ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Галина ВИКТОРОВА


ВАРКА КАШИ И ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

Мне 23 года.

Я счастливая женщина.

У меня есть собственная квартира. Однокомнатная. Комната 14 метров, не танцпол, конечно, зато кухня — 9 квадратов. И лоджия.

На лоджии дрыхнет главная составляющая моего счастья — Василий Андреевич Коновалов. Ему год с копейками. Шестьдесят одна неделя. Четыреста двадцать шесть дней и 16 часов.

А его брату или сестре — два месяца, с таинственного момента объединения двух кучек хромосом в нечто целое.

Сегодня я взяла направление на аборт.

 

Между прочим, квартира на окраине города, под самой крышей многоэтажки — это даже большее счастье, чем думают некоторые. Во-первых, Андреевич дышит экологически чистым воздухом. Во-вторых, тихо. А уж когда я прочитала, как с верхнего балкона кто-то кинул окурок и попал в коляску этажом ниже, я вообще возблагодарила судьбу. Хотя, откровенно говоря, благодарить следовало правительство. Это оно, сердешное, выделило моей бабушке скворечник в качестве жилплощади. Вероятно, провидчески предугадало, что жить там буду я, а мне пройтись наверх — по причине лифта-эпилептика — только на пользу, зарядка вроде. Так что есть и «в-третьих». Нам в кроватку только птичка может нагадить, а это не смертельно.

 

Василь Андреич — субъект уникальный. Мордаха толстая, некрасивая, глазки маленькие, волосенки реденькие, лопает как комнатный слоник, ходит с девяти месяцев (предмет моей особой материнской гордости). Короче, самый лучший, если кто не понял.

Когда родился, я все смотрела, смотрела на него и дурела. Ребята, вдумайтесь: это всё выросло из меня! Из того, что я ела, из того, что пила. Из того, чем я дышала. Выросло, как растут волосы или ногти. Это же часть меня, как может быть, что она лежит отдельно и шевелит руками-ногами без моего участия?

 

Однако в данный момент почти не шевелит. Только сопит в одеяло и губами тюпает. Надо бы шустро что-то сделать. Непонятно только, что в первую очередь: вымыть пол, сварганить кашу (да и взрослым бы не грех что-то сварить), постирать или погладить. Хорошо, что нет телефона, а то б я отвлекалась на болтовню и вообще бы ничего не успевала.

Расставим приоритеты. Варить, когда оно проснется, невозможно, убираться бессмысленно, стирать реально, в магазин сходим вместе, а глажкой займемся ночью. Значит, сгрудим игрушки в коробку, быстро проведем по полу тряпкой и бросим силы на кашу.

 

Наша Маша варит кашу.

Заодно Андрюхе щи.

И картошку мы почистим.

Кто бы вынес нам ведро.

 

Интересно вот, кто придумал назвать это садистское заведение женской консультацией? Женская консультация — это когда приходит Танька и спрашивает: «Машк, а что такое клитор?» и с уважением рассматривает карту-схему, которую моя рука изображает на полях газеты.

А в этом серпентарии в стотысячный раз выясняют, когда я начала половую жизнь и с какого возраста у меня менструации. Бдительно записывают. Хотела б я знать, куда стекаются эти данные, полученные от миллионов женщин? Это ж такая прорва драгоценнейшей информации. (Стоматологи вот никогда не любопытствуют про первый зубок. Лентяи и халтурщики. Надо им подсказать: пусть введут в карточках графу про оральный секс. И весело, и к зубам близко).

Выписали мне направление, даже не спросив: что, как, почему.

Я-то, наслушавшись программы «Здоровье», ожидала, что мне будут горестно пенять, жарко укорять, настойчиво отговаривать. Сказки, сказки. Главное запротоколировано: месячные с тринадцати лет. Можете идти, женщина.

Надо завтра съездить, подарить им мочи в баночке, дорогим женским консультантам.

 

Женщина, мда. А вот щи как у бабушки варить так и не научилась. Она кислую капусту на сале тушит, а я ленюсь. Мне б всё побыстрее. Удачно, что я не выскочила замуж раньше, мало, что готовить бы не умела, так еще и институт бы забросила.

Наши все сейчас разъехались, из одногруппниц в городе только Танька. Только она и приходит в гости, с этим — тоже повезло. Потому, что гости — это, конечно, здорово. Это килограмм мороженого, который съедается вдвоем легко и незаметно. Это мы лежим на полу, а мистер Коновалофф ползает между. Все смеются, всем хорошо. Но одновременно это — провал в домашней программе. Танька, без слов, помоет посуду. Но с ней непременно надо посидеть и выслушать, почему на данный конкретный момент не складывается ее личная жизнь. Или как она складывается. В какую именно трехмерную фигуру.

А если Таньку застанет дома Андрей — вечер загажен, потому что Андрей не любит, когда в доме посторонние.

 

Наша каша убежала.

Мы ее сейчас спасем.

И плиту бегом помоем,

Если в кране есть вода.

 

Андрей много что не любит. Домашние дела. Вчерашний суп. Непришитые пуговицы. Закрадывается подозрение, что он не любит и меня, поскольку именно в результате меня он имеет: домашние дела, вчерашний суп... не то, чтоб я отрывала пуговицы...

Котов не любит. А мне очень хочется завести кота, уютного, теплого, мурлышного. Я уже и имя придумала: Шурумбурумыч. По-моему, классное кошачье имя. Шуриком можно, если кратко.

Птичка чирикает. Звонок в дверь такой, чтоб Ваську не будил. Мама. Да, забыла сказать, я очень счастливая, у меня есть мама, папа и бабушка, хорошая семья, все завидуют.

 

— Ходила?

— Ходила.

— Взяла направление?

— Взяла. (Уфф... наберем воздуха...) Мам, я не буду это делать.

 

Господин Гоголь, вы лузер: вот где немая сцена. Правда, недолгая.

 

Пытаюсь мыть посуду. Как бы слух отключить? Отметим основные пункты обвинительной речи:

— Идиотка! (кто бы спорил) ... Нищету плодить!.... На какие шиши вы собираетесь? (согласна, шишей ни шиша)... Посмотри на свою зеленую рожу! (не без этого)... Твой дорогой Андрюшенька... (знакома с таким). Предохраняться надо! (нну?)... Мозги иметь!... А о Васильке ты подумала?... Тебе насрать на ребенка! (ля-ля-лям-пум-пум)... Плита грязная, неряха, бездельница, а туда же! (а плиту сейчас помоем)... На меня даже не надейся!..

Хорошо, что посуды скопилось много и можно стоять спиной.

 

Между прочим, я это все уже все слышала, ни одного нового тезиса. Почти месяц ежедневных повторов. Когда она выдыхается — на замену со скамейки запасных выходит номер девятый — бабушка. Она кричит громче и иногда плачет. Отец молчит, залег в нейтралитете с валидолом.

Сэр Коновалов в кои-то веки имеет сходные с тещей взгляды. Второй ребенок на пришитости пуговиц вряд ли скажется положительно. Коновалов, правда, аргумент «нищету плодить» не использует, он себя вполне видит главой семьи и кормильцем. Нынешняя зарплата ассистента не мешает ему перспективно мыслить.

 

Не кочегары мы не плотники,

Но сожалений горьких нет,

А мы научные работники.

И тихо лапу пососем.

 

Сзади хлопает дверь. Наверно, не понравилась мамуле песня, со слухом-то у меня никак. Наступила какая-то тварь на ухо. На оба. Наступила тварь и потопталася.... Черт, да плевать на эту плиту, постоит в каше, не развалится.

Лгут обольстители-мистики, никаких Караибских морей нет на свете...

Ушла, не оглядываясь. Видимо, материнский долг выполнен.

Глупая мысль, что она меня ненавидит.

 

Хорошо, что Василий Андреевич спит на лоджии. Воздух. Это полезно. Я повторяюсь? Тогда вот еще аргумент: когда на него посмотришь — понимаешь, что прыгать вниз никак нельзя. Либо вместе.

Я уже говорила, что счастливая? Так я еще и очень везучая.

Еще б вспомнить, солила или нет я эту гребаную кашу?

«За твоей спиной»«Письма в шестую палату»«Перестройка и ускорение. Версия Коноваловых»«Стеклодув»«Пленарный доклад на кухне». «ПДК по Ольгам»«Автоледи». «Немного о сюрпризах...»«О лете и ни о чем» — «Варка каши и параллельные процессы» — «Шур и Чурруша»«Таблетки от опозданий»«Отцовская доля»

Более поздние рассказы

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com