ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна ТЫМЧУК


ПРОКЛЯТЬЕ ФАРАОНА

Окончание. Начало здесь.

..........................................

К вечеру из лаборатории приехал Том Сендрик. Он еще ничего не знал об убийстве, поэтому был весел. Подойдя к Джулии, он радостно сообщил, что ее предположения оказались точны, и возраст пирамиды, по результатам анализов, составляет четыре с половиной тысячи лет: «Представляешь, ты ошиблась всего лишь на сто лет, но что это, в конце концов, значит в масштабах планеты. Но ты, по-моему, не рада. Что случилось? Ты мечтала о находке покрупнее»?

«Том, вчера убили Алима!»

«Что?! Но... но это невозможно. Он был хорошим парнем. Убийцу, конечно, не нашли?»

На этом их разговор закончился. Джулия была так подавлена, что даже не расспросила Тома о результатах лабораторных исследований. Она рано ушла в свою палатку, сославшись на усталость, но до утра не смыкала глаз.

Наступил новый день, казалось, история Алима забылась, рабочие предпочитали не обсуждать данную тему. Джулия наконец-то вспомнила, для чего она посылала Тома в город, и поэтому пригласила его к себе в палатку, вместе с бумагами. Только они расположились вокруг стола, как послышался душераздирающий вопль.

На расстоянии 300 метров от лагеря лежало бездыханное тело Джекопа. У трупа не было глаз, а на шее, так же как у Алима, виднелись следы от лески. Джулии стало плохо, она пришла в себя только к приезду полиции. Врач посоветовал ей сегодняшний день провести в постели, и все расспросы отложили на следующий день. Ночью женщина просыпалась от кошмаров. Поэтому, промучившись так до утра, она встала в 5 часов, пока еще весь лагерь спал, и решила отвлечься, спустившись в пирамиду.

Идя с факелом по ступенькам, она задумалась об этих трагических событиях и совсем не смотрела под ноги. Неожиданно споткнувшись обо что-то, она упала и, уронила факел, который мгновенно потух. Джулия стала ощупывать предмет, на котором она лежала, и вдруг с ужасом поняла, что это человеческое тело, без признаков жизни. Превозмогая подступающую к горлу тошноту, она на ощупь выбралась из пирамиды и упала на песок, заливаясь следами. Все остальное для нее проходило как во сне, крики рабочих, расспросы полиции, успокаивания и предписания врача. Из всего гула в голове у нее отпечаталось лишь имя того человека. Это был труп Джона, молодого археолога, делающего фотографии в пирамиде.

Ночью, лежа на постели, она вглядывалась в тьму мокрыми от слез глазами и прокручивала в голове все события последних дней. Что происходит в лагере? Как успокоить людей? Как избежать последующих жертв? Очевидно, что где-то орудует маньяк, и если его не поймают завтра же, то будут новые трупы. Она уже потеряла троих коллег, людей, с которыми она работала столько дней бок о бок. Как защитить остальных? Все эти вопросы оставались без ответа. Нестерпимо болела голова, сон не шел, и было настолько мерзко и гадко, что слезы сами бежали по щекам.

Утром Джулия долго беседовала с полицейскими, рассказывала все, что она знала об этих людях. Строились различные предположения. Все убитые были молоды, активны и, по отзывам других рабочих, не имели врагов. Следствие зашло в тупик. Версия о маньяке в пустыне казалась нереальной, так как вокруг лагеря территория была обследована на десятки километров, но никаких признаков людей не было.

«Господи, у меня в экспедиции три трупа — и никаких шансов поймать преступника!» — в отчаянье воскликнула Джулия.

«Четыре», — холодно поправил полицейский.

«Что?!»

«Мы не хотели вам говорить, но я думаю, этот факт невозможно скрыть».

«Кто он?» — спросила Джулия внезапно осипшим голосом.

«Сэм Купер».

Женщина в отчаянье закрыла лицо руками, плакать она уже не могла и поэтому издала лишь какой-то жалобный стон. Том подошел к ней и, сочувствуя, положил руку ей на плече.

«Кто следующий?» — тихо спросила Джулия. Ей нужно было самой во всем разобраться, на полицию она уже не надеялась. «Том, мне нужна твоя помощь».

«Ты же знаешь, я всегда готов последовать за тобой и ввязаться в любую историю».

Отведя Тома в сторону, Джулия сказала, что у нее есть кое-какие предположения, и она сообщит ему важную информацию, когда он придет ночью к ней в палатку. «Но иди осторожно, чтобы тебя никто не видел» — заговорщицки прошептала она.

Ближе к полуночи у палатки послышались осторожные шаги, и Том в темном плаще бесшумно проскользнул внутрь. Свет они решили не зажигать, чтобы не привлечь внимания и разговаривали шепотом в кромешной темноте. Джулия сбивчиво рассказала о телефонных звонках, визите Уэллса, возможной связи между ними и, замолчав, ждала реакции Сендрика.

«Я понимаю, к чему ты клонишь, но не могу объяснить в твоем поведении только одного, почему ты никому ничего не сказала?»

«Я не могу обвинять человека в убийстве, пока это не доказано!»

«Доказывание — не твоя работа. Ты археолог, а не полицейский, пусть с этим разбираются они, а ты должна лишь помочь следствию, рассказав возможные версии. И ты сделаешь это завтра утром».

«Я не знаю, у меня возникают сомнения. Если бы это было дело рук Уэллса, то все равно убийца прятался бы где-то недалеко от лагеря. А его не нашли. Может быть здесь действительно существует какая-то мистика?» — возразила Джулия.

«Боже, эта история окончательно свела тебя с ума. Ты — ученый, никогда раньше не верила в эту чушь. И кто же, по-твоему, убивает людей?»

«Фараон...»

«Что?! Ты сама понимаешь, что говоришь? Нет, решено, завтра же я отправлю тебя домой, а лучше в санаторий, в отпуск!»

«Ну ты сам подумай, — упорствовала Джулия, — признаков человека рядом с лагерем нет, следов от транспорта тоже, но, тем не менее, каждую ночь у нас убивают людей. Куда, по-твоему, потом девается преступник? И кто способен передвигаться с такой скоростью по пустыне?»

Том растерянно замолчал, на это ему было нечего возразить.

«Ну, не знаю. Все это бред какой-то. Что ты собираешься говорить полиции? Что людей убивает восставший из мертвых фараон? Я думаю, что тебя быстро отправят в соответствующее таким высказываниям заведение».

«Хорошо, я расскажу им про угрозы, пусть разбираются сами. Но я боюсь, что если расследование будет идти с прежним успехом, то мы потеряем еще немало людей», — печально подытожила Джулия.

Ее опасения оправдались, утром был найден труп Стила Марсона, который расшифровывал надписи. Она по настойчивой просьбе Тома рассказала полиции об угрозах, но понимала, что это мало что изменит.

Среди рабочих началась паника. Они требовали расчета. Женщина не пыталась их остановить — это было бесполезно. Но ушли не все, некоторые не решались бросить хозяйку в трудную минуту. Ученые не хотели уходить от открытия. Пресса с наслаждением принялась «обсасывать» новую тему. Поднимались архивы, вспоминались легенды о предыдущих вскрытиях пирамид, о смерти нашедших их, искались совпадения. Полиция так ничего и не нашла. А убийства продолжались...

После Стила был обнаружен труп рабочего Джафара, затем ученого Джека Стоуна.

Джулия сидела у себя в палатке и внимательно изучала статьи в газетах, которые как всегда не скупились на громкие фразы: «Пирамида смерти», «Убийства в пустыне», «Проклятье фараона». Именно за этим занятием ее нашел Том.

«Похоже, ты была права насчет проклятья».

«Почему? У тебя появились какие-то факты?»

«Нет, но оказывается журналисты куда наблюдательнее нас. Послушай, что они пишут. «Похоже, что грандиозная находка археолога Джулии Фэт и ее команды станет их посмертной заслугой. Открыв усыпальницу, они потревожили душу фараона, которая жаждет мщения. Она найдет свое успокоение лишь тогда, когда все, кто дерзнул ступить в священную усыпальницу, умрут. Как нам известно, внутрь гробницы заходило десять человек, и семь из них уже мертвы. Это рабочие Алим и Джафар, археологи Джон Фовард и Сэм Купер, историк Джекоп Силенс, специалист по древним надписям Стил Марсон и ученый Джек Стоун. Все убиты одинаково — задушены леской. Следует отметить, что преступник (кто бы он ни был) отличается особой жестокостью. Он вырезает у своих жертв глаза, отрезает руки, ноги. Один из рабочих Ибрагим сказал, что фараон наказывает их, забирая те части, которыми была осквернена усыпальница». Знаешь, если то, что они пишут, правда, а я уже сам начинаю в это верить, то у нас с тобой большие неприятности».

Джулия долго молчала, вновь и вновь перечитывала газету, что-то вспоминала, чертила и вдруг подняла на Тома просветлевшие глаза.

«Я знаю, кто убийца. Это не фараон. Я знаю, кто будет следующей жертвой и как нам остановить преступника!» — воскликнула она.

Том лишь вопросительно поднял брови, что говорило о его усиленном внимании.

«Следующий, кто подвергнется нападению, будет Ральф Гробс. Сегодня ночью мы можем спасти его».

«Но почему ты так уверена, что это будет именно Ральф, а не я или ты?»

«Я потом тебе все объясню, сейчас нет времени. Нам нужно оружие».

Том, уже привыкший к тому, что с Джулией лучше не спорить, тихо вышел из палатки и вскоре вернулся с обрезом.

«Этого, я надеюсь, хватит?»

«Вполне. Пойдем быстрее».

Они бесшумно вышли и направились к палатке Ральфа. Притаившись за бочками, они стали ждать. Ночь была жаркая, тихая. В лагере слышалось лишь мерное пасапывание рабочих. Отсутствие луны на небе не компенсировалось даже яркими звездами, и поэтому на расстоянии двух метров уже невозможно было что-либо различить. Вдруг рядом с ними послышался легкий шорох шагов, и чья-то фигура подкралась к палатке. Постояв несколько минут без движения, прислушиваясь к дыханию своей жертвы, убийца, убедившись, что историк спит, стал медленно пробираться в палатку.

«Давай, Том, заходим сейчас или будет поздно», — прошептала Джулия.

Залетев молнией в палатку, она зажгла яркий фонарь и громко крикнула «Стоять»! Преступник метнулся в ее сторону с большим ножом, но замер, увидев Тома с направленным на него ружьем. Ральф, ничего не понимая, рассеянно протирал спросонья глаза.

«Ну что, уважаемый Ибрагим, похоже, не этом ваша тайна заканчивается. Сколько же вам заплатил этот подлец Уэллс? Нет-нет, не волнуйтесь, я не претендую на эти деньги, просто мне интересно, во сколько вы и этот мерзавец оцениваете человеческую жизнь, точнее семь жизней. Вы хорошо все продумали. Прикрываться легендой о фараоне — это была замечательная идея, но она недолго работала ширмой. Вы надеялись убить нас всех и положить начало новой страшной сказке о проклятье, но просчитались», — с усмешкой сказала Джулия.

Через полчаса она давала показания полиции. После этого Том спросил, как она вычислила убийцу и жертву.

«Знаешь, оказывается, это просто, и если бы я была поумнее, то у нас не было бы столько жертв. Когда в газетах начали писать о старом проклятье, приводить примеры из историй других раскопок, я нашла первое опровержение. Дело в том, что наша пирамида не являлась усыпальницей фараона, а была лишь храмом. Пирамида Солнца была символом жизни у древних, она не могла нести с собой смерть. Это подтверждают надписи, которые я увидела, когда мы первый раз спускались по лестнице. В них говорилось о том, что посетивший храм получит силы и исцеление. А это, сам понимаешь, противоречит проклятью.

Вторым доказательством для меня служила процитированная тобою статья. Она мне во многом помогла. Там упоминался Ибрагим, а он давно был у меня на примете. Этот фанатик постоянно твердил о проклятье, на этой почве они спелись с Уэллсом. Они нашли друг в друге орудие против меня, которое их устраивало. Один избавлялся от меня и получал патент на пирамиду, другой получал деньги и возможность отомстить неверным. Причем последний искренне был уверен, что является выразителем воли фараона и будет за это приравнен к богам.

Так как убийца жил в нашем лагере и был постоянно на виду, он был вне подозрения у полиции. Именно поэтому вокруг лагеря не было следов людей. Он ждал, когда жертва заснет, душил ее во сне, переносил в другое место и там отрезал ту часть тела, которой, как он полагал, осквернили усыпальницу.

В газете также был помещен список убитых, и когда я стала вспоминать, в каком порядке убивали людей и в каком порядке мы заходили в пирамиду, я заметила, что месть начали с последнего человека, а не с первого. Так я вычислила, что убить должны были Ральфа.

Проклятья фараона не существует, Том, но, к сожалению, людская месть приносит больше горя, чем месть грозного повелителя, канувшего в глубине веков».

Фонарь

Татьяна Тымчук и Ко

Шуточные стихи — в проектах «Школа Валентина Надеждина»
и «Культурная революция по Воланду».

«Весенний дебют». Е-книга, PDF, 700 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Ламинат kronostar 2413 дуб беленый parketelit.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com