ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Антип УШКИН


Лунная радуга. Фото Александра Дунаенко

http://antipushkin.ru/

 

«Живу во Владимире (там и печатаюсь...)

Член Союза российских писателей».

 

Антип Ушкин,

13.02.09

 

 

* * *

Нет у радуги одёжи.

Нету косточек и кожи.

Нету сердца и мозгов.

Нету денег и очков.

Нету, в общем, ни шиша.

Но гляди, как хороша!

 

Дождика и солнца дочь.

Вот бы быть таким точь-в-точь!

Разноцветным, бестелесным,

Лёгким, радостным, небесным!

Но, увы, я человечек:

Ручки, ножки, огуречек,

 

Кожа, косточки, башка,

Кошелёк, очки, тоска.

 

 

* * *

«Опять ты проспал своё счастье», —

Сказали с усмешкою мне.

Не спорю, зато очень часто

Счастливым бывал я во сне.

 

Во сне я был рыбою в море,

Во сне в небесах я летал.

Я счастье проспал, да и горя

Я тоже немало проспал.

 

Во сне я с фашистами бился

(Был ранен под Курской дугой)

Покой мне вот только не снился.

Во сне мне неведом покой.

 

Во сне я на скрипке играю,

Красивейших женщин люблю,

Заклятых врагов убиваю.

Живу я, тогда, когда сплю!

 

А люди меня равнодушным

Прозвали, но мне наплевать,

Не злюсь и не плачу в подушку:

Глаза закрываю и спать.

 

Я сплю над проблемами всеми

Не чуя вину и страну.

Я сплю сквозь пространство, сквозь время,

Когда же навеки усну,

 

Тогда все былые границы

Исчезнут, уйдут без следа.

И жизнь будет сниться и сниться,

И сниться, и сниться

всегда!

 

 

* * *

Скажите, милая, вас трогает мой бред?

А взгляд мой пробирает вас до дрожи?

Пожалуйста, не говорите «нет».

Молчите, ведь молчание дороже.

Или скажите «да», мне ваше «да»,

Как кислород в пространстве безвоздушном...

А после, уходите навсегда.

Мне больше ничего от вас не нужно.

 

 

* * *

А у нас на кухне газ…

Папа мой в полночный час

Этот газ включить решил.

Только вот зажечь забыл.

 

Мы его судить не стали.

Мы все вместе газом стали.

 

Газ нисколько не опасен,

Если ты газообразен.

 

Лишь пока ты твёрдожидкий,

Есть проблемы в личной жизни.

 

 

* * *

Лужа и корыто желудей —

Всё, что нужно в этой жизни ей.

Ни ума, ни горя у неё.

Хочешь быть счастливым — будь свиньёй!

 

Ведь свинья не ведает о том,

Что свинье свининой быть потом,

Что съедят с картошкою её…

Хочешь быть счастливым — будь свиньёй!

 

Ни о чём не думая лежи,

Без одежд, надежд и без души.

Без души,— все беды от неё…

Хочешь быть счастливым — будь свиньёй!

 

 

ПОЭТ И МОЛЬ

 

В шифоньере моль сидела.

За столом поэт сидел.

Моль пальто на завтрак ела.

А поэт пельмени ел.

 

Моль не знала о поэте,

А поэт не знал о ней,

Хоть и прожили на свете

Они рядом много дней.

 

К сожаленью, так бывает:

(Загляните в каждый дом)

Друг о друге мы не знаем,

Хоть и рядышком живём!

 

 

* * *

Я видел женщину, она

Бутылки собирала.

Потом к помойке подошла

И косточку достала.

На этой косточке свиной

Немножко было мяса,

И, видно, женщине оно

Пришлось по вкусу сразу.

А после яблоко нашла,

Почти что не гнилое,

К устам немедля поднесла

И съела на второе.

Сухой огрызочек хурмы

Служил ей блюдом третьим...

Ну что тут скажешь: «Чёрт возьми,

Везёт же бабам этим!»

 

 

ПЯТЕРО СМЕЛЫХ

 

Сражались рядом пять бойцов,

Пятёрка бравых молодцов.

И каждый был безумно смел,

И жизнью рисковать умел.

 

Один честолюбивым был,

Медальками звенеть любил

И генералом стать мечтал.

Другой — опасности искал.

Война — азартная игра.

Вперёд! За Родину! Ура!

А третий убивать хотел.

Он кайф ловил от мёртвых тел.

И в рукопашку был он рад:

Кинжал в крови, в мозгах приклад.

Четвёртый тоже в дебри лез.

Он ежедневно был нетрезв.

Штыком снаряды отбивал.

Никто не знал, где спирт он брал.

А пятый, хоть и не был стар,

Существовать давно устал.

Но сам покончить он с собой

Не мог и шёл на смертный бой.

 

Сражались рядом пять бойцов,

Пятёрка бравых молодцов.

И каждый был безумно смел.

Другим их ставили в пример.

 

 

* * *

Вот Гиви пристаёт к фигурам встречным.

Вот Женя из бутылки джин сосёт.

Вот Стас всё строит двигатель свой вечный.

Вот Константин жену ногою бьёт.

 

Вот Галя пересчитывает деньги.

Вот Женя с отраженьем хлещет джин.

Вот Мая моет чистые тарелки.

Вот бьёт жену доскою Константин.

 

Вот Галя пересчитывает галок.

Вот Мая моет пол в четвёртый раз.

Вот Константина бьёт супруга палкой.

Вот вечный двигатель разламывает Стас.

 

Вот Клара в жизнь бразильскую вникает.

Вот Карл вникает в звёздные миры.

Вот Боря вены бритвой рассекает.

 

МЫ ВСЕ ПО-РАЗНОМУ УХОДИМ ОТ ХАНДРЫ.

 

 

* * *

«На столе имей бутылку

И говядины кусок,

Новую на полке книгу,

А в саду живой цветок»? —

Говорил мудрец когда-то,

Я сегодня говорю.

И ещё неоднократно

Сам себе же повторю:

 

«На столе имей бутылку

И говядины кусок,

Новую на полке книгу,

А в саду живой цветок.

Не копи всю жизнь пожитки.

Будь самим собой богат.

Не грусти, коль ты в убытке.

За добро не жди наград.

Нагибайся для того лишь,

Чтоб упавшего спасти.

И любви имей побольше,

Чем самовлюблённости»? —

Говорил мудрец когда-то,

Я сегодня говорю.

И ещё неоднократно

Сам себе же повторю:

 

«На столе имей бутылку

И говядины кусок,

Новую на полке книгу,

А в саду живой цветок.

Пса лохматого у двери,

В спальне чью-нибудь жену,

В сердце радость, в поле ветер,

В небе звёзды и луну».

 

 

ЖЕЛАНИЕ

 

Я хочу быть точкой во вселенной.

Точкою, летящей по простору

С бесконечной скоростью, мгновенно.

С множеством незримых траекторий.

 

Каждый миг присутствующей всюду.

И ничем, и всем. Простой и тайной

Точкой, неделимой, недоступной.

Точкою без точных очертаний.

 

Без мотивов и без целей, только

Всё осознавая, видя, чуя…

Я хочу быть маленькою точкой.

До чего же многого хочу я!

 

 

Я — АВТОМАТ

 

Я — автомат, игральный автомат,

Бракованный. Всё, что приобретаю,

Я возвращаю сразу же назад,

Ни пятака себе не оставляю.

 

Ни выиграть нельзя, ни проиграть.

Тупым железом люди называют.

Ну а мои собратья — презирают

За то, что не могу чужого брать.

 

К тому ж я грязный, мятый, некрасивый.

Ни внешности, ни денег, ни друзей.

Ну а они ухожены и лживы.

Они как все.

 

А я другой, несладко мне живётся,

По вечерам меня хозяин бьёт.

«В металлолом бы сдать тебя, уродца!» —

Бранится он. И всё же не сдаёт.

 

 

НАША ПЛАНЕТА ИМЕЕТ ШАРООБРАЗНУЮ ФОРМУ

 

Когда бы в школе не узнал

Я горькой правды этой,

Тогда б я хлеба, соли взял

И двинул на край света.

Я шёл бы смело, напрямик,

Плюя на все мозоли.

И я б достиг ЕГО, достиг!..

 

Но я учился в школе.

 

 

НА ЛУНУ

 

У меня была мечта на Луну отправиться.

Вишни посадить на ней, чтобы цвёл там сад.

Говорили мне одни: «Ты романтик, братец».

А другие говорили: «Ты придурок, брат».

Третьи объясняли мне: «Там погибнут вишни,

Лучше на земной коре ты свой сад сажай».

А один старик сказал: «Ты мечтай, парнишка.

О Луне, так о Луне, главное — мечтай».

Кто-то слушать не хотел, кто-то издевался,

Кто-то грозно призывал встать на путь иной...

 

Не попал я на Луну. Но в людях разобрался.

А одна сказала мне: «Я хочу с тобой!»

 

 

ШЕСТЬ ЩЕНЯТ

 

У моей собаки Ады

Появилось шесть щенят.

Подросли. Назвать их надо.

Так назвал я собачат:

 

Доброта, Любовь, Прощенье,

Злоба, Ненависть и Месть.

А чтоб каждый из тех щенов

Помнил, кто теперь он есть,

 

Поимённо окликаю:

«Доброта, а ну к ноге!»

Злоба тут же подбегает

И хвостом виляет мне.

 

А когда Любовь я кличу,

Ненависть бежит скуля.

Месть в носок мне носом тычет,

Коль зову Прощенье я.

 

Я кричу созданьям этим:

«В вас ума ни капли нет!

Ненавижу, сучьи дети!»

А Любовь рычит в ответ.

 

 

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

 

Меня телохранитель охраняет.

Он день и ночь работу выполняет.

Я говорю: «Браток, иди домой!

Ну что ты всё мотаешься за мной?»

 

Но он меня как будто и не слышит.

Но слышу я, как он мне в спину дышит.

«Ах, до чего же ты мне надоел!

Неужто у тебя других нет тел?!»

 

Я так хочу в огонь, на небо, в воду!

Я так хочу почувствовать свободу!..

Да я б давно уже орлом парил!..

 

Но вновь хранитель за крыло схватил.

 

 

* * *

Следы ремня, «Не прекословь!»

Царапины. Любила в кровь.

 

Ожог. На солнышке лежал.

И шмель меня туда кусал.

 

Тепло ладони, «Надо спать».

«Мамулечка, ещё погладь!»

 

Укол, что был больней, чем в зад.

И недруга недобрый взгляд.

 

И рюкзака и ранца груз,

И спинка стула наизусть.

 

И сплетен мелочная дробь.

И одиночество, как горб.

 

Мурашки. Мент бежал за мной.

 

Я много пережил спиной.

 

 

ВЕШАТЬ НЕ СПЕШИ

 

Вешать ярлыки ты не спеши,

Люди ни плохи, ни хороши:

Под покровом веры и добра

Черти веселятся у костра,

А в последнем гаде и скоте

Плачет бог распятый на кресте.

 

 

БОЛЬ

 

У меня болит башка.

Под башкой болит рука.

И подушка под рукой

Так болит, хоть зверем вой.

Простыня болит, кровать.

Как мне эту боль унять?

Стол болит и табурет,

Стены, потолок, паркет.

Всё болит (ну где ж врачи?!)

Улица, фонарь в ночи,

Воздух, звёзды, снег, зима...

 

Ушкин, не сходи с ума.

 

 

МУХА и ПАУК

 

Летала маленькая мушка.

Была свободна и легка.

И вдруг попала в сеть-ловушку

Большого злого паука.

 

На волю хочет цокотуха,

Но не избавиться от пут.

А рядом с ней другие мухи

В плену паучьем там и тут.

 

Она глядит, не веря глазкам:

Они не рвутся из сетей,

Они поют, что жизнь прекрасна

И учат этому детей.

 

Они бескрылой доле рады.

Они уж сами пауки.

Они забыли, что когда-то

Свободны были и легки.

 1    2

Источник: http://2015-god-kozy.ru/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com