ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгений УСОВИЧ


КУЗНЕЦ ВАРЛАМ

Сказ

 

Давным-давно на берегу реки Синьги, у опушки леса стояло село не великое, но и не маленькое. На краю села чернела кузница, а в ней работал кузнец Варлам.

Далеко катилась слава о золотых руках Варлама. Мог он и лемех отковать, которому сносу не будет, и кольчугу сплести, что меч не брал, и клинок булатный изготовить. Правда, ходили слухи, что не просто так ему это умение досталось. Будто водил он когда-то знакомство с нечистой силой. А иначе, где еще мастерство такое получил? И металлы у него в тайном схроне имелись, которым никто и названия не знал. Откуда брал только?

Ни жены, ни детей у Варлама не было. Как появился он в селе, не все уж и помнили. Дом  себе поставил добрый, но вот почему-то ни одного железного гвоздя в доме не было. Котелки, правда, медные, да сковородки чугунные на полках стояли. Да и как без них на огне похлебку-то сварить. На вопросы отмахивался.

— Мне и так железа хватает. Дом теплым должен быть, да духовитым.

В кузне Варлам не один работал. Паренька соседского в подмастерье взял, Ивана. Мать у него вдовой уж несколько лет была, так что Варлам сироте отца заменил. Парнишка смышленым оказался. Уже через пару лет кузнец ему и лошадей доверял подковать, и утварь разную крестьянскую изготовить.

 Шел у них неспешно день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем. Вот уже июнь накатился. Работы у кузнецов летом много. С утра до заката, бывало, молотами машут. Только поесть днем и успевали.

Тут в село воевода со свитой пожаловал. И прямиком в кузницу. Варлам-то для него не раз дорогие заказы выполнял, так что не очень визиту удивился.

— Сделаешь мне для посланника заморского меч на манер японского, — приказал воевода. — Да смотри, дело государево! Не понравится подарок — не сносить тебе головы.

— Сделаем, — буркнул Варлам.

— Ты что, дядя Варлам, и японский меч изготовить сумеешь? — залюбопытствовал Иван, когда воевода со свитой отбыл. — И откуда ты все знаешь?

— Учился много, — усмехнулся кузнец. — Так что и ты учись, секреты запоминай. Завтра у нас работы много будет.

У Ивана даже глаза загорелись.

— Дядя Варлам, а что же за секреты особые? Расскажи хоть немного.

— Ну, первым делом, особенна, пузырчата сталь нужна, — пояснил кузнец. — Ее из отборного металлического песка делают. Есть у меня этот песок. Еще на пару-другую мечей хватит. Этот песок сплавить нужно. Сталь вроде как с дырками получится.

— С дырками? — удивился Иван. — Как же это, меч и с дырками?

— Погодь, — засмеялся Варлам. — Это только самое начало. Сталь пузырчату потом закаливают и...

Он с улыбкой посмотрел на открытый рот Ивана.

— И снова разбивают на тысячу кусочков.

— Врешь ты все дядя Варлам, — обиженно сказал Иван. — Я тебя по делу спрашиваю. А ты все шутишь.

— Нет, — серьёзно сказал Варлам. — Не шучу я, Ваня. Это еще только самое начало. Давай-ка сейчас лемехи закончим, те, что вчера заказали, да на покой. А с утреца угля в домницу натаскай. Работы литейной много будет.

 

* * *

— Ну вот, — удовлетворенно вздохнул Варлам, оглядывая заготовку. — Теперь ковать будем. Становись к молоту.

— Я?! — удивился Иван. — А как же...

— Ну, молот ты держать умеешь. Сейчас самое главное — температуру в горне держать. Это пока только я смогу. А ты первые пять раз слои горизонтально складывай, а потом пять раз вертикально. Дальше я сам займусь. Тут тонкая работа пойдет. Нужно будет твердые слои более мягкими обкладывать. Запоминай все накрепко. Потом сам ковать будешь.

Снаружи послышались шаги. Гарька, пригнувшись, вошла в кузню с кувшином в руках.
— Ф-фу! Как у вас жарко-то. — Стащив с головы платок, она принялась обмахиваться. —  И как вы терпите целый день?

— Ничего, — засмеялся Варлам, вытирая лицо подолом висящей в углу рубахи. — Мы привычные.

— А я вам квасу принесла, —  Гарька сняла с кувшина чистую тряпицу. — Прохладный еще. Давайте, налью.

— И то, — согласился Варлам, доставая с полки ковш, — пора и отдохнуть.

— Чего работаете? — поинтересовалась девушка, щедро наливая густой квас в ковш.

— Не бабское это дело, — солидно проговорил Иван, в свою очередь протягивая руку. — Вам положено квасом вот заниматься, да за хозяйством  следить.

— Ой! — вспыхнула Гарька. — Да я, между прочим, хоть сейчас подкову откую не хуже тебя. Правда, дядя Варлам?

— А как же, — согласился кузнец, обтирая бороду. — Для ягненочка, пожалуй, откуешь. А вот квасок у тебя знатный. На чем ставишь?

— Так, на пшеничке пророщеной, — заторопилась девушка. — Сначала рассыпать нужно, да водой теплой залить...

— Ладно, хватит разговоров бабских, — Иван нарочито грубо хлопнул ковш на полку. — Нам еще работать нужно. А за квас спасибо, правда, хорош.

— Ну, ну, сынок, — укоризненно проговорил Варлам. — Самая пора и отдохнуть. Давай дочка, присаживайся, расскажи, что там, в селе, делается? А то мы тут, чисто медведи, сидим, не знаем ничего. Замуж-то не собираешься?

— Так жениха еще надо найти, дядя Варлам, — Гарька смущенно покосилась на Ивана, делающего вид, что это его не касается. — Абы за кого не пойдешь.

— Жениха, говоришь? А вот чем тебе не жених? — с нарочитым удивлением сказал Варлам, положив руку на плечо Ивана. — И мастеровой, и пригожий... Кузнецом, глядишь, скоро станет, меня заменит.

— Да разве ж его уговоришь?

Гарька поднялась и, накинув платок, пошла к выходу. Перед дверью повернулась.

— Я вам квас-то оставлю. Пейте еще на здоровье.

— Спасибо, дочка, — кивнул Варлам. — конечно, выпьем. Ядреный у тебя квасок.

Он проводил глазами девушку.

— Хороша девка! Ох, смотри, парень, прозеваешь счастье свое.

— Рано мне еще женихаться, — буркнул Иван. — Восемнадцать всего. А ей — так пятнадцать полгода, как исполнилось. Надо сначала в силу войти, дом поставить...

Он вздохнул.

— Знаешь, дядя Варлам, какая у меня мечта есть?

— А ну, давай, послушаем, — добродушно усмехнулся тот. — Что там за думы у тебя. Ну, то, что кузнецом стать хочешь, и так понятно, а еще что?

— На той неделе затащила меня Гарька вечером к Аниске-слепице, — сказал Иван. — Вроде как за травами для матери, да я-то думаю, все меня приворожить пытается.

— Так ты к ворожее ходил? — нахмурился Варлам. — И что же она тебе нашептала?

— Сказала, что имя мне неправильно дадено. Будто перешло оно от германцев к нам в древности. У них Ванами  тех богов звали, что землей, да урожаем занимались. Вот и у нас крестьян все больше Иванами кличут. Дескать, к земле ближе. Да я-то совсем не такой. Мне оружие по сердцу, огонь да металл. Может, и впрямь, надо мной другие боги стояли?

— Вот, значит, как, — задумчиво проговорил кузнец. — Видать, неймётся Аниске. Опять за старое взялась.

Он поднял глаза.

— А боле ничего она тебе не говорила?

Иван пожал плечами.

— Вроде нет. Не припомню. Как раз Гарька вошла, она в сенях траву перебирала, слепица и замолчала.

— Ох, не нравится мне это, — покачал головой Варлам. — Не ходил бы ты к ней, ничего хорошего она не скажет.

— Купала скоро, — мечтательно подпер рукой голову Иван. — Вот бы найти цветок огненный, да сорвать...

— И что б ты сделал тогда?  Небось, под землю собрался?

— А чего ж? Есть у меня задумка одна, замок хочу отковать волшебный. Чтобы все в нем из металла было разного. И такую силу металл даст, что никто в нем старости знать не будет. Тут без помощи мастеров подземных не обойтись.

— Замок, говоришь? — усмехнулся кузнец. — А что, дело хорошее.  Мастера подземные научат, пожалуй, если к ним попадешь. Только ты уж и моей наукой не побрезгуй, осиль хотя бы то, что я знаю, прежде чем под землю спускаться.

— Да что ты,  дядя Варлам, — смутился Иван. — Лучше тебя разве научит кто?

— Ну, то-то, — погрозил пальцем Варлам. — Давай-ка за дело. Что-то засиделись мы. Сегодня ещё много чего сделать нужно. Завтра работа тонкая пойдет.

Когда они вышли из кузницы, на небе уже загорались звезды. Вечер был тихим и теплым.

— Устал я что-то, — зевнул Варлам. — Завтра заточку, да полировку делать начну. Потом рукоять. А ты ножнами займись. Тут работа особая нужна. К такому мечу много золота не требуется. Главное — изящество линий показать. Они это любят. Еще дней на десять работы у нас. Ну, может, на неделю, если постараться.

Неделя пролетела, как один день. Наконец, наступил самый главный момент. Варлам с легким шипящим звуком вытащил сверкающий клинок из ножен и придирчиво осмотрел его со всех сторон. Потом попробовал пальцем лезвие и удовлетворенно кивнул.

— Дядя Варлам, дай подержать, — взмолился Иван. — Не терпится примерить.

Он благоговейно принял меч, вытянул руку и тоже посмотрел вдоль лезвия на свет. Не обнаружив ни одного изъяна, сделал несколько рубящих движений и с воинственным видом посмотрел на Варлама.

— Хорош! — засмеялся кузнец. — А ну, постой...

Покопавшись в углу, он достал железный шкворень толщиной в палец и положил на колоду.

— Ну-ка! Сил хватит-то?

— Да ты что, дядя Варлам? — изумленно посмотрел на него Иван. — Неужто, не жалко работы своей?

Варлам кивнул.

— Руби, руби! Если разрубишь, значит, мастера мы с тобой. А нет — только выкинуть такой клинок, да все с начала работать.

Иван поднял меч, зачем-то закрыл глаза, и, резко выдохнув, изо всех сил рубанул по колоде. От удара лезвие глубоко ушло в дерево, вроде и не заметив металла. Два обрубка шкворня с мягким стуком упали на глиняный пол. Варлам поднял один и, погладив гладкий срез, вытащил из колоды меч. Осмотрев его, он усмехнулся и протянул клинок Ивану. Бросившись к двери, тот впился глазами в лезвие, потом провел пальцем по острию. На блестящей поверхности не было ни единой царапины. Кузнец с улыбкой наблюдал за ним.

— Ну, как?

— Ох, дядя Варлам! — Иван восторженно покачал головой, не в силах оторвать взгляда от клинка. — Нет, наверно, на свете мастера лучше тебя.

— А ты под землю собрался, — укоризненно сказал Варлам. — Вот, сделаешь такой же и тогда собирайся. Только я не советую. С подземным народом шутки плохи.

— А ты был там, что ли? — засмеялся Иван.

— Был — не был, — уклончиво ответил кузнец, — а только думаю, что добрые люди под землей жить не станут.

— Я, дядя Варлам, саблю хочу отковать, — посерьёзнел Иван. — Такую, чтобы ей подпоясаться можно было. Я вот за твоей работой следил. Так думаю, все дело в том, чтобы слои правильно положить.

— Правильно думаешь, — согласился Варлам. — Только для такой сабли другой рецепт стали нужен. Я тебя научу. Завтра же в литейке этим и займешься. А пока давай порядок в кузнице наведем.

К обеду кузница  приняла обычный строгий вид. Каждому инструменту нашлось свое место, колоды были протерты влажной тряпкой, заготовки спрятались под верстаки и в ящики.

— Пол еще песочком речным посыпать  бы... — Варлам присел на колоду, вытер шею  холщовым полотенцем. — Сходишь на реку?

— Сейчас, дядя Варлам, — вскинулся было Иван, но тут же осекся.

— Эй, мужики, вы здесь? — В кузницу впорхнула Гарька. Сарафан на ней был, видать, новый, ненадеванный, косы на новый манер уложены, а поверх них венок из васильков приспособлен.

— Ой, у вас чисто как, — защебетала она, оглядываясь. — А я думаю: чего это не слышно никого? Тоже к празднику прибраться решили?

Варлам с Иваном переглянулись.

— А что за праздник, дочка?

— Ой, да вы совсем заработались, — всплеснула руками девушка. — Купала же сегодня. Я вам и венки сплела и обереги припасла.

— Вот-те раз, — засмеялся Варлам. — И впрямь, Ваня, заработались мы.  Все хотели к Купале успеть, а он уж и наступил. Ну да, ничего, как раз сподобились.

Он развел руками.

— Ну, в таком разе, какая ж теперь работа. Гулять идите. Сегодня ваш день. Там, наверно, все село на берегу?

— Парни уж пошли Купалу ставить, — заторопилась Гарька, — Ярилу приготовили. Костей-плотник ему такой нос приделал, поди, с аршин. Да краской красной вымазал, ой, не могу...

Она прыснула, но тут же смущенно прикрыла лицо платочком.

Варлам с удовольствием наблюдал за ней.

— Давай, дочка, бери дружка своего, да идите веселиться. И смотри, когда через костер прыгать станете, ты его за руку крепко держи, не отпусти...

 

На берегу уже вовсю веселились парни и девки. Завидев Ивана с Гарькой, стали махать руками, зазывая в компанию.

— Вань, я плотики для венков пойду вязать, что в воду бросают, ладно? — сказала Гарька, прижимаясь к локтю Ивана и заглядывая снизу вверх в его глаза. — А тебя, вон, парни зовут. Купалец городить пора.

— И то, — согласился Иван, осторожно высвобождая руку. — Костер-то большой будет. Да еще для Ярилы малый сложить надо.

На небольшом холмике у реки уже вкопана была березка, и девки украшали ее лентами и цветами. К деревцу прислонилось чучело Ярилы. Неподалеку, на полянке возвышался купалец, высотой уже почти в два человеческих роста. Иван принялся помогать укладывать сучья, влезая на плечи приятелей.

К полудню уже и жарко стало.

— Купаться! — крикнул кто-то.

Река закипела от обнаженных тел. Настоящее полюбовное ночное купание еще впереди было, и поэтому девки пока отдельно плескались, со смехом брызгаясь в ответ на забористые шуточки  парней. Вдоволь насладившись водой, все полезли обратно на берег, и веселье продолжилось с новой силой.

Наконец старшина ударил в бубен, призывая всех к костру. Подождав, пока шум затихнет, он поджег факел и, поискав глазами, подал его Гарьке.

— А ну-ка, красавица!

— Я-а-а! — опешила девушка. — Ой, вот спасибо-то за честь.

Огонь белкой взлетел на самую верхушку купальца, и через мгновение костер весело запылал, заставив первые ряды поспешно отступить. Девки, взявшись за руки, повели вокруг костра медленный хоровод,  парни пустили по рядам братину с пивом. Скоро хмель развязал настоящее веселье. Откуда-то и ряженые появились, затейники фокусы стали показывать, игры пошли: «ручеек» да «коняшка».

— Ярила уме-ер! — закричал вдруг кто-то дурашливо.

Все кинулись к березке, возле которой, печально уткнувшись соломенным носом в траву, лежало чучело со свернутым набок носом.

Девки завыли, изображая горе, за ними и парни принялись усиленно вытирать кулаками невидимые слезы.

— Умер Ярила! — торжественно возгласил старшина. — Проводим же его в дорогу дальнюю, предадим очищающему огню лик его.

Парни подхватили чучело на руки и поволокли к малому костру, оглашая воздух нарочитыми рыданиями. Тучи золотых искр взлетели к первым звездам.

Большой костер, наконец, рухнул, и пары стали пододвигаться поближе, выбирая момент, когда можно будет уже прыгать через угли. Самой счастливой считалась та, что прыгнет первой, поэтому многие нетерпеливо топтались у самого огня. Но жар все еще обжигал лица, и влюбленные с визгом отбегали назад.

Гарька что было сил сжимала руку Ивана, тоже пытаясь уловить долгожданный момент.

— Вань, ну смотри, уже вон там угли черные. Давай подойдем.

— Да отвяжись ты! — сердился он. — Если тебе окорок печеный нужен, так ступай к Купале. А мне еще пожить охота.

На самом деле, думал Иван совсем о другом. Чем быстрее наступала темнота, тем сильнее билось его сердце. Он с волнением поглядывал в сторону леса, пытаясь угадать, где может появиться огненный цветок.

— Вань! — Гарька дернула его за рукав рубахи — Ну, чё ты меня не слушаешь совсем? Ты, видать, не хочешь со мной через огонь прыгать?

— Полночь скоро, — невпопад прошептал Иван. — Вот только не все увидеть могут. А я увижу... Знак должен быть особый...

— Ваня! — Девушка повернула его к себе и с тревогой посмотрела в глаза. — Ну-ка, сказывай, что тебе Аниска-слепица сказала, когда меня в сени отправила?

— Знак будет! — повторил Иван. — Сегодня моя ночь.

— Ванюша! — торопливо заговорила Гарька, — ну ты же знаешь, байки все это. Брешут люди, чтоб жить веселее было. Нет никаких цветков волшебных...

Но он почти не слышал её. Откуда-то со стороны леса вдруг явственно донеслось:

— Иди-и...

Иван замер и, боясь пошевельнуться,  вглядывался в черную стену леса.

— Иди-и сюда-а...

Он повернулся и послушно сделал шаг в ту сторону, откуда доносился голос.

— Ванечка! — ахнула девушка. — Миленький, куда ты? Не ходи, нечистый там. Пойдем лучше прыгать, смотри, костер почти погас уже.

Но Иван, замерев, всматривался в темноту. Черная стена деревьев, почти сливающаяся с небом, и темнотой луга, вдруг будто раздвинулась и там, в глубине, слабо засветилась мерцающая точка. Он сглотнул ставшую вдруг вязкой слюну и шагнул в сторону леса.

— Ванечка! — заплакала Гарька. — Не ходи! Миленький, остановись!

.......................................................................

 1    2    3

Планшет для рисования песком световой планшет для рисования песком купить sandana.su.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com