ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ЗАТЕИН


 1    5    4    3    2

ПО ВОПРОСАМ (НОВОГОДНЕЕ ОБРАЩЕНИЕ К НАРОДУ)

Дамы и господа, родные и близкие, братья и сестры, господин Друзь и его друзья, Винни-Пух и все-все-все, дорогие россияне и жители столицы, товарищи!

 

Торжественное чтение новогоднего обращения к народу прошу считать открытым.

Сегодня мы провожаем очередной год. Каким он был? Посмотрим правде в глаза, товарищи, — не-ах-ти. Потому что в нем были мы. Утешает то, что там, где нас не было, благодаря нам же было не лучше. Для этого весть отчетный период мы, не покладая рук, умножали нашу силу на наши расстояния. Можете себе представить объем произведенной работы. Вот тут у меня записано. Баррели, погонные метры, товарооборот, тонно-километры, и, не побоюсь этого слова, валовой внутренний продукт. Всего этого, товарищи, у нас теперь да-хре-на!

 

Но, товарищи, остаются еще в нашей жизни нерешенные вопросы. И в этот праздничный вечер мы не побоимся сказать о наболевшем. Разговор будет жестким и нелицеприятным, слабонервные могут закурить, товарища во втором ряду попрошу убрать диктофон.

 

Вопросов много, поэтому по порядку.

Первое. Квартирный вопрос. Классик прав, квартирный вопрос нас испортил.

Транспортный вопрос окончательно покалечил. Факт, как говорится, налицо, результат каждый день с удивлением обнаруживаем в зеркале.

Продовольственный вопрос приучил есть и пить всякую гадость.

Национальный вопрос временами отвлекает от первых трех.

Половой вопрос периодически мешает национальному.

Наконец-то решен, говорят знающие люди, политический вопрос. Правда, отдельные беспартийные граждане часто путают политический вопрос с половым. Но это не удивляет, ибо к обоим применима известная фраза о верхах и низах: сверху лень, снизу жмет.

Кто виноват, неизвестно. Что делать, непонятно. Эти два извечных вопроса свернулись в загогулину: «Доколе?» Наука молчит. Говорит старинная народная мудрость: без бутылки не разберешься.

На сегодня, товарищи, ясно одно: мы решаем вопросы, значит, мыслим, а следовательно, существуем. Что само по себе уже звучит оптимистично.

 

В связи с вышесказанным на повестке дня остаются два вопроса: «сколько брать?» и «кого пошлем?» Ставлю на голосование в порядке поступления.

Не сомневаюсь, наши поистине народные избранники с честью справятся с оказанным доверием.

А теперь, товарищи, о самом главном, о том, что из года в год никаких сомнений не вызывает.

С Новым годом!

С новым счастьем!

С легким паром!

Вопросы есть? Вопросов нет. Прошу к столу.

ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

Мне жена говорит:

— Чего сидишь-то? Придумай, наконец, что-нибудь, заработать побольше как-то, подсуетиться там где-то.

Ну, вот откуда у них это, «чего сидишь»? Да не сижу я. Я вообще лежал, и тоже, между прочим, не о ерунде думал. В мире вон какая раскоряка, а тут еще глобальное потепление. А в стране что творится? Переживания же одни. Это все на кого?

 

Стал я о деньгах думать. И какой парадокс выполз, о потеплении легко было думать, а о деньгах тяжело чего-то. Заскучал я.

 

У жены условия задачи уточняю:

— И чтобы не воровать?

— Посадят!

— И чтобы взятки не брать?

— Статья.

— И не давать?

— Нет.

 

Тупик, твою мать! Снова думал, думал. Ничего на ум не идет! Да у меня всегда так было. Вот в юности, помню, стихи читать под дождем, звезду с неба достать — это пожалуйста. На четвертый этаж по водосточной трубе — тоже за милую душу. А вот по расчету жениться — не моё это. Как начинаю считать — минус получается. У меня в школе с математикой всегда не особо было. Так и женился по любви. Глупо, конечно. Маюсь вот теперь. Двадцать лет уже... ду-умаю!

 

Устал я думать, заснул. И приснился мне сон, будто придумал я чего-то, и заработал все деньги, какие только можно было. Отдал их жене, а она говорит:

— Ну, ладно, на первое время хватит. Давай дальше думай.

Разозлился я и проснулся. Вот дурак, зачем все отдал? Даже заначки не оставил. Такое только во сне привидится. Стал вспоминать, чего же это я в начале придумал. А уже и забыл, так расстроился. Вот, твою мать-то еще!

 

Снова задремал, и снова сон мне снится. Будто мы в доисторические времена в пещере живем. А я с охоты только что, мамонта принес. Устал как черт. Только отдохнуть на диване с газетой прикорнул, жена тут как тут:

— Чего сидишь? Сходил на охоту, прогулялся на свежем воздухе, и сразу за газету. А я тут не разгибаясь! Придумай что-нибудь, сколько можно в двухкомнатной пещере вчетвером жить?

Я молча газету отложил, дубину взял, пошел к соседней пещере, там медведь саблезубый жил. Медведь на меня посмотрел с опаской, и спрашивает человеческим голосом:

— Ты чего это сегодня какой? Не боишься меня больше, что ли?

— Извини, — говорю, — меня жена послала. Квартирный вопрос, ничего личного. Так что превед.

— Ну, если жена послала, — говорит медведь, — тогда трындец! Я тогда лучше сам уйду.

И ушел. Переехали мы в новую пещеру. Тут жена совсем сбесилась. То ей мебель новую подай, то машину стиральную, то ванную кафелем выложи. Умаялся я. От усталости и проснулся.

 

Надо же, думаю, сон-то в руку, так ведь оно и было. Если бы не женщины, мы бы до сих пор в пещерах «Голубой огонек» смотрели. А сейчас: «Не родись красивой» на плазменном экране, пиво в холодильнике, фастфуд в микроволновке. Прогресс!

 

Мужикам-то много ли надо? Выпили, закусили, кто кого больше уважает, выяснили, сели футбол смотреть. А женщина, ей же футбол как мухе валенки, ей же прогресс покоя не дает. У ней, если мужик по нужде на минуту присел, уже свербит. Их же так и называть стали: желанные. Оттого, что одни желания у них. Вот они по своему желанию нам постоянно новые задачки и подкидывали. Сегодня ты ей корыто, завтра избу, а послезавтра дачу на Рублевке и виллу на Канарах.

 

Между мужиками опять же здоровая конкуренция развернулась. Женщина не туда посмотрела — дуэль, не тому мигнула — война. И оглянуться не успели, как уже не дубина, а боевая машина пехоты. Прогресс, понимаешь. А стал бы Эдисон лампочку Ильича изобретать, если бы жена не замучила? Всю плешь ему, поди, проела, сколько на свечи тратить приходится.

 

Вот так постепенно, с нуля все и развивалось. У мужиков мозг, у женщин запросы. Ведь, в самом деле, если б мы с самого начала умными были, разве стали бы женщин слушать? В итоге человечество и разделилось на две половины — одна теперь умная, вторая, для гармонии, прекрасная.

 

Я, как все это понял, сразу успокоился. Уж я-то для своей прекрасной половины, да не придумаю?! С тем и уснул.

 

Сейчас книгу пишу. «Как перестать сидеть и начать придумывать что-нибудь». Неплохое название, по-моему.

ТРЕБУЕТСЯ МУЗА

Раньше я стихи писал. Любил, знаете ли, вечерком, да под ликерчик срифмовать пару строчек. Пушкина из меня, понятное дело, не получилось, но пару книжек издал. За свой счет. Журналы тоже частенько брали, и песенники все меня знали. А что, мне гонораров не надо, выпить-посидеть с хорошим человеком, вот и гонорар.

Только стал я замечать, что процент ликера на один печатный знак как-то незаметно расти стал. И порыв уже не тот, и рифма с трудом пристегивается. Тут и дураку ясно — ушла муза! Оно и понятно, муза — дама ветреная.

Вот раньше, помню, увижу прекрасную незнакомку в трамвае, локоточком ее нечаянно задену, и — бегом строчки рифмовать. А сейчас смотрю на жену с тещей, и не знаю, то ли рассказы юмористические начать писать, то ли уж сразу замахнуться на триллер «Вопли из преисподней».

Сел я тогда и напечатал объявление. «Уставшему поэту требуется муза. Работа на дому. Опыт обязателен». Подумал и добавил «не гербалайф». Внизу телефон написал, все как полагается. Назавтра расклеил по всему городу, сижу, жду.

Через час звонок.

— Алло, это вы объявление давали?

— Да, — отвечаю, — я. А вы муза?

— Вообще-то я Муза Генриховна, но для вас можно просто Муза.

— А сколько вам лет, простите?

— Ну, вы знаете, как-то неловко об этом говорить, скажем так, я дама бальзаковского возраста.

— Нет, — говорю, — не пойдет. Бальзак, он ведь прозу писал, у прозаиков свои тараканы в голове. А нам, поэтам, свежесть чувств подавай и все такое. Лирика называется, если слышали. Так что извините.

Только трубку положил, опять звонок.

— Это вы музу хотите? — и голос такой томный.

— Да, — отвечаю, — очень даже хочу, просто невтерпеж уже.

— Тебе повезло, малыш. Всего сто баксов в час и я твоя.

— Да я, — говорю, — еще ни разу за это не платил.

— Значит, я буду у тебя первая. Тебя это возбуждает? Говори скорее адрес, проказник!

Прикинул я, это почем же мне строчка обойдется и говорю:

— Дороговато получается, барышня, за вдохновение.

— Дешевле на вокзале поищи, а на халяву сам себя вдохновляй, козел! — и трубку бросила.

Расстроился я, но чайку попил, успокоился. Снова звонок.

— Здравствуйте, я ваше объявление увидела...

А голосок приятный, родной какой-то, у меня аж сердце екнуло, неужели нашел?

— А какая вы из себя, — спрашиваю, — опишите.

— Я, — говорит, — блондинка 90-60-90 с голубыми глазами, очень скромная и романтичная. Обожаю прогулки под луной и поэтов серебряного века.

— Замечательно, — отвечаю, — очень вы мне подходите.

И тут из трубки голос жены как заорет:

— Ах ты, кобель старый, подходит она ему! А я-то тебе чем же не подхожу? Иду из магазина, смотрю, чего это наш телефон на заборе болтается? Ты у меня не то, что до девяноста, ты до шестидесяти не доживешь! Вот как чуяла, новую сковородку купила. Сейчас домой вернусь, я тебя вдохновлю по самое не хочу. А объявления чтобы сейчас же сорвал, пастернак хренов!

С тех пор я и пишу юмористические рассказы. А куда деваться?

 1    5    4    3    2

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com