ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена ВИНОКУР


Об авторе. Содержание раздела

2008 г.

 

 

Елена Винокур.  «ПО ЗАКОНАМ ЛЮБИМОГО ЖАНРА».

Сборник стихов.

Симферополь, издательство ДОЛЯ.

Октябрь 2008

 

 

Мышка

 

Моя обученная мышка —

игра, иллюзия и вспышка

надежды в сумрачной ночи.

 

Моя откормленная мышка,

она затеяла интрижку —

не жалует мои харчи!

 

Моя зажравшаяся мышка

твердит, что от стихов отрыжка,

а в прозе вовсе вкуса нет!

 

Ей нужен сыр! Всё это слишком,

нельзя жевать без передышки

литературу на обед...

 

Моя оптическая мышка

защёлкнет толстую задвижку

однажды за спиной моей.

Мне в мышеловку бросит книжки

и скажет: «Вымотала кишки!»

 

...Вот так и приручай мышей.

 

 

Гобелен

 

посвящается О.

 

Бывали дни, в которых мы с тобой

плели таинственные гобелены:

из тонких нитей и ажурной пены,

из музыки, обнявшейся с волной,

из тысячи несбыточных желаний,

которые, как лебеди, уплыли.

А в центре мы — трагически застыли

с изяществом античных изваяний.

 

Дождливые мысли

 

В первом осеннем дожде столько тихой сердечности,

вздохов и охов, и всхлипов, и радостной нежности,

что в прах рассыпаются мысли о неизбежности,

и вдруг появляются мысли о бесконечности.

 

Легкие струи стеклярус на листья повесили,

и задрожали слезинки поддельно-алмазные.

И появляются мысли слегка несуразные:

тусклые мысли о неотвратимой депрессии.

 

А в зеркалах отражается пьяная улица,

так опоили её ароматами мятными,

что появляются мысли совсем непонятные:

лужи, как люди. Они, расставаясь, целуются...

 

Может, прикрыться зонтом от случайного выстрела?

Гром разгулялся нахально и самоуверенно,

а у него-то патронов сегодня немерено,

как у меня нынче мыслей дождливых — немыслимо!

 

 

Город

 

Жуткий город, гордый монстр,

заплутавший дикий остров

в чешуе оград,

всё случится очень просто:

ты исчезнешь. Чёрный остов

понесет назад

по течению. К истокам.

В те края, где пахнет соком

финиковых рощ,

молоком, полынью, мёдом.

Там под низким небосводом

тяжелеет рожь.

И оттачивает скалы

дождь холодный и усталый.

И ещё никем

не замечен берег дальний.

Там — давно готовы камни

для ворот и стен...

 

 

В узком каменном коридоре

 

В узком каменном коридоре —

рукаве иерусалимского рынка —

притаилась забытая лавка

с удивительной вывеской — «ШЕРСТЬ».

 

Не скрипят заржавевшие двери,

И под слоем торжественной сажи,

близорукие, щурятся окна,

так хотят разглядеть пустоту.

 

Просто лавка закрыта навечно.

Скоропостижно скончалась хозяйка?

Или тучный бездетный старик

впал в маразм и забыл даже адрес?

 

Впрочем, всё это слишком трагично.

Проживает спокойно семейство,

занимаясь другими делами.

Ну кому нынче выгодна шерсть?

 

Необъятно-ажурные шали

и шарфы с бахромой бесконечной —

всё истлело, растаяло в прошлом.

Кто сегодня захочет вязать?

 

И клубки туго скрученной шерсти

(ни купить, ни продать не успели)

покрываются пылью — глазурью,

превращаются в деликатес

для ленивой откормленной моли.

 

Только старый паук-трудоголик

вяжет, вяжет свою паутину,

оставляя последнюю точку

на табличке с названием

«ШЕРСТЬ».

 

 

* * *

Когда развитие сюжета —

ни то, ни сё, ни та, ни эта

совсем не выражена нить,

Интриги нет и нет секрета,

вопрос оставлен без ответа —

не получился, стало быть,

сюжет. И черт бы с ним!

В спектакле —

ни грамма правды и ни капли

ожесточённого вранья.

 

Спектакль посчитают пресным.

Не станет режиссер известным.

 

Но если это — жизнь твоя?..

 

 

Стишок на посошок

 

Когда тебе я, мой дружок,

прочту очередной стишок,

ты испытаешь легкий шок

и скажешь:

— Браво!

 

Но ускользнет печальный смысл,

растает как в тумане мыс,

зато отчетливая мысль:

«Стихи — отрава!» —

 

Пронзит до глубины души.

И ты попросишь:«Не пиши!

Стихами лучше не греши,

Какой в них прок?»

 

И мы до первых петухов

освободимся от оков

и обойдемся без стихов,

но на прощанье, мой дружок,

когда нальем на посошок,

я сочиню тебе стишок,

ну хорошо?..

 

 

* * *

Октябрь — ангел мой, сменивший зной

на тихую безоблачную милость.

Как в обмороке, солнце закатилось,

расплавленной медовою волной

окрасив голубой иконостас

небес, а в море — стаи легких рыбок.

Без мишуры предпраздничных открыток,

без длинных тостов и застольных пыток,

природа щедро поздравляет нас.

 

И снова возвращается домой

октябрь — ангел и хранитель мой...

 2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13 

Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com