ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена ВИНОКУР


Об авторе. Содержание раздела

2008 г.

 

 

* * *

Я отдаю себе отчёт,

что жизнь безудержно течёт

сквозь пальцы. Задом наперёд

промчался день.

 

Я ворошу вчерашний тлен:

любовь ушла, и что — взамен?

Мелькнет ли лучик перемен?

Удача — где?

 

Брожу вдоль моря. На краю

отчёт себе я отдаю.

У правды — честные глаза,

а в них — слеза.

 

Но я дождусь: в конце концов,

фортуна повернёт лицо,

сама себе отдаст отчёт,

подставит крепкое плечо.

И я, влепив ей «незачёт»,

закрою счёт!

 

 

* * *

Очаровательно легки

мои духи, светлы стихи

и даже мелкие грехи

отпущены давно.

И жизнь, ей-богу, хороша.

Так отчего, едва дыша,

Летит, как бабочка, душа

На илистое дно?

 

 

Вулкан

 

Отведав зла, познав добро,

Отдав чертям и Богу душу,

Пройдя последнее удушье,

Я снова превращусь в ребро

На теле мёртвого Адама.

Затихнет ветер в небесах,

Когда, вернувшись в землю, прах

Взорвёт безмолвие вулкана.

 

 

Капля

 

Отчего всё дороже, алмазней

с каждым годом на линии жгучей

капля влаги? И солью колючей

растворяется в море звезда?

 

Я однажды дождусь этой казни:

прилечу безымянной кометой

в бесконечное пряное лето

и на дно упаду навсегда.

 

Задыхаясь от горькой отваги,

(только б силы мои не иссякли!),

грациозным движением капли

окажусь на дрожащем песке,

 

чтобы капельку солнечной влаги

безутешные волны ласкали,

повторяя в глубокой печали:

«Жизнь — мгновение на волоске...»

 

 

Врата

 

У Царских врат,

у Судных врат,

у замурованных ворот

в плену сомнений: это — вход?

А может быть, наоборот —

как облегченья выдох —

столь долгожданный выход?

 

Пере-ступить,

пере-шагнуть,

за солнечным лучом скользнуть,

под ангельское пение

пройти врата Смирения.

 

И став смиренней во сто крат,

встречать закат,

любить восход

у Царских врат,

у Судных врат,

у Золотых ворот.

 

 

ГОРОДА

(две части триптиха)

 

Город, которого нет

 

Вот и город, который на карте стёрт,

А из памяти вычеркнут навсегда.

Посмеялся ангел, попутал чёрт,

Для чего меня занесло сюда?

В этот город сумрачного огня

(У свечей поминальных — неярок свет).

Здравствуй, город-призрак, где у меня

Ни лица, ни голоса больше нет.

 

Город, который есть

 

По венам города течет густой бензин.

В гортани стынут крики, в сердце — тени.

В безумстве уличных переплетений,

Среди застывших небоскребов-льдин,

Коварная, крадется пустота,

Замеченная кем-нибудь едва ли.

На стареньком заплаканном вокзале

Ждет поезда мой город-сирота.

.................................................

 

Раскаленный Тель-Авивский эскиз

 

На раскаленных камнях Тель-Авива

Стройные пальмы растут горделиво.

Воспламеняются тучи-овечки

От небоскребов горячих как свечки.

На раскаленных углах Тель-Авива

Пенится темное крепкое пиво

Греется море в огромной лохани.

Даже вода закипает в стакане...

И, раскаляясь, ветра Тель-Авива

Перегоняют пески торопливо.

 

Времени капли плывут сиротливо

В каменном городе без перерыва*.

 

* Тель-Авив переводится как «холм весны», а еще его называют «городом без перерыва», что не случайно, потому как ночная жизнь Тель-Авива не менее разнообразна и насыщенна, чем дневная. Это крупнейший город Израиля, деловой, промышленный и культурный центр.

 

 

В глубине души

 

На самом деле, в глубине души

Мне безразличны звонкие гроши,

Красивые холодные слова

И экзотические острова.

 

На самом деле, в глубине души —

Качаются от ветра камыши,

Озёрная вода слегка дрожит,

И стрекоза прозрачная кружит.

 

Пусть посторонним взглядам не видна

Таинственная эта глубина.

Непознанная, странная она

Одна границ не ведает и дна...

 

Перерождаясь в тишине ночной,

Душа с неизмеримой глубиной

Мне снова дарит мир забытый, где

Я — лилия на солнечной воде.

 

 

* * *

Знаю — когда унесутся из памяти

cиние заводи, белые скатерти,

дождик грибной, попрошайка на паперти —

звезды-чаинки взметнутся на дне

неба остывшего в чашке фарфоровой,

aнгел-хранитель прошепчет: «До скорого...»

и напакует удачи с три короба

мне, неродившейся. Будущей — мне.

 

 

Мы где-то уже встречались...

 

Мне кажется, мы где-то уже встречались.

В санях по снежному полю однажды мчались.

Мы на качелях в тенистом саду качались.

В таверне пили отравленное вино.

Друзьями были? Любовниками? Врагами?

Благословенна память! Но между нами —

Времён землетрясения и цунами.

И хорошо, что вспомнить нам не дано,

Как наши лица тысячу раз менялись.

 

...Мне кажется, мы где-то уже встречались?

 

 

Воспоминание о будущем

 

Игра огня в стареющем камине,

Осенних листьев сумрачный полет,

Пересечение горящих линий

На небе...

 

А теперь наоборот —

Мы больше не листаем осторожно

Воспоминанья. Мы летим сейчас

За будущим ! Которое, возможно,

В который раз переиграет нас

И унесется с ветром суматошным

Так далеко, что станет нашим прошлым —

Тоской огня в стареющем камине...

 2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13 

Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

https://violahouse.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com