ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ЗАТЕИН


 1    5    4    3    2

Ё!

Мне тут сын на днях диск подарил. «Русский рэп» называется.

— На, — говорит, — батяня, просветись. Не все тебе попсу слушать.

Ну, я послушал вечерком, просветился. А что, мне понравилось. Как акыны в старину, только вместо балалайки ударные: тым цыпы-цыпы-цыпы-тым. Что вижу — то пою, то есть говорю, то есть декламирую, если по-научному. Забавно.

 

Наутро встал, в порядок себя привел. Прихожу на кухню. Теща у плиты топчется. И не знаю, чего на меня нашло, только вдруг выдаю:

 

— Завари мне, теща, кофе. Ты должна мне помочь.

Я не выспался сегодня — ты храпела всю ночь.

 

Теща на меня глаза вытаращила, рот раскрыла. А меня дальше несет:

 

— И колбасные обрезки не кроши в сковороду,

все равно твои омлеты не похожи на еду.

Ё!

 

Теща пальцем у виска покрутила:

— Говорила я дочери, смотри за кого замуж выходишь, намаешься. И ведь как в воду глядела. А омлет мой не нравится, вообще голодным останешься, придурок. Может, поумнеешь немного.

 

Обиделась опять ни за что. Ладно, думаю, бог с ней с тещей, что с нее взять. Что она в своей тещиной жизни слышала, кроме Верки Сердючки?

Поехал на работу. Прихожу, включаю компьютер, а на нем экран синюшный, как куры доперестроечные. Я кнопки потыкал, системник попинал — не фурычит, зараза! И как-то само у меня вырвалось:

 

— Это что за мазафака? Гнобят честных людей!

Я бы Биллу, если б встретил, навалял бы люлей,

я б его в окно засунул аж по самые по те,

прищемил бы тем окошком его мышку на винте.

Ё, блин!

 

Слышу, у меня за спиной шепоток какой-то странный пошел. Понравилось, наверное.

Через десять минут секретарша звонит. «Вас, — говорит, — к шефу срочно». Срочно, так срочно. Захожу в кабинет.

Шеф спрашивает:

— Как вы себя чувствуете?

— Замечательно, — отвечаю.

И вдруг опять, не пойму, откуда что взялось:

 

— Я пашу как папа Карло целый божий день,

а меня, как Буратино, точат все, кому не лень.

Но за бабки днем и ночью я работать рад.

Не пора ли, в самом деле, мне повысить оклад, ё?

 

Шеф говорит:

— Знаете что? Идите-ка вы, голубчик, домой, отдохните. А завтра в поликлинику сходите и на всякий случай обследуйтесь. И мне справочку принесите. В вашем возрасте надо уже и о здоровье подумать.

 

Пошел я домой. На скамейке парни сидят.

— Закурить не найдется? — спрашивают.

А я им:

 

— Никотин — это яд, никотин — это враг.

Ты запомни, кто курит — реально, дурак!

 

Они обалдели.

— Ни фига себе, дядя! А еще можешь?

— Да запросто, — отвечаю.

 

— Если лошади в вену вколоть никотина,

от того никотина одуреет скотина.

Будет ежик в тумане долго звать — не дождется.

Он от горя зачахнет, в одиночку сопьется.

Ё!

 

— Вау! — говорят. — Слышь, мэн, давай к нам на дискотеку зажигать. А что? Будешь Диджей Старпер. Пипл с тебя конкретно попрется.

 

— Нет, — говорю, — ребятки, спасибо на добром слове, только у меня еще картошка на огороде не копана, и ремонт на кухне опять же. Извините, пойду, мне обследоваться надо.

 

Пришел домой, лег на диван. Полежал немного, скучно стало. А чего лежать-то, что я, больной, что ли? Тут жена из магазина пришла. Я ей говорю:

 

— Эй, чувиха, раздевайся и смывай скорей свой грим.

А ну заваливайся в койку, полежим, поговорим.

 

Жена на меня косится, не понимает:

— Чего?

— Ё! — говорю.

Поняла.

 

А что возраст? Возраст новому не помеха. Не все горох в ягодицах, есть еще и порох в пороховницах. Вот, говорят, еще хип-хоп какой-то есть. Так что почудим!

Ёу!

С УВАЖЕНИЕМ, ВАШ

Никакого уважения вокруг. Отовсюду крики: «Требую уважения!» И кулаком в живот, пятерней в волосы. Спикер им:

— Уважаемые! Что творите-то? В зале заседаний!

 

Уважение...

 

Разливают в подвале:

— Да хоть бы они и сдохли!

Выпивают в подъезде:

— Ты меня уважаешь?

— Уж я тебя так уважаю, брат!

Один недавно выпил, больше не пьет, не ест. Они:

— Вася, как же мы тебя все уважали! Пусть земля тебе будет пухом!

 

Я, конечно, все понимаю: поздно пить боржом, когда грузины улетели. Но в бутылку «Абсолюта» почему из той же цистерны? Это мне за что, уважаемые?

 

Уважение...

 

У нас уважаемый один — тот, который в зеркале. А пейзаж вокруг — сплошь козлы и быдло. Стадо непотребное. Хотя, есть племенные. К этим со всем уважением:

— Подпись вашу поставьте, пожалуйста. Вот здесь в конвертике шерсти клок от меня. Благодарствую! Дай вам Бог здоровья!

 

Автовладельцы — отдельная песня. Симфония, в натуре.

Раньше он на метро за полчаса добирался, теперь на машине через пробки час ползет. Зато уважения огреб!..

— Эй, мутант! Куда на красный? Вали на хрен!

— А ты куда прешь, чувырло?

— Сам такой! Да пошел ты!

Добрался-таки, красный весь из машины вылез, на сигналку поставил. Подбородочек сразу вверх, спинку выпрямил. Тачка какая, все видали? Не хрен сорочий, уважаемый человек приехал.

 

В офис зашел:

— Здравствуйте, Машенька! («Расфуфырилась коза, подстилка офисная»).

— Добрый день! Здравствуйте! («Что, имбецилы залетные, опять груши околачиваем? Буй вам в этом месяце, а не премия»).

— Алло, Олег Валерьянович! Как здоровьице? А супруга? А детки? А договор наш? Подписали уже? Вот и чудненько. («Все, лох пархатый, попал ты на бабки»).

— Да, дорогая, хорошо, конечно, съезди в магазин. («Вот стерва, как же надоела, это сколько зарабатывать-то надо на тебя?»)

К зеркалу подошел. По волосам расчесочкой провел. Красавец!

 

Очереди наши — обожаю!

— Да я быстро, мне только спросить.

Вариант:

— У меня без сдачи. («А вы тут, чудачье без роду, без племени, хоть до второго пришествия стойте»).

 

Сантехников наших просто люблю.

— Уважаемый, мне бы унитазик поровнее поставить. Я заплачу.

— Не боись, хозяин. («Сойдет и так. Интеллигент вшивый! Сам, гнида, книжки пишет, а я тут над унитазом корячься»).

 

А вот здесь вы, уважаемый Николай, глубоко заблуждаетесь. Хотя, пардон! Что это я, в самом деле?

Слышь, Колян, ты ведь не просто унитаз ставишь. Ты пойми, Колян, унитаз — это же универсальный индикатор уважения. Он как праздник — всегда с тобой. Криво установил, это ты кого поздравил? Ты, Коля, за малым большое потерял, за нуждой философии не видишь. Так я тебе скажу. Общественный сортир, Коля, это лицо нации, а собственный грязный унитаз — твое ... хм! тоже лицо. И не надо мне про русскую душу. У нас книги читать на грязном толчке — тоже от широты душевной? Унитаз, он же, как тест на беременность. Две полоски на эмали — и сразу понятно, что за болезнь.

 

А то давай коля ятоже буду писать как бог надушу паложит атычитай. Так сойдет?

 

И, главное, взаимно ведь все.

— Эй, вы там, внизу! Электорат! Чупа-чупс почти неюзанный никому не нужен?

— Эй, вы там, наверху! Ворье! Да клали мы на вас с прибором.

— А наша партия ... а ваша партия...

— А наша партия вашу партию!..

И кирпичом в окошко.

 

Вот наш-то и говорит:

— Уважаю сделанный вами выбор. Спасибо за оказанное доверие. А теперь на первый-второй рассчитайсь! Ноги вымыть, грязными руками в рот ничего без спроса не тащить. Вперед к победе управляемой демократии шагом марш! Кто там блеет в строю?

 

С нами иначе нельзя. За это ему уважуха. Да просто респект!

 

Знаю, найдется не один:

— Это кто тут поклеп на нас возводит? Вот мерзавец!

И тут я, весь в белом:

— Да, я мерзавец. Мерзавчик. Мерзавушка!

 1    5    4    3    2

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com