ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ЦАРЕВ


Об авторе. Содержание раздела. Стихи после 2007 г.

2003-07
 2        5      7 

 

 

В кущах личного Эдема (дачное)

 

Хорошо, забыв о вьюгах,

Окунуться в летний зной,

Мысли пивом убаюкав,

Проводить свой выходной

Изваянием Родена

С пахитоскою в руке,

В кущах личного Эдема

В допотопном гамаке.

 

Разве это не награда —

Созерцать весь Божий день

Тонкой кистью винограда

Нарисованную тень,

Не гонять на шестисотом

С валидолом за щекой,

А наперстком шести соток

Пить божественный покой.

 

Солнца мятная настойка,

Воли праздничный кумыс

Упоительны настолько,

Что всему даруют смысл —

И сирени у калитки,

И герани на окне,

И несуетной улитке,

И подвыпившему мне.

 

Спелый плод в мои ладони

Золотая алыча

Снисходительно уронит

С августейшего плеча.

И сорочьим донесеньем

Разлетится весть окрест,

Что за это воскресенье

Я воистину воскрес.

 

 

Пока Бог спит

 

Мой недруг в Министерстве странных дел,

И без того лоснившийся богато,

Недавно вовсе высоко взлетел,

Возглавив Управление Заката.

И сразу день на треть был усечен,

Сравнялись скорость тьмы и скорость света,

И ночь, как нож под левое плечо,

Вошла в мой сад, срезая листья с веток.

Нательный крестик умостив в горсти,

Я масло ароматное лампадок

Транжирю, чтоб Всевышнему польстить,

Но кто сказал, что Он на это падок?

И травы заплетаются в клубок,

И страхи из угла шипят как змеи...

И шутит черт, пока кемарит Бог,

Которого я разбудить не смею.

 

 

Март 2004

 

Досрочно юная весна

Явилась подразнить столицу.

Как тушь по ледяным ресницам

Стекает с крыш голубизна.

Блестят глаза бесстыжих луж,

Игриво в отраженьях множат

Тот самый ракурс женских ножек,

Что загубил немало душ,

Когда, у мира на виду

Выгуливая новый свитер,

Проходишь ты, а следом свитой

Московские часы идут.

 

 

Инфернальные дворники

 

Всю ночь на город суеверный,

На суетливую столицу,

Исподтишка сочилась скверна,

Стекая по усталым лицам

Осенней желтизной угрюмой,

Холодной слизью атмосферной…

Как пароход с пробитым трюмом

Мир погружался в мрак инферно.

Я сам поверил в этот морок,

Прощально чиркая в тетради,

Когда хмельная тьма каморок

Явила дворницкие рати —

Дыша бессмертным перегаром,

С традиционной неохотой

Они пошли по тротуарам,

Сметая скверну в печь восхода.

И словно рыцарские латы

Сияли старенькие боты

При символических зарплатах

За инфернальную работу.

 

 

Голем

 

Что такое любовь?

Это жизнь, это наша весна,

Та, что бродит в Москве

Как вино по рассохшейся бочке,

Это наши мечты,

И счастливые ночи без сна,

Это мой талисман

На серебряной тонкой цепочке.

 

Я другим не служил,

Не любил до разорванных жил,

И к чужим небесам

Не тянулся тоской колоколен —

Без тебя никогда б

Не писал, не дышал и не жил

Твой неистовый раб,

Неуклюжий, но преданный Голем.

 

Разорвав колдовством

Немоту моих глиняных губ,

Это ты оживила

Мне сердце губами своими.

И дымятся чернила,

Как свежая кровь на снегу,

Когда я, истекая

Стихами, твержу твое имя.

 

 

* * *

Не глуши меня, оратор, черным лихом не стращай,

Не сули мне горы злата, рай земной не обещай.

Если вследствие причины я без чина и гроша —

Не кручинь меня, кручина, не души меня, душа!

 

Не снимай меня, фотограф, яркой вспышкой не свети,

Не нацеливай в висок мне субъективный объектив.

Я, зажатый в рамки кадра, получаюсь не живой —

Бестолковый, неуклюжий, будто транспорт гужевой.

 

Не лечи ты меня, доктор! Дай немножечко пожить.

Если жизнь выходит боком — рану лыком не зашить.

Дай последнею затяжкой затуманить боль слегка...

Не хватай меня кондрашка, не таскай меня, тоска!

 

 

Лекция в планетарии

 

Некоторые умники утверждают, что курица — всего лишь способ

появления одного яйца из другого.

И с точки зрения, скажем, желтка —

в этом есть своя железная логика.

Впрочем, стих совсем не об этом.

 

Во всех теориях есть изъяны —

Пусть это Дарвину выйдет боком —

Ну, да, в нас много от обезьяны,

Но, все же, есть и чуть-чуть от Бога.

 

Вот, скажем, Вася — он пролетарий,

И всю неделю с бригадой квасит,

Но, что ни праздник, то в планетарий

Идет послушать про жизнь на Марсе.

 

С собой, естественно, пиво с воблой.

Есть много в мире, мой друг Гораций,

Таких загадок — гляди хоть в оба,

Без пива просто не разобраться!

 

А с пивом — пиршество интеллекта!

Дух торжествует над постной прозой,

Когда, блистая очками, лектор,

Небрежно лузгает все вопросы.

 

Картонку неба истыкав пальцем,

Как будто звезды открыл он лично,

Профессор шутит — первичны яйца,

А куры? Куры — они вторичны!

 

И зря качает монах тонзурой,

Мол, как же слово, что было первым?..

— То слово вычеркнуто цензурой,

Когда у цензоров сдали нервы.

 

И зал смеется — вот это шутка!

Но в каждой шутке есть правды доля.

А чтоб от правды не стало жутко,

Давай по пиву добавим, что ли!

 

И пусть извилин усталый мускул

Дрожит сознанием фрагментарным,

И пусть раздроблены до корпускул

Частицы мыслей элементарных,

 

Давай вариться в культурной массе —

Всем Васям хочется жить красиво!

Интересует их жизнь на Марсе,

Хотя и меньше, чем вобла с пивом.

2003-07
 2        5      7 

Парад парадоксовПародии А.Я.Нехаита

Об авторе. Содержание раздела. Стихи после 2007 г.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com