ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Денис ВДОВЕНКО


НОВЫЕ ВРЕМЕНА

Окончание. Начало здесь.

Я люблю думать. Хотя мысли обычно мучают меня, а не доставляют удовольствия. Первая мысль, которая выступает в качестве моей спутницы — жив ли я еще? И если жив, то что же это за жизнь, если страдания во много раз превышают удовольствия? Или мои страдания — не страдания вовсе? На ум сразу приходят еле-еле передвигающиеся безногие инвалиды, целыми днями выпрашивающие милостыню на рынке, бомжи, замерзающие в холодных подъездах во время январских морозов, парализованные, мочащиеся под себя... гангренозные... сумасшедшие... Однако очень трудно судить о страданиях других, только о своих страданиях можно судить более-менее достоверно. Вторая мысль, которая не дает мне покоя — как избавиться от страданий? Какое лекарство существует от них? Чаще всего мне кажется, что это лекарство — смерть. Я уже давно ношу в себе мысли о том, чтобы покончить жизнь самоубийством; они то яростно вторгаются в мое сознание, призывая меня немедленно вскрыть бритвой вены, то почти полностью куда-то исчезают. Последнее происходит в те моменты, когда мои недуги ослабевают, я чувствую в себе силы содеять что-нибудь великое, меня хвалят, мне улыбаются, девушки просят моего совета...Все это бывает не каждый день, далеко не каждый день, но все же бывает... Люблю ли я эту жизнь? У меня к ней много претензий и при случае я бы, если честно, хорошенько выпорол ее, но в то же время я не знаю, есть ли другая жизнь и хороша ли она. Во сне я уже и вешался, и вскрывал себе вены, а проснувшись, с удивлением отмечал, что не испытываю никакого страха перед самоубийством, которое мне представляется делом легким и сравнительно безболезненным: надо только хорошо подготовиться и выбрать наиболее подходящий способ. При этом я никогда не задавался вопросом: а что последует дальше? Нет, здесь я вру. Я спрашивал себя об этом. Когда я верил в Бога (верил ли я когда-нибудь?), ответ был прост и всем известен. Потом я решил... Но это неинтересно. Теперь я думаю так: жизнь нужно любить (сказано слишком категорично) и жить, пока можешь. В конце концов, пустить себе кровь никогда не поздно.

...Возможно, жизнь в борьбе со страданием — только существование. Возможно также, что страдания следует рассматривать как необходимые этапы пути к Цели. Какой? В самом деле, какая должна быть Цель? Что известно о Ней, кроме того, что Она где-то есть? Я ничего не могу поделать с нехваткой времени, меня опустошают колоссальные затраты энергии, бесит постоянная усталость... Я спрашиваю себя: для чего все это? Чего-то добиться, кем-то стать, где-то работать, сколько-то зарабатывать... Одним словом, быть таким, как все. Вот что я больше всего ненавижу... Знали бы вы, как я это ненавижу!!! И армию я терпеть не могу, мне омерзительны скопления людей, я задыхаюсь... «Будь как все!» — приказывает мне логика жизни. «Да пошла ты на ...!!!» — отвечаю я ей со слезами отчаяния на глазах. Выходит, жизнь в ее обыденном смысле для меня недоступна... Я сам так захотел. Поэтому я не участвую в коллективных попойках, где надо пить «как все», не могу найти себе любящую женщину и сделать так, чтобы наши отношения были «как у всех», я почти не смотрю телевизор, как делают все, не слежу за модой, не обращаюсь к врачам во время болезни — и это все больше, чем нонконформизм. Это антиконформизм.

Что же мне делать в моем положении? Изменить отношение к жизни? Изменить отношение к смерти? Начать пить, принимать наркотики? Наоборот — заняться спортом? Побольше общаться с людьми, поменьше думать, получше одеваться и полюбить себя? Пропить курс транквилизаторов, съездить на курорт, проспать двое суток подряд, провести ночь с проституткой?

Странные рецепты. И они не для меня. И не для нас. Да, они не для нас — не для нашего поколения несостоявшихся музыкантов, писателей, политиков, артистов, тех, у кого в самом преддверии души отчетливо ощущается привкус усталости от жизни, достаточно сильный для того, чтобы перерасти в чувство жажды смерти, но и довольно слабый, потому что его можно уничтожить постулатами Ницше, забить безумными оргиями или, наконец, завалить деньгами. Так что наше положение — самое драматичное. В нас конфликт между жизнью и смертью достигает своего пикового уровня, своего апогея. Сколько нас? Неизвестно. Кто мы? Точных данных на этот счет тоже нет. Как нас выявить? Сложно. Но можно. Собственно, этому и посвящена настоящая книга. В ней — все наши/мои чаяния, побуждения, эмоции и мысли.

Не зная точно, сколько нас, я могу, тем не менее, заявить, что наши разнородные ряды вполне многочисленны для того, чтобы называться поколением. Я не знаю, как его определить — поколение прошлого или поколение будущего, не знаю, вымрем мы или будем жить. Мы — поколение Burzum.

Почему именно Burzum? Не знаю... Наверно, в этом слове есть почти все, что есть в нас: несбывшиеся мечты, безысходность, порой доводящая до мертвящего душу страха, горечь неудач и предвкушение великих побед, что-то депрессивное и меланхоличное, триумф бессознательных сил, довлеющая над нами тоска и нестерпимое желание перемен, устремленность в новый день, дикие страсти и разнузданные влечения, укорененные в нашей природе. Если попытаться быть кратким, то мы — это ледяной зáмок, внутри которого безудержно горит вечный огонь, мы — затерянные в северных лесах странники, мы — камни, гордо возвышающиеся в пустыне, в нас есть и звуки прибоя, и пение птиц, мы неподвижны и в то же время не стоим на месте. Если угодно, мы — самые здоровые из всех больных, самые нормальные из всех ненормальных и самые живые из всех — мертвых.

VI

Когда задают вопрос «зачем?» — это показатель сформировавшегося рассудка. Но одновременно это первый признак апатии и безразличия.

Показатель зрелости разума — вопрос «с какой целью?».

Конец наступает тогда, когда вместо вопроса «почему бы нет?» задают вопрос «а может, не надо?»

VII

Можно ли говорить о том, что в нашем обществе преобладают упаднические настроения и пессимизм? Ответить на этот вопрос с одной стороны трудно, с другой — легко. Да, многие из нас склонны считать, что смысл жизни утерян, что грядущий день сулит лишь негативные перемены, и что каждый спасается от реальности как может: с помощью алкоголя, наркотиков, религии, богатых родственников, которым можно сесть на шею и создавать иллюзию беззаботной жизни и т.д. Молодежь, конечно, настроена более оптимистично, чем представители среднего и старшего поколения, которые подчас настолько недовольны и раздражены происходящим вокруг, что своими суждениями просто отбивают у молодых охоту действовать. Говорят, что, мол, все равно ничего не изменить, сильный всегда прав, нужно всегда быть осторожным... И при этом они прикрываются своим «богатым жизненным опытом». Но ведь опыт каждого человека, его победы и поражения всегда уникальны и неповторимы, так может, лучше предоставить своим детям самим распоряжаться своими жизнями и до поры до времени воздерживаться от оценки их действий? Ведь не зря Бернард Шоу говорил, что на чужих ошибках учиться бесполезно, научиться чему-нибудь можно только на своих собственных ошибках.

Конечно, раздумья о будущем и настоящем часто носят негативную окраску, на то есть свои причины: тотальный разгул преступности, экологические проблемы, деградация человечества, которая продолжается и в любой момент может принять необратимый характер... Человеческая жизнь лишилась всякой ценности, а мечты о всеобщем процветании и единении оказались химерой.

Неужели, выражаясь обывательским языком, кругом все так плохо и ничего нельзя изменить? Неужели будущее действительно так ужасно? Неужели людям нельзя доверять, помогать (ибо «не делай добра — не получишь зла»), неужели лучше никого не любить, ни с кем не знаться и жить только для себя?

Однозначного ответа на эти вопросы у меня нет. Наверно, в идеале жизнь следует прожить так, как хочется ее прожить. Но поскольку идеал недостижим, к нему можно лишь стремиться. Все равно какие-то из своих желаний всегда возможно реализовать. А что касается будущего... У китайцев есть хорошая поговорка: «Пока моешь чашку, думай о том, что моешь чашку». Смысл ее состоит в том, что если, пока моешь чашку, задумаешься о чем-то другом, выронишь ее из рук и разобьешь, получив дополнительные неприятности на свою голову. Таким образом, пока есть множество проблем, требующих неотложного решения в данный конкретный момент, нужно заниматься их решением, а не бесплодными философствованиями о том, что будет через несколько тысячелетий. Это не значит, что о будущем не надо думать вообще. Но в мыслях о будущем нужно быть очень осторожным: негативные и пессимистические мысли порождают безволие и создают безликую и безрадостную реальность. Почему? Думается, что если сознание является универсальным свойством материи, то и воздействие сознания на материю должно быть поистине неограниченным. Кроме того, я считаю, что не стóит спешить с оценкой происходящих событий. Общество всеобщего благоденствия построить пока не удалось. В СССР такое строительство продолжалось около 70 лет, после чего закончилось крахом. Но что такое 70 лет и даже столетие в мировом масштабе? Что такое даже тысячелетие для Вселенной, которая существует миллиарды лет? Если справедливый социальный строй невозможно создать прямо здесь и сейчас — разве это повод для стенаний и недовольства? Возможно, наши дети преуспеют в его создании больше, чем мы. Возможно, они постороят долгожданный социализм или поставят на нем крест, вскрыв его порочность. Сейчас мы этого не знаем. У каждого из нас множество других забот. Будущее все равно наступит, хотим мы того или не хотим. Но пока моешь чашку — думай о том, что моешь чашку.

VIII

Послушайте радио, включите телевизор и найдите какой-нибудь музыкальный канал, загляните в хит-парады и пройдите у музыкальных киосков. Как впечатление? Кругом господствует попса. Наше время — время попсы. А значит, это не наше время. Попса везде. В обычной жизни нас окружает попса в основном музыкальная. Попса проста и жизнерадостна. Попса не отмечена рефлексией. Музыка-попс — это сплошная спекуляция на мелодических клише. Тексты-попс — это вербальная жестикуляция. Попса — это как привычное гудение, свидетельствующее о нормальной работе мотора, если пользоваться бартовскими терминами. Без попсы уже нельзя жить. Попса становится потребностью, она зомбирует, она угнетает и присваивает. Против такого оружия сложно бороться. Долой попс? Вряд ли такое получится. Попса постоянно изменяется, она всегда генерирует какие-то песенки, текстики, слоганы, рефрены, что-то новое — чуете, к чему я веду? Она изменчива, как и сама жизнь. Так выходит, жизнь — тоже попса?

IX

Ничто так не пугает, как Новые времена. Я не скрываю своего страха перед ними. Они дадут возможность покинуть наши убежища и погрузиться в Трансцендис. Это некий мистический опыт, равнозначный рождению ребенка, только происходящий в другой плоскости. Там можно увидеть мертвых. Они уже не будут мертвыми. И мы узнаем все, над чем ломали голову здесь... Странно. Я думаю: зачем я все это пишу? Зачем я вообще живу, ведь война давно уже проиграна. Зомби! Зомби! Зомби! Война проиграна? Или ее вообще нет? Что остается? Курить втихомолку. Читать Сент-Экзюпери и наслаждаться у него тем, чем заставляют наслаждаться.

Может, порнография все-таки спасет мир? У нее есть для этого все шансы. Посмотришь фильмы, побродишь в Паутине — так вообще напрашивается вывод, что три четверти женщин снимаются в порнухе. Причем, это обычные женщины: они работают, смеются, мы видим их на улицах каждый день. Когда они успевают этим заниматься? И чего ради? Им платят. Хочется красивой жизни. Мне тоже хочется красивой жизни, но при этом я не подставляю свой зад направо и налево. А я бы смог сняться в порнофильме? Мне никто не предлагал. Дотошные психологи выяснили, что в каждом из нас подсознательно есть желание побывать порноактером/актрисой. Очень интересно. Так о чем это я? Порнография спасет мир, если его нужно спасать. Потому что если бы все сношались, если бы вся жизнь превратилась в сплошной порнофильм, все было бы совсем по-другому. Люди перестали бы воевать. Люди перестали бы работать. Не было бы больше промышленности, товаров, денег, все бы целыми днями только и занимались любовью. И это было бы прекрасно! Все были бы счастливы, жили бы в гармонии друг с другом. Инстинкты вместо культуры — как вам это? Инстинкты более примитивны, но и более здоровы. А культура может быть больной. Дайте каждому мужчине женщину, а каждой женщине — мужчину, и вы получите самое здоровое общество, какое только можно создать.

X

НОВЫЕ ВРЕМЕНА

Настанет день, настанет час,

Настанет ночь в который раз,

И ты поймешь, что ты живешь

Не для себя и не для нас,

Тогда растает в поле снег

И наш с тобой тоскливый век

Через финальную черту

Закончит свой полночный бег...

Взорвется криком тишина,

Очнется кто-то ото сна

И мы поймем, что наступают

Новые времена.

XI

Ну вот и все. Я был то серьезен, то шутлив, то мрачен, то глух, то сер, то умен — и в конце концов вновь становлюсь самим собой без всяких примесей и мутаций, сбросив все маски и прекратив всяческие метаморфозы. Выражаясь канцелярским языком, пришла пора сказать несколько слов от себя. В чем смысл жизни — об этом разговор еще впереди и, по всей видимости, в другой раз. Этим самым я как бы задаю вам вопросик: а нужен ли такой разговор вообще? Однако уже сегодня и сейчас можно с огромной долей уверенности сказать, что жизнь — это спонтанное, стихийное, но вместе с тем сущностно-необходимое возникновение НОВОГО. Хорошо это или плохо — вопрос идиотский. Нравится нам это или нет — этот вопрос уже получше, но что в нем толку? Главное, что Новое всегда — ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. То, что было раньше — это старое, чего пока нет — это еще не наступившее. Новое всегда располагается между двумя этими полюсами: оно является как старое, а существует как наступающее. Так я приветствую вас, Новые времена! До свидания.

«Князья мира сего». Фант. рассказ

«Разговор с Богом»

Сын Гитлера. Рассказ.

Степень нитрования масла о чем может рассказать анализ используемого масла.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com