ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Лена ВАКК


ПРО МАЛЕНЬКОГО ИТАЛЬЯНЦА И ЕЩЕ КРЫСОДУРА

Однажды папа принес с работы маленького итальянца. У него были янтарные глаза, и весь он был такой оливковый и очень приятный на ощупь.

Стоило только произнести БОН ДЖОРНО, как он тут же начинал сладко-пресладко улыбаться, размахивать руками и что-то рассказывать, и щекотать детей! Так могло продолжаться часами. Звали его Иеровоамом. Выговорить это было просто невозможно, и все называли его Ам-Ам.

Ам-Ам всех привел в полный восторг. Улыбки скоро насмерть прилипли к лицам, и отодрать их не было никакой возможности! Папа, мама и Боб держались за щеки, потому что они уже начали болеть!

Тогда Боб, как самый сообразительный, схватил своей немаленькой лапкой буйного Итальянца и затолкал в холодильник, чтобы тот немного охладил пыл. Это была роковая ошибка! Все разбрелись по своим комнатам, занялись делами и совершенно забыли про бедного гостя!

Пришла пора ужинать! В холодильнике ожидал своего часа прекрасный ростбиф, заготовленный мамой! Салат из свежих овощей. И еще что-то на десерт, типа, с фруктами!

Холодильник открылся, и все увидели, что итальянец превратился в эскимоса! Бедняга весь заледенел! Он сидел на верхней полке холодильника и что-то дожевывал в полном одиночестве!

— Ам-Ам! — сказал Боб.

Тот погрозил Бобу кулаком и заявил, что просто размажет его по стенке! Это он сказал на своем языке, так что никто, к счастью, не понял. Но Боб догадался, судя по тому, что он начисто исчез, вместе с цветными карандашами, фломастерами и бумагой для рисования.

 

Холодильник был пуст! Причем абсолютно! Мама была в отчаяньи, папа умирал от голода. Ам-Ам СОЖРАЛ ВСЕ!

Когда он отогрелся у батареи, то ощутил слабое чувство вины.

Он подбежал к маме, просил прощения, ломал руки и, наконец, предложил приготовить «пасту», то есть крупные макароны с вкусным соусом!

«Для этого нужно только поджарить лучок, добавить свежих помидор, штук пять-шесть, если не очень большие. Макароны не переваривать! Использовать лишь приготовленные из твердых сортов муки! Когда будут готовы — слить и добавить в соус! Да, варить в соленой воде! От аромата соседи потеряют свой покой, так что кому попало дверь не открывать! Все сожрут! Еще бывает паста с морепродуктами и т.д., но это в другой раз!»

Мама в другое время ни за что не согласилась бы, чтобы кто-нибудь орудовал в ее кухне! Но папу надо было кормить, и побыстрее! И Ам-Ам шустро загремел сковородками и кастрюлями на кухне!

 

КУДА ПОДЕВАЛСЯ БОБ?

 

Он провалился в вентиляцию, откуда обычно появляются дружественные гномы!

Решетка работала как дверь, и по длинной трубе можно было пробраться в чужую квартиру, совершенно незамеченным! Или устроить вечеринку прям промеж стен! Все жители дома, правда, норовят потом вызывать телевидение и обзывают тусующихся «полтергейстом». Недоумки!

Боб сделал уже столько поворотов направо и налево, что почти заблудился. Тут Боб встретил колоссальных тараканов! Они были большие, просто громадные, как жуки! Прибежали посмотреть, кто тут затесался к ним в гости и нельзя ли обглодать его косточки!

— Пошли вон, все пошли немедленно, КОМУ ГОВОРЮ! — он закрыл глаза, и продолжал орать что есть сил, размахивая фонариком, как саблей! Под ногами что-то хрустнуло. Что-то шевельнулось в полумраке!

— ТЫ КТО? — взвизгнул Боб, наскочив прямо на мокрый нос!

— Крысодур, — спокойно ответил крыс с человеческими глазами!

— Ну и имечко!

— Так люди же присвоили! Тут было полно дурных крыс, — пояснил Крысодур, — и они с голодухи сгрызли все провода, а от этого бывают пожары! А я их обдурил, чтоб ушли!

— А как ты их обдурил? – поинтересовался Боб.

— А я сказал: «Вы все, крысы, дуры, уматывайте, пока вам не накостыляли!» Они и ушли!

— Здорово ты их!

— А ты, небось, Боб, во-он из той квартирки… сумасшедшей! В хорошем смысле слова!

— Ага, оттуда!

— Шумнова-ато у вас бывает! Особенно, когда громко музыка! Хотя музычка ничего! Разнообразная! Пойдем-ка, к друзьям моим завернем, у них там пир горой, щас прям, а то я голодный как собака весь! Пойдем-ка!

— Ну, пойдем, пойдем, а то дома голодуха совсем наступила! Один ГОСТЬ все сожрал, нам ничего не оставил! Я, правда, сам виноват, запихнул его в холодильник!

— А зачем в холодильник?

— Шумный он очень, вот чего! Я его охладить хотел, а про него все забыли, вот он все и сожрал!

— Бывает же, кошмар просто! — посочувствовал Крысодур. — Ну, нам здесь недалеко!

За поворотом открылся туннельчик с решеткой с двух сторон, и стало посветлее!

— Очень романтичное место, — заметил Боб! — Прямо как в Нескучном, там, после моста сразу, такая аллейка есть, вся решетчатая! Красиво! А за ней девочки загорают!

— Где твои гномы?

Они вышли на свет, который в первый момент ослепил их. Было застолье. В квартире шло празднество по случаю отъезда хозяев! Боб, как оказалось, знал всех пирующих. Там был Барабан, Чихало и другие! Крысодур набросился на пирог с курочкой, а Боб скушал только пару помидор, четыре яблока, восемь конфет и тарелку борща напоследок! Потом они пели песни и танцевали веселые залихватские танцы.

Наконец, Боб засобирался домой. Ему в дорогу дали пирог с курицей, вернее то, что от него осталось, фрукты и запечатанную сургучом бутылку старинного эля столетней выдержки, пыльную и бесценную в своем роде!

С провиантом Боб не смог бы пролезть через вентиляцию, и пришлось идти через дверь, как подобает человеческому детенышу!

Боб позвонил в дверь, когда папа и мама уже начали беспокоиться из-за исчезновения ребенка! Но им стало гораздо хуже, когда они увидели гору продуктов.

— Мой сын попрошайка! — Папа схватился за голову!

— Хуже, сказала мама. — Детка, ты продал свои фломастеры и карандаши?

Боб действительно оставил их у гномов, так что получилось, что он их…

— Сменял! — И он заулыбался всеми своими зубами!

— Так это честный бизнес! — И папа с мамой пошли спорить на излюбленную тему.

— Я принес продукты! — сиял Боб.

— И очень кстати, — вмешался Ам-Ам, — а то я загубил спагетти! Нехорошо было с животом, и они сгорели, вместе с соусом! Прошу прощения за причиненное беспокойство!

— Жрать надо меньше! — вырвалось у Боба, он вспомнил холодильник. — То есть, того, я тоже извиняюсь, — и покраснел до кончиков волос!

Наконец, все смогли поужинать, позабыв про неприятности!

Вот какие странные истории случаются в нашем сумасшедшем доме!

ПРО АГРЕССИЮ

— Козе-е-ел, ну ты козе-е-ел! — орал Боб, боксируя своими новыми перчатками свою новую боксерскую грушу, — козе-е-ел, нет, ну просто козел!!!

Мама в ужасе начала бегать по комнате, держась за голову, с криками:

— Мой сын... где он нахватался такого... что за выражения...

Боб дубасил грушу так, что она чуть не прилипла к стене.

— Ну, козел, я тебе покажу, козел...

— Боря, умоляю!

— КОЗЕЛ!

— Остановите его, у меня начнется нервный припадок.

— Ну, козе-е-ел! Козе-е-е-ел!

— Мой дорогой, интеллигентный сын! Трех лет от роду, почти!

— Получи, КОЗЕЛ!

— БОЖЕ!

Мама скрылась в своей комнате, чтобы не слышать этого кошмара. А Боб продолжал дубасить несчастную грушу!

— Мама, ты куда? — между делом поинтересовался Боб. — Нет, ну просто КОЗЕЛ!!! Посмотрите на него! Ну, каков КОЗЕ-е-е-еЛ...

 

— Где, что... где... что случилось, — ввалился в дом папа, которого срочно вызвали по телефону. Шарф болтался во все стороны... За пять минут он примчался с работы. Он бежал по лестнице...

— Зачем же так пугать, дорогая...

Он изучал действия Боба, стоя в проеме двери, минуты две, и потом вдруг как закричит:

— Боря! Хук! Слева! Давай! Еще! В нокаут! Слева наддай! Бей! Давай! Апперкот левой!

— Козе-е-е-ел! — орал Боб, уже насквозь мокрый.

— Бей слева! — орал папа.

Через 20 минут, взмокшие и довольные, они прибежали к маме.

— Что ты так волнуешься, дорогая, мальчик только выпускал пар, чуть-чуть... Правильно делал, — обратился он к сыну, который еле стоял на ногах.

— И ты еще его завел!

— Он и без меня уже был хорош!

— Папа, классно мы ему накостыляли, да?

— Видишь, дорогая, ты зря волновалась, выпустил пар, здесь нет ничего личного!

— Нет, пап, ну мы классно ему накостыляли, а, пап?

— Кому, детка! — вдруг заинтересовалась мама.

— А дяде Володе!

— За что, ребенок? — пришел в ужас отец.

— Он вчера своими лапищами сломал мою машинку! К...

— Тихо, я понял... Поговорим по-мужски, давно не разговаривали... сынок!

Мама незаметно выскользнула из комнаты, еле скрывая смех, и пошла хихикать на кухню. Ее насмешила крайняя озабоченность на папином лице.

— Ну он же не нарочно, миленький, — доносилось из комнаты. Так же нельзя называть взрослого. И вообще, что за выражения... — звучал приглушенный баритон.

— Так ты ж сам вчера болел за этих, по телевизору, как их, твоих... И орал, что все коз...

— Тихо, я понял, достаточно. Давай договоримся...

И так разговор продолжался, по мужски... Потом перебрались на кухню. И продолжали говорить за чаем...

А тем временем, мама, соскучившись, присела в Бобкиной комнате на краешек кровати. И задумалась, потом что-то проворчала себе под нос и надела Бобкины перчатки...

 

Папа вместе с Бобом принеслись в комнату на стук глухих ударов... по измочаленной груше. Они не могли поверить своим глазам... Мама лупила грушу с таким остервенением на лице, что им стало не по себе... Удары были смачные и точные, как бритва...

— Во дает, — только и сумел вымолвить Боб...

— Пойдем, дорогой, не будем мешать... у человека накипело.

— А какое выражение лица у нее было зверское, а, пап?

— Отравитель жизни, — вдруг донеслось до них...

— Что еще мы сегодня услышим, как думаешь?

— А ты! — спросил Боб...

— Не зна-а-а-аю...

— КОЗЕЛ! — донеслось вдруг из комнаты... — Козе-е-е-е-е-е-ел!

— Интересно, кого это она так...

— Совсем даже не интересно, личное дело каждого... Вот я, например, своего начальника на работе, я б его... я б его... того...

— Пап! Но у мамы нет начальника, она ж дома сидит, меня воспитывает!

— Да? — удивился папа. — Ну и что из этого?

— Не-е, так, ничего. Просто интересно...

— Иногда, знаешь ли, мысли останавливаются...

— Да-а-а, — понимающе кивнул Боб... Ну, пошли еще чайку... Мама присоединится... только выпустит пар...

— Ага, я сейчас...

И папа исчез в детской. Удары по груше вдруг прекратились, и Бобу даже показалось, что там раздают поцелуйчики, и без него...

— Вечно эти взрослые, да что они себе позволяют, э-эх, ну ладно, чайку, так чайку...

ВЕЛИКИЙ МОМЕНТ ВОСПИТАНИЯ

— Смотри, смотри, куда лезет моя нога! Ты видела? Прямо на стол!

— Не слушается?

— Не-а! Что делать? Вот, смотри, смотри, куда лезет! Сейчас прям пойду по столу!

— Не пойдешь! — возразила мама.

— Это почему? — удивился Боб.

— Без обеда останешься!

Минутное молчание.

— Не-ет, так не пойдет, вы есть блинчики будете? Да?

— Ага.

— Тогда не лезу на стол.

После обеда Боб почувствовал, что его ноги-руки опять не слушаются его!

— Стяну скатерть на пол, вот, смотри, сейчас стяну! — заявил Боб, ухватившись за край скатерти цепкими пальчиками! Прямо сейчас и стяну, — и Боб угрожающе потянул скатерть!

— Чаю не дам! — вскрикнула мама, пока еще ничего не произошло!

— А в глаз корицу хочешь? — окрысился Боб.

— Нет, не хочу, — сказала мама и засмеялась.

Она вспомнила, как Боб стянул из кухни баночку с молотой корицей, и пересыпал почти всю в калейдоскоп, от которого потерялась крышечка. Потом он пригласил деда поиграть в свою комнату.

— Деда, хочешь посмотреть в трубу? — спросил он, протягивая калейдоскоп.

— Хочу, — сказал дед и направил калейдоскоп кверху. Насыпался полный глаз. Потом он еще два дня пах корицей!

 

— Что у тебя с глазиком? — спросил Боб, нежно прикасаясь к маминому лицу.

— Глаз дергается, от злости!

— А ты в злости?

— Я в злости!

— Тогда я тоже! В злости!

— А ты чего?

— А я как ты, прямо... А что надо делать, когда мы в злости?

— Я думаю, просить друг у друга прощения!

— За что?

— Это не важно! Всегда есть за что! Всегда-всегда!

— Тогда... тогда, прости меня, пожалуйста!

— За что это? — вдруг удивилась мама.

— А-а, я днем не спал, я играл, и не хотел кушать, вылил суп, и изрисовал стены на кухне спиртовым фломастером!

— Когда же ты успел, маленький?

— Ну-у, я успел, я!..

— Ну, тогда ты меня тоже прости! — сказала мама.

— За что это, мам!

— Я... накричала на тебя, на папу, няню, на телефонного мастера! На соседку! На ТАРАКАНОВ ВСЕГДА, наверно, БУДУ кричать в ванной! И сожгла твою кашу с утра! И не спела песню на ночь!

— Поцелуемся? — спросил Боб, вытягивая губки.

И они кре-е-е-е-епко, крепко обнялись!

Надо всегда просить прощения, особенно если ты в злобе!

 

— А папа в злобе? — неожиданно спросил Боб, выглядывая в окно. — Смотри, как он ругается.

По середине улицы стоял Борин папа и орал на другого дядю. А тот на него. Улица была узкой, и разъехаться было трудновато! Две машины стояли лоб в лоб! Никто не хотел уступить! Ор продолжался, и сбежались все дворовые мужики, посмотреть на представление!

— Пусть сами разбираются! — сказала мама, но через минуту она уже была во дворе. Поругались они на славу, и мужик уехал! Когда вернулись домой, Боб спросил:

— Помирились или нет?

— Не-а, — сказала мама, — не всегда это получается! Но главное, что мы на него больше не сердимся, правда, папа?

— Угу, — буркнул папа! НЕ СЕРДИМСЯ! МЫ СОВСЕМ НА НЕГО НЕ СЕРДИМСЯ! — Но папа был не в силах даже улыбнуться.

Потом ему приснилось, что он помирился со злобствующим мужиком! И он был счастлив, как ребенок! Оказывается, можно помириться и так, виртуально! Главное, не чувствовать ни к кому зла! Никто не может нам испортить настроение, нужно только немного бдительности, и вовремя примириться! Вот и все!

ДИВЕРСИЯ

— Все, вот сейчас поругаемся, вот, сейчас уже точно поругаемся, уже точно!

Мама носилась по кухне, схватившись за голову.

— Мама! — жалобно верещал Боб, я такой жа-а-алобный, пожа-а-алуйста, погладь меня немножечко по пузику...

— Десять раз уже гладила, песни пела, целовались, обнимались, а ты два часа уже не спишь!!! Я не знаю, что делать! Помогите!

— Мама!

— Нет!

— Мама!

— Нет, СПАТЬ!

Мама готова была рычать, как волк, нет, еще хуже...

— Нет, — рассуждала она, — он не болен, здоров, просто капри-и-изничает, испытывает на про-о-очность, меня предупрежда-а-али...

Боб дождался тишины и стал бегать по потолку. Когда детям совершенно нечем заняться... и спать они не желают, игнорируют пожелания грамотных врачей и психологов... ОНИ БЕГАЮТ ПО ПОТОЛКУ! И оставляют там смешные маленькие следы; потом разглядывают их, днем, когда не хочется спать!

Потом он дежурил у двери, одним глазом выглядывая из щели, стоя босиком на полу, отчего у мамы сразу случился бы инфаркт...

Как только раздавался шорох, Боб мчался к кровати, и с разбегу влетал под одеяло, и накрывался с головой! Он достиг совершенства в этой технике. Темно-синяя пижама болталась на одной перламутровой пуговичке... а босые пельмени уже заледенели...

 

В результате мягкая попка была отшлепана, потом помирились, потом опять помирились...

Жалобный Боб жалел всех подряд овечек. И в очередной раз заставил маму их всех перецеловать... И поздравить с Новым Годом, а сначала с Рождеством, что гораздо важнее!

 

— Детяти зяблики, — пробормотал Боб.

— Кто такие дитяти— зяблики?

— Детяти, они и есть зяблики! — пояснил Боб.

— Почему не спишь?

— Не сплю! — Я весь такой жа-а-алобный, весь прямо! Просто ужас ужасный! Ужас какой!.. А люди потеют, все люди поте-е-еют! А потом худе-е-еют люди все, как Винни-Пух весь! Да-а, а Бык седеет! То есть белым становится весь прямо! Бык!

— Какой-то бред начинается!

Наконец все затихло, и дом погрузился в сонное молчание... наступал Новый год.

 

Боб мчался по заснеженной улице на своей красной летающей тарелке. Машина пыталась увернуться от внезапного нападения неопознанного объекта! Но Боря слепил стекло заднего вида одиноким фонариком! Машина дико вывернула руль, и с заносом свернула в ближайшую подворотню!!!

Боря пронесся дальше, не успев притормозить.

И погнался за большой черной машиной, которая стала увиливать и шнырять по тротуару, меж одиноких прохожих, ища укрытия... как дикий вор.

— Какие нервные все! — воскликнул Боб, недоумевая... И погнался за третьей до самого своего дома.

Машина вообще ничего не заметила. Она остановилась вплотную к входной двери, и оттуда повыпрыгивал малорослый десант. Все черненькие и волосатые!

— А это еще что за гоблины?! — возмутился Боб. И все в мой дом, да что происходит?

Гоблины все поскакали в подвал. И там затихли совсем... Вскоре там дурно запахло!

— Э... Они что, до туалета не могли добратьс?... — Боб притаился за дверью и буквально замер.

— Вот гаденыши... нужна подмога! — мелькнуло у Боба в голове. Но все гномы выполняли оперативное задание.

Они заселили город летающими посудинами, для маскировки... Чтобы Боб мог полетать спокойно, без всяких приключений, пока не наиграется... Сейчас бы эта кавалерия пригодилась... надо изгнать вонючек!!!

Но гаденыши уже все повылезали наружу, попрыгали в машину и попытались исчезнуть в неизвестном направлении. Не тут-то было! Боб преследовал их неотступно! Как охранник возле «жуткого» мерседеса. Тут только до него дошло, что это диверсия... они свинтили какой-то ключ... и теперь весь город...

— КАНАЛИЗАЦИЯ!!! Они затопили подвал! Мы все в опасности!!!

Какая гадость! Вот засранцы! Решили затопить весь город!

Подлейшая вещь на свете!

Наутро нашлись добровольцы поругаться с начальством! Боб с утра немало слышал разговоров на эту тему.

— Все эти методы никуда не годятся! Надо придумать что-то радикальное. Слесарей-сантехников на все подвалы не хватит!

Да и что они смогут, только устранить некоторые последствия и призвать мирных жителей быть бдительными... тут нужны методы!!!

— Собрать армию! — лихорадочно соображал он. — Нет, возьмем хитростью, как царь Давид! Когда он победил армию филистимлян! И все.

На следующий день, гномы согнали к дому Боба целую армию тарелок! Город решил, что это очередное нашествие. Тарелки кружили по городу стайками, освещаемые одинокими карманными фонариками!

Ударная часть выследила злоумышленников и заманила в ловушку в лесу. Машину замуровали снаружи и приделали пропеллер, не хуже карлсоновского... и пустили летать по лесу, пока не кончился бензин. И машина зарылась в снег так глубоко, что бедняги прогрызли дырку в стекле и скрылись под землей, где, по правде говоря, им и место!

А тарелки всю новогоднюю ночь кружили по городу, и чудная музыка лилась от звезд, окутывая весь город своим волшебством... Люди выскакивали на улицу, и им казалось, что сейчас все-все поднимется и станет парить в воздухе. Всем показалось, что наступает невесомость... вот это Новый год!!! Ни съеденное, ни выпитое не помешало взрослым и серьезным людям оказаться парящими в воздухе...

— Вот это ночь!!! — вопил народ. — Это прекрасно! Прекрасно! Вот это ночь! Это да... Звезды танцуют!!! Что творится?!

Какая это эра, в каком году? В каком тысячелетии?..

— Еще бы спросили, на какой планете живем!.. — хихикнул Боб. И повернул к дому. Родители тоже наслаждались прекрасным зрелищем и полифоническими звуками, разносящимися на вся округу! Они замерли у окна, трогательно прижавшись друг к другу...

Боб решил не мешать и отправился на чердак, откуда всю Москву видно как на ладошке... и все-все летающие тарелочки, исполняющие новогодний танец!

 1    2    3    4    5

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com