ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей УТКИН


Об авторе

СТИХИ

 

 

* * *

Декабрь в сугробах. За сугробом — день.

В палате свет и боль немного тише,

И каплет физраствор в изгибы вен.

В анамнез врач меня всё пишет, пишет.

 

И новый день мне внутривенно льёт.

Даёт микстуру — ею я зеваю.

Он говорит родным моим: «Пройдёт!»

И я пройду. И я всё понимаю.

 

Играю в радость, бодрость, дескать, всё:

Мне много лучше, всем теперь спокоен.

В палату семь, увы, к нам не придёт

Мой Чехов: я его не удостоен.

30 августа 2012 года

 

 

* * *

 

Снова собой я сваяю смиренье.

Хочется скорчить героя лицом!

Катится жизнь метро остеклененьем

Окон вагона подземным гонцом.

 

Смотришь в окно беспокойное двери —

Катится тьма на дрожащем стекле.

Веря стеклу, отраженью не веришь —

Ищешь себя чуть притушенный след.

 

Нет его! Вот я невидим, но чуждо

Нраву прожить, в мире не наследив, -

Нервный оскал, но ты помнишь, что нужно

Корчить лицом, будто хочется жить...

7 августа 2012 года

 

 

* * *

 

Дайте Бога! Мне на пару слов!

Мне один вопрос ломает душу:

Сколько эра пишущих задов

На меня безмыслия обрушит?

 

Впрочем, Боже, слово — в молоко:

Я был о другом, я не об этом.

Если человеку душу в ком

Смять? Прожить, прожить его поэтом?

 

Бросить костью одного на лёд

В зимние клыки и в лета зубы?

Слушай, Боже, может, он пройдёт?

Слушай, Боже, может, я не буду?

 

Впрочем, а кому ты говоришь?

Бог во мне, и раны, и распятья

Наших душ. Мир, скройся! Ты претишь

Этой грязью, разодетой в платья!

20 августа 2012 года

 

 

* * *

 

Средь учебных людей шёл я в осень,

Проходя средь учёных окон

Института, где все себя носят,

Как и я прежним длинным сроком.

 

Мне хотелось прожить во всю веру

Там, где жили во всю улыбку,

Во всю похоть и во всю скверну —

Я всегда жил средь них так зыбко.

 

У меня не выходит их радость:

Я всегда не умел веселья:

Я умел только правду и старость.

Счастлив тем, что умел досель я.

17 сентября 2012 года

 

 

* * *

 

Я подверг тебя себе,

Столь невыгодному, старому,

Безнадёжностью усталому.

Я подверг себя тебе,

 

Испытал тобой, но только ведь

Дорог я себе, что сам —

Всем моим немым словам

Отпусти мне эту отповедь.

14 октября 2012 года

 

 

Робинзоновское

 

В силу меня, боль пятится

Волнами полых слов

К каждой субботе пятницей,

Дни одевая в платьица.

В силу тревожных снов,

Я просыпаюсь каменным

В страхе сказать себя,

Проговориться раненым,

В силу меня, Тебя,

Словом раздетым, пламенным,

Словом, в котором голь,

Вся суть вещей, но Пятница

Не понимает соль...

19 октября 2012 года

 

 

* * *

 

Словом вежливым, прячущим осень,

Я убью её с первых же слёз,

Чтоб не видеть, когда Бог попросит

Умереть её как-то всерьез.

 

Чтоб не жить ей от боли до боли,

От предательств её до измен,

Проживая одышкой до колик,

До иудовых вяжущих сцен.

 

И когда резко так она бросит:

Бросит мне век больного меня:

Просто мода таких здесь не носит,

И таких как-то носит Земля.

 

Тех, чья слабость ей бабски противна,

Тех, кем спит монастырская мгла...

Я убью её с первого гимна,

Чтоб вот так умереть не смогла.

10 ноября 2012 года

 

 

* * *

 

Я расстроен — в дни не попадаю.

Жизнь свою ношу наперевес.

Мир вокруг я обзываю далью,

Прошлое — подножием небес.

 

Веры дни люблю я тихим слогом.

Настоящим рвет мои листы.

Дай поверить, что за хладным гробом

Выйдешь из-за сна кулисы Ты!

19 ноября 2012 года

 

 

Блинная басня

 

В день мрачный на кладбищенских подмостках

Давали смертью битых стариков.

Средь них лицом и пузом очень броский

Возлёг Иван Андреевич Крылов.

 

Простите мне голодные упреки,

Ехидных басен бог и господин,

Но перекрыл вам творческие сроки

Загрызенный бессильно сытый блин.

 

Мораль сей басни этакова, братцы:

Не стоит пред желудком преклоняться.

20 ноября 2012 года

 

 

* * *

 

России мысль всегда обуза —

Глядят пустынные глаза,

Как нам рожает кукурузу

Нечерноземна полоса;

 

Как лезет вверх в погонах бравых

С главой, потерянной в боях,

Жандарм угрюмую державу

Посечь на вольных площадях;

 

Глаза пустынные всё смотрят,

Как череп бунтарям можжит,

Глумятся полицейских орды,

И думают глаза: «Мужик!»

 

И под удар случайный павши,

Кричат: «Я верно говорю!

О, русский царь, права отнявши,

Ты завтра запрети зарю!»

27 ноября 2012 года

 

 

* * *

 

Жизнь любопытна и задаёт мне множество вопросов —

Я отвечаю только на Бога.

Он ничего не даёт мне за это,

Но понимает и иногда отвечает на меня,

И я счастлив.

8 декабря 2012 года

 

 

* * *

 

Дни идут пешеходами в лужах, дождем,

Оступаются — снежными падают.

Город вечен, а мы торопливо пройдем,

Вечерея и ночью, и утром, и днём,

Превращаясь в посмертную статую.

 

И смотрю я на ясность проспектов резных,

Вензелей утонченных орнаменты,

И спокойно мне в них, и прохладен я в них,

Но средь этих людей, этих тяжко любых,

Каменевший хожу я и каменный.

15 декабря 2012 года

 

 

* * *

 

На Земле, объятой болью нищей,

В бредящей палате средь беды

Плачет об убитом Боге Ницше,

Рвётся из грудинной немоты.

 

Вспоминает божеские очи,

Взгляд Его в горячечной ночи,

И не понимает больше ночи,

Стены клиник, эти кирпичи.

 

И не хочет он наук настольных,

Правды светлой, сумеречной лжи:

Он теперь вот понял лишь, насколько

Страшно, страшно Бога пережить.

26 декабря 2012 года

 

 

Сон о смерти

 

А потом я проснулся гранёный,

Переполненный до краёв.

Тихо матерью произнесённый,

Молча выплаканный без слов.

 

И мне смертно посмертно обидно,

Что отпевшие до одного

Беспардонно, бесстыже, бесстыдно

Переврали меня всего.

   27 августа 2011 года

 

 

* * *

 

Застегнул осень плотным воротом.

Солнце мечется по дворам.

Туча мечется в небе оводом,

Машет лозунгом: «No pasaran!»

 

Знать, у тучи остались чувства.

Мне навстречу совсем пустой

Человек бежит рыночный. Пусто.

Не пускай его на постой!

 

И меня оставь тоже, Осень.

Нет ни чувств, ни печали ран.

Может, броситься в юность в гости?

Всё мертво кругом. No pasaran...

   2 сентября 2011 года

 

 

Вопрос к жизни

 

Дни промокли и отсырели,

Скомкав осень в сырой гранит,

Но мне милы дорог постели,

Город — каменный монолит.

 

И в деревне мне много гаже

Средь словесного барахла.

Там я мёртв и смертельно важен,

Здесь меня быт пьёт из горла.

 

Приучаюсь к команде: «Спокойно!»

Закрываю глаза от зла.

Я живой. Я — живой покойник.

Для чего ты меня умерла?

   Сентябрь 2011 года

 

 

* * *

 

Люди учатся дышать серьёзно.

Пытаются не задохнуться.

Стараются вдохнуть в себя больше

И с шумом выдохнуть себя.

 

А я хочу отдышаться:

У меня одышка, я задыхаюсь.

Но дышать нечем: вокруг лишь выдыхают себя —

Смрад мышц и пьяная от денег отрыжка.

   Октябрь 2011 года

 

 

* * *

 

Меня скоро не хватит на жизнь.

И на выпивку даже не хватит.

На закуску общественной лжи.

На горячую негу кровати.

 

Но меня ещё хватит на снег

Чистых, белых и праведных истин,

На большие свершенья во сне

И в конце на израненный выстрел.

   31 октября 2011 года

 

 

Бессовестный

(краткая автобиография)

 

Думал некстати;

Жил невпопад;

Всех разлюбил

И до сих пор не умер —

Бессовестный!

   25 декабря 2011 года

 

 

* * *

Вышел из себя и оказался один

Посреди улицы, полной толпы.

Оказался живой, один по-настоящему.

Без кавычек, без подпорок смысла.

 

Оказался живой. И от этого

Появился страх смерти —

Я испугался и быстро ушёл в себя.

Тут хорошо: тихо, бесстрашно, бессмертно.

   1 января 2012 года

 1    2    3    4    5    6

Стихи — Мини-проза Аудиозаписи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com