ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена ВИНОКУР


ОТРАВА ДЛЯ ТАРАКАНОВ

рассказ

 

* * *

 

Зиночка была пчёлкой. Она и внешне походила на пчелу: маленькая, рыжеволосая, кареглазая. А уж по трудолюбию, пожалуй, превзошла бы любую. Зиночка с детства обожала стряпню, постирушки, а когда выросла и вышла замуж, проявила незаурядные способности. День и ночь кружилась она по дому, весело жужжа, то есть напевая.

Не покладая рук, убирала, готовила, гладила, ухаживала за румяными двойняшками — Аннушкой и Левушкой, в пластиковые коробочки укладывала обеды на работу любимому супругу, Борюсику. Устраивала вечеринки и праздники. Как ловкий жонглер, орудовала разноцветными тряпочками и губками. И все у нее горело-блестело, и все получалось, и никогда она не ныла и не жаловалась. Пока подруги (а подруг у Зиночки было много) яростно пилили ногти, раскрашивали лица воинственным макияжем, как индейцы, вышедшие на тропу войны, заводили шашни на стороне и постоянно сетовали на то, что быт заедает, Зиночка чистила окна, жарила телячьи котлетки, заплетала косички Аннушке, шила бархатные штанишки Левушке и по ночам гладила Борюсикины сорочки. Порхала по дому, украшала и хранила свое гнездышко. Мужья подруг приводили Зиночку в пример: вот где образцовая мать и жена, отличная хозяйка, интересная женщина с ровным характером, с устойчивой психикой и всегда хорошим настроением. С годами подруг поубавилось.

Когда двойняшкам стукнуло по двадцать, они разлетелись. Аннушка познакомилась через Интернет с американским бизнесменом и успешно вышла за него замуж. Левушка уехал учиться в Лондон.

На Зиночкино сорокалетие Борюсик преподнес ей неожиданно-странный подарок: он сообщил ей, что уходит к другой женщине. Зиночка по привычке выгладила свежевыстиранные рубашки и собственноручно сложила все вещи Борюсика в большой семейный чемодан. Борюсик никогда не умел паковаться.

Поначалу, оставшись одна, Зиночка по инерции продолжала греметь кастрюлями и манипулировать цветными тряпочками, у каждой из которых было свое собственное назначение: для кухонных шкафчиков, для зеркал, для дверных ручек и так далее... Но работы в доме становилось все меньше, и ровно через год Зиночка осознала масштабы своей человеческой трагедии. Она так и сказала Тамаре, последней из оставшихся подруг.

— Моя жизнь потерпела полное фиаско, Тамарочка.

— Почему ты так решила? — без особого интереса спросила Тамара, активно перерабатывая куриную отбивную с жареной картошкой.

— У меня на кухне завелись тараканы, — без пафоса, но с легкой ноткой трагизма, ответила Зиночка.

Тамара расхохоталась. Она была старая дева, отродясь не умела ни убирать, ни готовить, любила поспать и поесть (особенно у хлебосольной Зиночки), и в принципе была вполне довольна жизнью.

— Глупости, Зинуль! — сказала она, надкусывая хрустящий огурчик домашнего засола, — Ерунда это — тараканы на кухне! Главное, чтобы в голове их не было.

 

* * *

 

По ночам тараканы выходили из своего убежища. Казалось, что они заполняют весь дом. Они шевелили длинными усами, стучали ими по полу, обнюхивали и трогали вещи.

На самом деле, их было не так уж много: одна многодетная семья. Самой беспокойной была мать-тараканиха. Она не ходила, а бегала. Большими кругами. Отец был довольно апатичен. Он во всем подчинялся матери, но двигался медленно, достойно. Дети вели себя, как дети. Пищали, толкались, ссорились и мирились. Мать-тараканиха была неспокойна, она предчувствовала беду. В этом шкафу, полки которого были покрыты плотной яркой бумагой для упаковки подарков, матери было неуютно. Слишком тихо и сухо. Нет, они, конечно, не голодали: еды было вдоволь в мусорном ведре, на полу когда-никогда можно было наткнуться на вкусную крошку, на полках стояли крупы и сахар, но что-то подсказывало матери,что это плохое жилище, что его надо менять.

Однажды ночью она встретилась на кухне с хозяйкой. Тараканиха ещё издали услышала ее шаги. Она надавала оплеух разбушевавшимся без причин детям и велела отцу увести их в шкаф, а сама осталась. Посередине кухни. Так, что ее нельзя было не заметить. Хозяйка, не включая свет, раскрыла холодильник, стала что-то искать, перекладывать какие-то пакетики с места на место. Тараканиха немигающим взглядом смотрела ей прямо в затылок. У женщины были рыжие волнистые густые волосы. Они казались ещё ярче в темной кухне от подсветки, которая шла из холодильника. Женщина потрогала затылок рукой, нажала на него, сделала несколько круговых движений, как бы массируя. Потом замерла на секунду и, не закрыв холодильник, резко обернулась. Она почувствовала взгляд. Тараканиха сидела чуть дальше того места, куда падал электрический свет. Но женщина увидела ее сразу. Рыжие волосы шевельнулись у нее на голове.

— Что ты здесь делаешь? — беззвучно спросила женщина.

— Живу я здесь, — нагло улыбаясь, ответила тараканиха.

— Ну и как, нравится? — с усмешкой спросила женщина.

— Не очень, — честно призналась тараканиха.

— Это ещё почему? — женщина искренне удивилась.

— Прохладно ночами, — сказала тараканиха, — боюсь, дети простудятся.

— Поищи более теплое место, — сухо посоветовала женщина.

— Я знаю такое место. В нем будет и тепло, и мягко. В твоих волосах, в твоей голове, — ответила тараканиха и скользнула в щель дверцы кухонного шкафчика.

 

* * *

 

Они стали встречаться каждую ночь. Зиночка познакомилась со всем семейством. Она все хотела пересчитать детей, но никак не могла: их было то шесть, то восемь. Впрочем, возможно, появились новые отпрыски, а кто-то из старых простудился и умер. Зиночка была не сильна в тараканьей жизни с научной точки зрения.

Тараканиха смотрела с вожделением на Зинины пышные волосы. Таракан-отец был безразличен, он только и ждал команды вернуться в шкаф.

Наступила осень. Зарядили нудные серые дожди. На семейном совете было решено переселяться в Зинину спальню. В тот шкаф, где хранились подушки и одеяла. Отец-таракан пытался протестовать. уходить зимой из кухни, в которой еда, просто самоубийство. Тараканиха выставила на него бесцветные глаза и сказала:

— С ума ты сошел! Какая еда? Она уже и не готовит ничего, и не греет. Дети три дня назад пожрали последние крошки. Но здесь мы раньше умрем от холода, чем от голода. А там, в спальне, у нее пуховые одеяла и подушки, и ее дыхание, и рыжие волосы...

 

* * *

 

Зиночка проснулась и поняла, что произошло что-то ужасное. Она лежала, умышленно не открывая глаза, прислушиваясь к монотонному шуму дождя, представляла, как по окну текут серые толстые струи грязной воды, оставляя неровные полосы на поверхности стекла. «И бесполезно мыть, ничего не поможет, никогда стекло не станет сухим и блестящим, никогда», — подумала Зиночка, раскрыла глаза и вскрикнула: прямо напротив, на бывшей подушке Борюсика, сидела тараканиха и протягивала тонкие усы в Зинину сторону.

 

* * *

 

Вечером, вымокшая до нитки, прибежала Тамара. Зина заварила чай, нашла в холодильнике остатки сыра и масло, неумело накрыла на стол.

— Ну и напугала ты меня, Зина! В шесть утра звонить с сообщением, что в голове завелись тараканы! Ну, ты даешь! Заикой можно стать, честное слово!

Зина помешивала ложечкой остывший чай. Она понимала, что нет никакого смысла рассказывать Тамаре историю тараканьей семьи. Но чтобы хоть как-то оправдаться перед подругой, которой позвонила ни свет, ни заря, вяло сказала:

— Понимаешь, я проснулась, а на Бориной подушке — таракан. Приснилось, наверное.

— Ну, вот что, — Тамара решительно раскрыла свою необъятную потертую сумку,— мы в каком веке живем? Вот тебе, дорогая, презент!

И Тамара извлекла огромный металлический сифон с отравой для тараканов.

 

* * *

 

Зиночка долго изучала инструкцию. Больше всего ее привлекла надпись огромными красными буквами: «ОГНЕОПАСНО!»

Она взяла отраву с собой в спальню, откинула одеяло, легла в постель, зажмурилась, нажала на крышечку пульверизатора и с ног до головы обдала себя густой струей с нестерпимо-резким запахом. Потом наощупь открыла ящик Бориной тумбочки, нашла старую зажигалку и поднесла маленький голубой огонек к своим волосам.

ПОДСЛУШАННЫЕ ДИАЛОГИ

 

* * *

 

Она:

— Милый, почему ты не надел шарф?

Он:

— Дорогая, на улице плюс 14.

Она:

— Да, но ты забыл, что в Киеве сейчас морозы.

Он:

— Я помню. Шарф лежит в сумке, которую я беру с собой в самолет. Как только мы приземлимся, я его достану и надену.

Она:

— Простудиться легче легкого! И весь отпуск полетит в тартарары, поэтому будет лучше, если ты уже сейчас наденешь шарф.

Он:

— Дорогая, но в электричке работает отопление!

Она:

— Ну и что? Мы-то летим в Киев, а там сейчас морозы...

Он молча достает шарф из сумки.

 

* * *

 

Она:

— Господи, как я устала!

Он:

— Ничего, милая, через полтора часа мы уже будем дома.

Она:

— Да, всего ничего, если учесть, что я не спала почти четырнадцать часов!

Он:

— Попробуй сейчас немного вздремнуть!

Она:

— Интересно, как можно спать сидя? И потом здесь страшно жарко!

Он:

— Сними куртку.

Она (неохотно снимает куртку):

— Все равно жарко! Сделай что-нибудь!

Он:

— Я ничего не могу сделать. Здесь централизованное отопление.

Она:

— Кого интересуют эти детали? Мне жарко, я не спала четырнадцать часов, сделай же что-то!!!

 

Он встает и уходит. Видимо, искать ответственного за отопление в поезде.

 

* * *

 

Она(роется в сумочке):

— Не могу понять, где наши авиабилеты?

Он:

— Не спеши. Сядь. Смотри внимательно!

Она:

— Их нет! Их здесь нет...

Он:

— Может быть, ты положила их в чемодан?

Она:

— Нет, я точно помню, что положила их в сумочку.

Он:

— Но их там нет?

Она:

— Нет. Ну, что ты сидишь? Открой чемодан!

Он снимает с полки и открывает огромный чемодан.

Они склоняются над чемоданом, начинают перебирать в нем вещи. Чемодан полупустой. Билетов в нем тоже нет.

Он:

— Почему ты не взяла мой спортивный костюм? Я же просил!

Она:

— Я его приготовила, но скорее всего забыла на стуле.

Он:

— Ты вообще ничего не взяла! Смотри: пустой чемодан! В чем я буду две недели ходить?

Она:

— А ты что, летишь куда-нибудь? Вряд ли. Билеты я приготовила, но скорее всего забыла на столе...

 

 

Если бы я была мужчиной, задушила бы этих дам, думаю я и выхожу на своей остановке. Меня встречает муж. Я сажусь в машину и говорю ему, пытаясь навести порядок в сумочке:

— Господи, я устала, как собака! Почему ты так легко одет? Всего четырнадцать градусов, не лето ещё! Подожди, я кажется, потеряла кошелек...

2008 г.
«Лес нарисованный ». «Затянувшиеся каникулы Зигмунда» — «Отрава для тараканов». «Подслушанные диалоги» — «Тысяча жизней»«Старая квартира»«Сто первый»
«Разница во времени». «Маленькие радости жизни». «Царица Савская».

Рассказы, 2007 г.Эссе на II сайте

СтихиОб авторе. Содержание раздела

Авторский раздел на форуме

Заказ и доставка карьерного и речного песка песок-в-самаре.рф.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com