ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ЗЕМСКОВ


 1    2    3    4    5    6    7

 

* * *

 

Всё по правилам странных идей, по приказу опущенных глаз —

От нелепости праздных затей до игры незатейливых фраз.

Сорван голос осенним листом, синим сумраком свет осенён.

Мы свое разорили гнездо, а другого уже не совьём...

   Сентябрь 1993 г.

 

Баллада о Владимире Высоцком

 

Вот опять поэта кличут бардом

За его простой гитарный строй.

Он свой путь заканчивает стартом,

А стартует с финишной прямой.

И сладкоголосая эстрада

С хриплым его криком — на ножах.

Жизнь, как скоростная автострада,

Проверяет нас на виражах.

 

Всё не так, — поётся в песне старой,

Только струны все — одна к одной.

Вот шагает он — поэт с гитарой,

Запрещённый и полублатной,

Мимо скверов и трибун спортивных,

Где его афишам места нет,

Мимо зданий административных.

Время, где твой чёрный пистолет?

Или даже пули тебе жалко?

Ствол — миниатюрен и ребрист —

Выстрелит беззвучно... Зажигалка!

«Прикурите, гражданин артист!»

 

Он обиду, будто бы гранату

Без чеки, сожмёт: «Физкульт-привет!»

И по осевой, как по канату,

Полетит в авто на красный свет.

А гаишник-Время — тот, в стакан кир

Наливая, будет говорить:

«Нынче барда тормознул с Таганки...

Ох, и дал ему я прикурить!..»

 

Всё не так, конечно же, как надо,

Кодексам и визам вопреки.

И шумит в Москве Олимпиада,

И следят с Олимпа старики:

Всем раздали сёстрам по серьгам ли?

На сто первый — и дела с концом!

А на скользкой сцене стонет Гамлет

С чёрным ибрагимовским лицом, —

И нелепа мысль о лицедействе

Там, где фарс с трагедией на «ты».

Но нарушен распорядок действий,

И сметает занавес цветы...

 

Где бродили сплетни по базарам:

Мол, сидел, мол, снова водку пьёт,

Мол, жена — француженка недаром,

Мол, не даром — за деньгу поёт, —

Там от Магадана до Парижа

Из раскрытых форточек неслись

Песни, что бывали к жизни ближе,

Чем сама расхристанная жизнь.

 

Стёрта позолота, смыта сажа, —

Воинский салют, земной поклон.

Дальше будет только распродажа,

Бизнес предприимчивых времён.

Изваянье — Командор, Икар ли:

За спиной гитара, словно нимб,

Кони-крылья, — золочёный карлик,

Саваном спелёнатый, над ним...

 

Улеглись молва и кривотолки:

Хочешь — пей, а хочешь — песни пой.

Но опять из плена рвутся волки,

Сыновья опять уходят в бой!

Пусто место не бывает свято.

И кричит он, крик свой унося:

«Я вернусь! Мы встретимся, ребята!»

Место встречи изменить нельзя.

   Июнь 1999 г.

 

Четверть века без Высоцкого

 

В этом мире, где запросто могут убить,

Как за песню, за волчий вой,

Есть такая простая работа — ходить

С гордо поднятой головой.

 

Там, где первые робкие делал шажки

Твой волчонок, а нынче — вожак,

Как и прежде, алеют повсюду флажки,

А над ними — один общий флаг.

 

Нынче флаг на три цвета, три полосы вновь —

Белый снег и небесная синь,

Только всё-таки третья по-прежнему — кровь.

Что ж, кривая, давай выноси!

 

И надтреснутый голос упасть не даёт

Влёт подрубленной кем-то стране.

Не осталось волков... Но охота идёт:

Видно, скучно стрелкАм в тишине.

 

Меж Америк и Африк, Японий, Канад

Вновь мотается призрак с ружьём,

Зорко смотрит он — кто там ступил на канат

Вслед за голосом, как за вождём?

 

Наши ангелы, брат мой, заждались в раю,

Подсыпая нам порох в табак,

Ведь великая страсть — постоять на краю

Никому не даётся за так!

 

Приглашала чума на изысканный пир,

Предвкушая падение ниц.

Сколько было отравленных ею рапир

И пожатий гранитных десниц,

 

Сколько было друзей и заклятых врагов!

Дай им, Боже, по чаше вина!

Только жаль, что в лесах не осталось волков, —

Четверть века в стране тишина...

   25 июля 2005 г.

 

Баллада о 1945 годе

 

Я начал свой путь в стародавние годы,

Когда красным светом горела звезда.

Тогда ненадолго хватало свободы:

Её волокли на восток поезда.

 

В кисете махорки щепотка на брата,

Да мрак пересыльных кирпичных дворцов.

Мы были не дети, а внуки Арбата,

Едва пережившие павших отцов,

 

Подростки в пилотках, успевшие только

Последний кусочек войны отхватить.

И нам улыбалась красивая полька,

По-русски учившаяся говорить.

 

Висела над Вислой весенняя полночь.

Но пан капитан (что ни слово — указ)

Сказал, как отрезал: «Фашистская сволочь!

Жила тут, наверное, с немцем до нас!»

 

У тех, кто постарше, звенели медали

И ноша на сердце была тяжела.

О гетто Варшавском тогда мы не знали...

Тихонько заплакав, девчонка ушла.

 

Кусались ещё партизанские тропы:

В лесах Белоруссии — схроны смертей.

А мы покатили назад из Европы, —

Под залпы салюта нам было светлей.

 

Погоны гвардейские нам возвращали

Былинную славу забытых времён.

Казалось, не будет ни зла, ни печали,

Когда враг разбит и навек заклеймён.

 

В быту гарнизонном мы щурились солнцу,

И год 45-й летел всё быстрей.

Войну к сентябрю объявили японцу,

Чтоб выгнать его из квантунских степей.

 

И вот эшелон за Байкал потянулся,

Но где-то в Чите мы застряли чуток,

Полночи стояли. К утру я проснулся

И двинул с ведёрком искать кипяток.

 

А рядом состав — ниже нашего сортом —

Он только что прибыл на путь запасной:

Из утлых вагонов с собачьим эскортом

Толпу заключённых встречает конвой.

 

С колёс — на колени! Откуда их столько?

Неужто бандиты, шпионы, ворьё?

И вдруг среди прочих — та самая полька!

В толпе арестантов узнал я её.

 

Упала она и разбила колено,

И плакала горше, чем в мае тогда.

Там были и те — из немецкого плена,

В колымский этап уходя навсегда.

 

Там был и в прожжённой своей гимнастёрке —

Уже без погон — бывший наш капитан.

И вслед им трофейные псы рвали сворки, —

Немецкий порядок их так воспитал.

 

Нам всем по казённому дали вагону:

Я ехал над Гоби поднять красный флаг,

Девчонка-полячка — на женскую зону,

А пан капитан — на мужскую, в Бамлаг.

 

Победное время — каким оно будет

Казаться нам сквозь прожитые года?

Здесь часто, увы, победителей судят,

Но всё-таки чаще берут без суда...

   Май 2006 г.

 1    2    3    4    5    6    7

Авторские песни Андрея Земскова:

127.06.07

Памяти Владимира Ланцберга

1,1Загрузить!

227.06.07

Мальчик со шпагой

1,4Загрузить!

327.06.07

Беспредельная весна

1,2Загрузить!

427.06.07

Песня про трубача

1,6Загрузить!

Альманах 2-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

запчасти на фольксваген джетта

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com