ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Нина ВЕДЕНЕЕВА


 1        4 

Софья Валерьяновна

Софья Валерьяновна жила в коммуналке, на Лялина, 7. Была она худая, с вытаращенными от болезни глазами, обвисшими губами. Ноги двумя неживыми тумбами отягчали ее. Если шла — волочила их за собой, если хотела лечь — не могла их поднять на кровать и спала всегда прикорнув, полусидя. Она так ждала меня, как никто, как мне кажется, вообще никто, как я всегда мечтала, чтобы меня ждали. Незаметно я полюбила это пугавшее сначала лицо — с тонкой кожей на виске и редкими волосами, связанными в дни хорошего самочувствия бантом.

А мы стали видеться ежедневно. Она ела, когда я прибегала. Я перечитывала тогда Чехова, говорили о Чехове. Помимо телесной тонкости, что-то внутреннее утончилось в ней до объема свечки. Пугливой и трепетной она стала очень. А за стеной все крутили «А ты такой холодный...», и варили борщи кастрюлями на кухне и жарили мясо. Соседи знакомились со мной через плюющиеся горячим жиром сковородки, лезли с половниками и сигаретами.

В молодости была она удивительной, что без соседских рассказов поняла я по фотографии. «Это я после гимназии, похожа?» — хитровато водила длинной как стебель, поднимающийся из ключиц, шеей. Руки висели как плети, тяжело поднимала она иногда большие кисти на колени. Мы обе с ней внутренне желали ее смерти, избавления от этих мук неуправляемого, разваливающегося тела. Мне все хотелось выпросить у нее эту фотографию. Сидела она там мечтательно, «во всем блеске молодости и красоты». И носик, и глаза, и густые волосы, и чудная в уголках рта улыбка. Она же уже давно не вставала. Положит голову на подушку — задремлет, я приду, включу свет — просыпается. День, ночь уже не различала. И никогда не лежала — не могла поднять ног.

Все это промелькнуло довольно быстро. За это время пропадал сахар, потом появился, но пропал стиральный порошок, а гречка так и не появилась, потом пропал валокордин. Но небо неизменно было прекрасно, и когда я вечерами сидела на тротуаре, ожидая трамвая — глаз не могла отвести от облаков.

Мы говорили о смерти — как бабушка когда-то рассказывала мне рецепт котлет. Серьезно и просто. Смерть в этот момент была такой же явью, как и темная мебель, окно с отцветшими лилиями, и четыре маслянисто-зеленых бутылки у батареи на полу.

Смерть сидела с нами рядом, положив руки на стол, и живо была заинтересована разговором.Она умерла внезапно. Был момент, когда она встала и ходила, и сама открывала мне дверь, у которой я простаивала часами, то звонила, то била. Она и супу поела в тот день, но какая-то была не своя. Соседи вызвали скорую и опять жарили, расхаживая тяжелыми ногами по кухне. А ей все было не то, не так, и вдруг приехала скорая, и врач выгнал меня из комнаты, хотя не понимал ни слова из ее разговора, тут же всадил ей укол, взял кровь, и начался ужас.

Ей стало не просто плохо, а «конец пришел». «Собирайте ее, — кричал врач, — выносите ее». И вынесли ее, рыдающую и обмочившуюся, босую, засунули в скорую, но по движению губ и руки ее я поняла, что она отходит и мы не довезем ее. И даже до врача дошло. Он пересел, погнал скорую, и потом они бегом мчали ее в реанимацию, как вдруг мне в коридоре после всего ужаса этого вечера стало тихо и хорошо, и тут тетка вынесла в узле ее вещи, я вышла на улицу, расспрашивая, где я, и натыкаясь на стены и машины, побрела желто-черными тоскливыми улицами, лепеча и пришептывая, как юродивая.

Жизнь вещей

Мне ужасно нравится то чудо, которое люди вершат с предметами. Как с приходом человека тихая жизнь предметов приобретает музыкальность. Ритм становится громче, напряженнее. Так птица бьется в руке, так бьется сердце влюбленного. Движения их приобретают смысл, и становятся не хаотичными и бесцельными, но определенными, гармонически стройными, почти архитектурой. Помимо движения, вещи приобретают понятие самих себя, собственного смысла, углубления. Когда входишь в нежилое помещение, они именно забыты. Лица их расстроены, и лбы морщинятся досадой. Но как светятся или грустят они, когда каждый день касается их человеческая рука, иногда (и чаще) причиняя боль, иногда лаская. Всегда оживляя.

Мне нравится их трогательная важность, достоинство маленьких трехкопеечных бутылок, положенных сверху на крышку белой кастрюли, и тонких бутылок, устремленных вверх. Их жизнь тихая, напряженная, обреченная, полностью зависящая от руки, взявшей их сейчас, вызывает во мне грусть и нежность.

Может быть, виною собственное косноязычие, и потому такое понимание того, кто безмолвен, и, страдая и радуясь, лишен способности рассказать. Наверное, отсюда же моя любовь к белизне бумаги, моему самому верному другу и советчику.

Вчера я видела бутылку перед витриной магазина. Серый цемент вокруг, и высокая серая бутылка. Я люблю бутылки на окнах, вперемежку: с подсолнечным маслом, пустые.

Погода никак не установится, все жалуются на здоровье, на жизнь. А так все прекрасно. Нужно только уметь выживать. Ни ради чего.

Когда мне начинают говорить: «...а потом», — меня начинает мутить. Мне перечисляют блага, ожидающие терпеливого и скромного. А может, завтра мне это и не нужно будет. И обстоятельства обесценят все это для меня.

Мне надоели спешка и суета, бег в погоне за пустотой. Стоит лишь остановиться и вот оно: прекрасное и искомое. Вот оно: качает ветвями за окном и разгоняет облака в разные стороны. И вербы с серебряными каплями на концах прутьев. Стоит остановиться, как ты услышишь голос.

Торопливость приводит к потерям.

 1        4 

Людмила Хмельницкая. «Мой Витебск»Музей Марка ШагалаШвейцарские арабескиАнна ТумаркинаКнязья Огинские на Витебщине

«Избранные эссе». Формат PDF в виде zip-архива. Объем 1440 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

http://mobigsm.net/ ремонт ipad iphone сервис техники apple ремонт ipad iphone.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com