ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ЦАРЕВ


Об авторе. Содержание раздела

Стихи Игоря Царёва после 2007 гг.
 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11 

 

Аэропорт Инта

 

Если налить коньяк или водку в пластиковый стаканчик,

опустить в него палочку и выставить на снег

при сорокоградусном морозе —

вскоре получится сногсшибательное эскимо.

                                                    (из личного опыта)

 

Опустив уныло долу винты,

На поляне загрустил вертолет —

И хотел бы улететь из Инты,

Да погода третий день не дает.

Нас обильно кормит снегом зенит,

Гонит тучи из Ухты на Читу...

И мобильный мой уже не звонит,

Потому что ни рубля на счету.

 

Знает каждый: от бича — до мента,

Кто с понтами тут, кто честный герой,

Потому что это город Инта,

Где и водка замерзает порой.

Здесь играются в орлянку с судьбой,

И милуются с ней на брудершафт,

И в забой уходят, словно в запой,

Иногда не возвращаясь из шахт.

 

Без рубашки хоть вообще не родись,

Да и ту поставить лучше на мех.

По Инте зимой без меха пройдись —

Дальше сможешь танцевать без помех.

Что нам Вена и Париж, мы не те,

Иноземца тут собьет на лету!

И я точно это понял в Инте,

Застревая по пути в Воркуту.

 

Рынок — Западу, Востоку — базар,

Нам же северный ломоть мерзлоты,

И особый леденящий азарт

Быть с курносою подругой «на ты».

Угловат народ и норовом крут,

Но и жизнь — не театральный бурлеск.

И поэтому — бессмысленный труд

Наводить на русский валенок блеск.

 

 

Зимняя дорога

 

Бывают зимы в Чили и Гвинее —

Когда дожди становятся длиннее,

Но вызревшим под пальмой золотой

В горячке белой невообразимы

Российские пронзительные зимы,

Царящие над вечной мерзлотой.

 

Ни волооким мачо Сенегала,

Которых смертной вьюгой не стегало,

Ни кучерявым хлопцам Сомали

Ни дать, ни взять исконно русской дани —

Купания в крещенской иордани

У краешка заснеженной земли.

 

А нас-то как сподобило, а нас-то!...

Поджаристою корочкою наста

Привычно закусив дешевый спирт,

Пофлиртовав с метелью-завирухой,

От Коми до Курил под белой мухой

Страна в снега закуталась и спит.

 

Лишь наш «зилок» — раздолбанный, но ходкий,

К Алдану пробиваясь из Находки,

Таранит ночь то юзом, то бочком...

А в тишине значительной и хрупкой

Якутия дымит алмазной трубкой,

Набив ее вселенским табачком.

 

И чтобы удержать тепло и радость,

Поем и пьем лишь повышая градус,

А как иначе угодить душе,

Когда зима — не просто время года,

А в дебрях генетического кода

Невыводимый штамп о ПМЖ.

 

 

Ячменное зернышко

 

Непонятную силу таят ковыли...

Притяженье каких половецких корней

Вырывает меня из арбатских камней

Постоять на открытой ладони земли?..

 

И таращится полночь вороньим зрачком,

Наблюдая, как я без царя в голове —

Босиком, по колено в вихрастой траве,

До зари с деревенским хожу дурачком.

 

И палю самосад, и хлещу самогон,

И стихи в беспредельное небо ору...

А с утра от стыда и похмелья помру,

Упакованный в душный плацкартный вагон...

 

И огня не попросит уже табачок,

И засохнет в кармане зерно ячменя...

Дурачок, дурачок, ты счастливей меня,

И умнее меня... Но об этом молчок.

 

 

Город

 

Этот стреляный город, ученый, крученый, копченый,

Всякой краскою мазан — и красной, и белой, и черной,

И на веки веков обрученный с надеждой небесной,

Он и бездна сама, и спасительный мостик над бездной.

 

Здесь живут мудрецы и купцы, и глупцы и схоласты,

И мы тоже однажды явились — юны и скуласты.

И смеялся над нашим нахальством сиятельный город,

Леденящею змейкой дождя заползая за ворот.

 

Сколько раз мы его проклинали и снова прощали,

Сообща с ним нищали и вновь обрастали вещами,

И топтали его, горделиво задрав подбородок,

И душой прикипали к асфальту его сковородок...

 

Но слепая судьба по живому безжалостно режет,

И мелодии века все больше похожи на скрежет,

И все громче ночные вороны горланят картаво,

Подводя на соседнем погосте итоги квартала...

 

Ах, какая компания там собралась — за рекою,

И с туманного берега весело машет рукою...

Закупить бы «пивка для рывка» и с земными дарами

Оторваться к ушедшим друзьям проходными дворами...

 

Этот стреляный город бессмертен, а значит бесстрашен.

И двуглавые тени с высот государевых башен

Снисходительно смотрят, как говором дальних провинций

Прорастают в столице другие певцы и провидцы.

 

 

Ветер с Севера

 

Еду с ярмарки, качу под горку пьяненький,

И усы копчу махоркою чертям назло.

Зреют во поле кнуты (а, нет бы пряники!),

Снова, чем мы удобряли, то и выросло...

Голова от горьких дум и винных доз тупа,

С колокольни протрезвонить не мешало бы...

Жаль, что Главный Абонент вне зоны доступа,

Не желает больше слушать наши жалобы.

 

Журавлей по небу гонит ветер с Севера,

Без конвоя, но с ухваточками лисьими,

А душа моя (держите ее семеро!)

Что-то стала слишком метеозависимой...

Нагулялся вволю тропами лихими я,

Нахлебался жизни крепкого рассола там,

Только, это ли не чудо, не алхимия:

Просыпаюсь нынче — все залито золотом!

 

Бурелом ночным дождем до блеска вылизан,

Осыпается березовыми стансами,

Дерева надели платья с низким вырезом,

Будто ждет их не зима, а песни с танцами.

И вершиной по аршину крутояр реки

Честно делится с богатыми и нищими...

Бабье лето. Я качу под горку с ярмарки,

Золотой листвой шурша за голенищами.

 

 

Оптимистическое

 

По нашей ли Тверской, по ихнему ль Монмартру,

Вперед или назад, куда бы ты ни шел —

Прими на посошок и повторяй как мантру:

«Все Будде хорошо! Все Будде хорошо!»

 

Какая б лабуда ни лезла из-под спуда,

Какая б ерунда ни падала в горшок,

Ты при любых делах спокоен будь как Будда,

И знай себе тверди: «Все Будде хорошо!»

 

Молитвенник оставь смиренному монаху,

И не гляди на баб, как лошадь из-за шор...

А если жизнь тебя пошлет однажды на кол,

Конечно же и там все Будде хорошо!

 

Закончив путь земной, взойдем на горный луг мы

И канем в облака, как в омут на реке,

Где белые снега великой Джомолунгмы

Куличиком лежат у Будды на руке...

 

Ну, а пока, дружок, по ихнему ль Монмартру,

По нашей ли Тверской, куда бы ты ни шел —

Прими на посошок и повторяй как мантру:

«Все Будде хорошо! Все Будде хорошо!»

Стихи Игоря Царёва после 2007 гг.
 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11 

Стихи 2007-03 гг.Стихи на Втором сайте

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com