды,

В тоску пустых холодных залов,

Где нас не ждут и нам не рады.

 

И, преданные утонченно,

Обманутые многократно,

Без капли веры, обреченно,

Мы возвращаемся обратно,

Чтоб не завыть от унижения,

Чтоб не свихнуться, не запить,

Мы, недостойные прощения

И не сумевшие простить.

 

 

* * *

Звенит хрустально тишина,

Слышны лягушки из болота.

И пялится в окно луна,

Как морда квази-идиота.

Орут дуэтом петухи,

С полей дурманом веют травы —

И нарождаются стихи...

Какая мерзость, боже правый!

 

 

* * *

Когда уставшая метель

Прогонит прочь снежинок стаю

И в белоснежную постель

Укутается, засыпая.

 

Когда запляшет на поленьях

Огонь, привыкший к их слезам,

Я, обратившись к образам,

Смиренно встану на колени.

 

Начну замаливать грехи,

А может, проклинать судьбину.

И декламировать стихи,

Забытые наполовину.

 

Потом отрежу невпопад:

— Ты не по правилам играешь!

Скажи мне, в чем я виноват?

Скажи, за что меня караешь?

 

Но не прочесть ответ в глазах

Видений призрачных и странных.

Лишь образы — не образа! —

В углу пустом на стенах драных.

 

Лишь печь гудит неутомимо

Да от свечи неяркий свет,

А все мольбы и просьбы — мимо...

Какая подлость — бога нет!

 1    2    3    4    5 

Сделать чистку шубы в СЗАО .

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com