ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ЦАРЕВ


Об авторе. Содержание раздела. Стихи после 2007 г.

2003-07
 2          6    7 

 

 

* * *

Уже не течь небесной силе

По синим жилам горловым

Безумцев, что судьбе дерзили

И не сносили головы.

Каким неосторожным танцем

Мы рассердили небеса?

Когда чахоточным румянцем

Еще горел Нескучный сад,

Когда на паперти осенней

Вовсю гремели торжества,

И тени смутных опасений

Кружила падшая листва,

По звездам, по венозной гжели,

По выражению лица,

Ах, ворожеи, неужели

Вы не предвидели конца?..

Снегами копится усталость

В тени оконного креста,

И что же нам еще осталось —

Начать все с белого листа?

И греться в нежности взаимной,

И друг у друга есть с руки,

И жить назло печали зимней,

Любя и веря вопреки.

 

 

Маугли

 

Рвут кожу шипы, как стальные иголки,

Но крик невесом на весах тишины.

Спят черные джунгли, спят серые волки

Под хищным прищуром ущербной луны.

 

Я сын человечий, я выкормыш Стаи.

Я волчьи законы всосал с молоком.

Но серою шерстью в душе обрастая,

С недавних времен презираю волков.

 

Здесь чуткие уши и цепкие лапы,

Сплетенные в сонный змеиный клубок:

Не дай тебе Бог показать себя слабым —

Догонят, набросятся, вцепятся в бок.

Я Маугли, Маугли — волчий приемыш,

Воспитанный Стаей, ей предан навек.

Все песни ее мне близки и знакомы.

Но помните, волки, что я — Человек.

 

 

Я рядовой словарного запаса

 

Стихи бывают как листы осоки —

Не прочитать, не искромсав души.

В них корни слов сквозь строки гонят соки,

Суть отделяя от предлогов лжи.

По тонкой грани между тьмой и светом,

Сквозь рифмы, как сквозь рифы корабли,

Проводят нас Верховные Поэты

К божественному краешку земли...

 

Я не ношу атласные лампасы

И не смотрю на рифмы свысока —

Я рядовой словарного запаса,

Я часовой родного языка.

Ажуром строчек гладь бумаги вышив,

Пишу, порой не ведая о чем,

Но ощущая, будто кто-то свыше

Заглядывает мне через плечо.

 

 

В ожидании уехавшей в командировку жены.

Шутливо-печальное.

 

Невпопад часы стучат,

Маятник качая.

Плачет белая свеча.

Стынет чашка чая.

Простудилась тишина —

В ухо хрипло дышит...

А любимая жена,

Не звонит, не пишет.

 

Воют волки за рекой.

Эхо вторит глухо.

Барабанит в дверь клюкой

Белая старуха.

Ледяная вышина

В черный цвет окрашена...

Где ж ты, милая жена?

Отзовись, мне страшно!

 

Или я сошел с ума

На исходе ночи,

Или пьяная зима

За окном хохочет.

Ржавым лезвием ножа

Холодок под сердце...

Поскорее приезжай,

Помоги согреться!

 

 

Родинка

 

Бьет озноб в часы закатные,

Старики хрустят суставами,

И скворечники плацкартные

К югу тянутся составами.

Там еще вовсю купаются,

Небо бархатное в просини —

И билеты раскупаются

Эмигрантами из осени.

 

Чай горяч, как лошадь с норовом,

Пляшет в сбруе подстаканника.

До чего же это здорово

Поиграть немного в странника,

Покурить в холодном тамбуре,

Где веселая компания

Так поет, что даже в таборе

Позавидуют цыгане им.

 

Зреет красная смородина

И воркует сладко горлинка...

Это, вроде, тоже родина,

Только мне милее родинка

На твоем плече, которое

Млечным светом ночью светится:

И сажусь обратно в «скорый» я,

И назад колеса вертятся.

 

Здесь уже сугробы спелые

Намело ветрами с полюса.

Здесь стоят березы белые.

Здесь метели с хриплым голосом:

Ты задернешь окна шторами,

Скажешь мне, что рада встретиться.

Я прижмусь к плечу, которое

Млечным светом ночью светится.

 

 

Венчальное

 

От любви неизлечимы,

Совершив обряд венчальный,

Мы теперь неразлучимы

В светлый час и в час печальный.

 

Тьма ль кромешная, пурга ли,

Тени бед неразличимых

Зря разлукою пугали

Нас — уже неразлучимых.

 

Не ищи первопричины,

Объяснений нет научных —

Мы ВООБЩЕ неразлучимы,

А не просто неразлучны.

 

Осветив перед иконой

Две души, как две свечи, мы

Перед Богом по закону

Навсегда НЕРАЗЛУЧИМЫ!

 

 

Взгляд на осень из окна квартиры

 

Осень красит желтой охрой старый дворик —

Осень любит сумасшедшую палитру.

Задремал на куче листьев пьяный дворник,

Положив под щеку верную поллитру.

 

В этом мире, сжатом рамками окошка,

Голубь вьется над пустым помойным баком,

И на голубя ведет охоту кошка,

А за кошкою гоняется собака...

 

Все прекрасно в этой будничной картине.

Все напрасно в этом жизненном сюжете.

И алеют гроздья ягод на рябине,

Словно капли свежей крови на манжете.

 

За стеною громыхает фортепьяно.

Юный Моцарт рьяно путается в гамме.

А мне чудится, что я валяюсь пьяный,

И меня шпана со смехом бьет ногами.

 

Я не знаю, что со мною происходит —

Это рвется нить осенней паутины,

Это старый пес дорогу переходит,

Не надеясь, что дойдет до середины...

 

Все трагично в этом будничном сюжете.

Все логично в этой жизненной картине.

И алеют капли крови на манжете,

Словно гроздья спелых ягод на рябине.

 

 

Прогулка по Тверской-Ямской

 

Вдоль Тверской стоят красоточки —

Без пяти минут беременны.

Стоит каждая по «соточке»

За «лямур» единовременный.

 

Но до них мне — как до лампочки,

Выступаю гордо мимо я.

Ведь со мною моя лапочка —

Моя женушка любимая.

 

Не спеша пройдем «Асторию»,

Посидим в тени у гения,

Написавшего историю 

Про Татьяну и Евгения.

 

Я куплю цветок на веточке

Моей лучшей половиночке,

Моей рыбке, моей деточке,

Моей музе, моей Ирочке.

 

Мы в метро с моей красавицей

Поцелуемся на лестнице.

А кому это не нравится —

Пусть от зависти повесятся.

2003-07
 2          6    7 

Парад парадоксовПародии А.Я.Нехаита

Об авторе. Содержание раздела. Стихи после 2007 г.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com