ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена ВИНОКУР


ОЦЕНЩИК

(рассказ)

На прошлой неделе мой муж сошел с ума. Мало того, что он ни с того, ни с сего поехал в страховое агентство «Феникс», где застраховал нашу квартиру и всё её содержимое, так он ещё забыл предупредить меня о том, что в среду к нам придет оценщик! И вот, представьте себе, я возвращаюсь в среду домой с работы и с редким энтузиазмом приступаю к уборке квартиры: скручиваю в рулоны ковры, собираю по всему дому пожелтевшие газеты и рекламные проспекты, подбираю носки и майки сомнительной свежести, старательно сортирую всё это по кучкам в гостиной... И тут раздается звонок в домофон.

Я, конечно же, вздрогнула. И как рявкну:

— Кто там?

А мне такой ласковый баритон отвечает:

— Страховая компания «Феникс», оценщик.

Пока оценщик поднимался в лифте, я успела позвонить мужу, уточнить, действительно ли мы ждем в гости этого товарища, и высказать все, что я думаю по этому поводу.

— Приезжай, дорогой, и сам оценивай с ним своё барахло!— металлическим голосом велела я супругу.

— Но ты же знаешь, что я не могу. Я на работе, — ответил он и быстренько отключился.

И я пошла открывать дверь, в которую уже деликатно стучали.

На пороге стоял мужчина лет сорока, холеный, прилично одетый и неплохо пахнущий. Я сделала шаг назад, а мужчина, соответственно, шаг вперед.

— Ефим Боткин, оценщик. Можно — Фима.

— Светлана Василенко. Можно — Света, — сказала я и протянула ему руку.

Фимино рукопожатие было никаким. Этакая расслабленная ручонка с вялыми пальцами. После таких рукопожатий мужчины для меня умирают. И с Фимой ничего путного не выйдет, это я сразу поняла, но попыталась вести себя дипломатично.

— Вы уж простите, — сказала я, — у меня тут уборка в разгаре.

— Ну, да, — ответил Фима, перешагивая через ковры и газетные горы, деловито пробираясь к обеденному столу, — знакомая картина. Такое впечатление, что уборка — это перманентное состояние многих хозяек.

— Но у меня правда уборка, я даже не знала, что вы должны придти, как снег на голову, — забормотала я, сама себя ненавидя.

— Конечно, конечно, — ответил Фима, разгребая двумя руками неоплаченные счета на столе. Он очень ловко расчистил себе место и водрузил на него добротную кожаную папку. Из нее он извлек солидную стопку бумаг, просмотрел их, кашлянул и торжественно изрек: «Приступим!»

-— Давайте, — согласилась я, хотя этого явно не требовалось.

Фима посмотрел на меня довольно строго и сказал:

— Как говаривала моя первая учительница, давайте без давайте! Давайте договоримся: я задаю вопросы, Вы отвечаете. У меня ещё три виллы сегодня. Там работы — непочатый край.

Я выдвинула стул, села напротив и сказала:

— Поехали!

И мы поехали.

— Произведения искусства: оригиналы картин, статуэтки, бюсты имеются в доме?

— Да, — честно сказала я, — у меня оригинальный бюст, и вот эта картина — она настоящая. Куплена у художника. Называется «Лес».

— Фамилия художника?— спросил Фима.

Я подумала и призналась, что не помню.

— Понятно, — Фима пометил что-то в бумагах.

— Фирменные настенные, напольные, наручные часы есть?

— Есть, — сказала я, — но не фирменные.

— Понятно.

— Изделия из фарфора, золота, серебра, имеется в виду посуда, столовые приборы, имеются?

— Нет.

— Понятно. Ювелирные украшения из золота с бриллиантами и другими драгоценными камнями?

— Есть! — обрадовалась я.

— Несите, — велел Фима.

Пока я бегала в спальню за заветной шкатулкой, Фима приготовил прибор для проверки бриллиантов.

Я честно протянула ему мужнин перстень, свои сережки и кулон.

Фима долго тыкал прибором в перстень и, наконец, уверенно сказал:

— Мда, это не бриллиант. Обычный, видите ли, фианит.

Меня бросило в жар. Я почувствовала себя отпетой аферисткой.

— Мы не знали, — извиняющимся голосом сказала я, — это подарок. Тетя мужа подарила ему на какую-то круглую дату.

— Знаем мы этих теть! — подмигнул мне Фима.— Они и сами фальшивые, и бриллианты дарят такие же.

— Неправда, — вспыхнула я, — тетя у нас очень хорошая. Мы ее любим. И не только за бриллианты...

Но Фима уже не слушал, он увлеченно исследовал мои украшения. Пока он их тщательно изучал, тысяча мыслей пронеслась у меня в голове, а лицо покрылось красными пятнами. Я их не видела, но ощущала очень хорошо.

Наконец, Фима оторвался от прибора и подытожил:

— А это бриллианты. Не бог весть какого размера и чистоты, но тем ни менее...

Мне полегчало.

Потом Фима нумеровал и описывал все мои золотые безделушки, потом он их фотографировал, потом спросил:

— Это всё?

— Всё, — сказала я.

— Вы уверены? — настаивал Фима.

— Абсолютно,  — упрямилась я.

— А вот и не всё! — воскликнул Фима и усмехнулся.

Я опять покрылась чем-то похожим на аллергическую сыпь.

— Что вы имеете в виду?

— Колечко обручальное снимите, — строго сказал Фима.

— И зачем это, позвольте узнать? Проверить, не обманул ли меня муж в день свадьбы?

— Нет, оно должно быть описано и сфотографировано на тот случай, если Вы его потеряете и потребуете от компании компенсацию.

И тут меня прорвало.

— С чего это я должна его терять? — возопила я, — я и не снимаю-то его никогда, и, если хотите знать, я и не теряю-то ничего никогда, я вообще супер-организованная, у меня везде и всегда полный порядок...

Фима посмотрел на меня внимательно и немного сочувственно, потом тихим голосом, почти ласково сказал:

— Верю. Охотно даже. Но, знаете ли, мало ли что бывает? У меня одна клиентка сильно похудела, например, и колечко обручальное соскользнуло с пальца в море. И с концами. Давайте, Светочка, снимем колечко...

Я сдернула кольцо с пальца и швырнула на стол. Фима внес его в протокол, сфотографировал, вытер лоб носовым платком и вкрадчиво сказал:

— А теперь мы с вами пройдемся по всем комнатам ,и оценим все, что в них есть.

Сил на сопротивление у меня не было. Мы ходили по комнатам, и Фима описывал и оценивал шторы, шкафы, покрывала и люстры.

В конце концов, мы вернулись в гостиную. Фима попросил меня расписаться на разных бланках, сложил все аккуратнейшим образом в свою папку и, стоя уже в дверях, произнес заключительный монолог.

— Собственно, не было большой необходимости все это страховать, но в целом бывает всякое. И кроме банальных взломщиков, которые вряд ли придут к вам, есть ещё масса других опасностей. Например, пожары, землетрясения. Именно на такие случаи и делается страхование. Компания «Феникс» поможет вам в случае необходимости возродиться из пепла!

— Конечно-конечно, — устало сказала я и раскрыла дверь, — спасибо вам, Фимочка.

— Да, чуть не забыл, — спохватился Фима и, вытащив из наружного кармана папки визитную карточку, протянул её мне, — если будете делать крупные покупки, как-то: дорогую аппаратуру, украшения, фирменные вещи, немедленно звоните мне.

— Не думаю, что в ближайшее время, — сказала я.

— Понимаю. Но, знаете, всякое бывает. Немедленно звоните, сообщайте, вызывайте меня. Все должно быть описано, внесено в протокол и оценено.

— Непременно! — пообещала я.

 

Уборку я закончила ровно в полночь. Гудела стиральная машина. Свежий ночной ветер раздувал занавески. Все домашние уже спали. Я поправила подушки на диване в гостиной, заглянула в комнаты к детям. В доме было уютно и спокойно. На обеденном столе блестела золотым ободком визитная карточка. «Какое счастье, что у нас теперь всё застраховано», — подумала я и бережно положила визитку в записную книжку. На всякий случай.

2007 г.
«Никаких проблем». «Центр» «Дом» — «Оценщик»

Рассказы. 2008 г.Эссе на II сайтеСтихи

Об авторе. Содержание раздела

Авторский раздел на форуме

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com