ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ЦАРЕВ


Об авторе. Содержание раздела

Стихи Игоря Царёва после 2007 гг.
 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11 

 

Скрипачка

 

Две чашки кофе, булка с джемом —

За целый вечер весь навар,

Но в состоянии блаженном

У входа на Цветной бульвар,

Повидлом губы перепачкав

И не смущенная ничуть,

Зеленоглазая скрипачка

Склонила голову к плечу.

 

Потертый гриф не «от Гварнери»,

Но так хозяйка хороша,

Что и в мосторговской фанере

Вдруг просыпается душа,

И огоньком ее прелюдий

Так освещается житье,

Что не толпа уже, а люди

Стоят и слушают её.

 

Хиппушка, рыжая пацанка,

Еще незрелая лоза,

Но эта гордая осанка,

Но эти чертики в глазах!

Куриный бог на тонкой нитке

У сердца отбивает такт

И музыка Альфреда Шнитке

Пугающе бездонна так...

 

 

Слова из детства

 

Мое сатиновое детство

Душе оставило в наследство

Копилку памятных узлов,

Канву сплетая временами

Из трав с чудными именами

И музыки неясных слов...

 

Когда багульникам Хингана

Сияет солнечная гамма,

С Амгунью обвенчав Амур,

Я в их названия ныряю,

Как будто судьбы примеряю

Неведомые никому.

 

Когда на Зее спозаранок

Среди аралий и саранок

Медовый воздух ал и густ,

Так сладко языком ворочать

Полузабытый говорочек,

Созвучья пробуя на вкус...

 

И до сих пор еще, бывает,

Они из памяти всплывают

Как рыбы из немых стихий:

В седой висок не тарабанят,

Но лба касаются губами

Благословляя на стихи.

 

 

Шурогайка *

 

Берега — песок да галька,

Перемолотый гранит...

Между ними шурогайка

Злую воду боронит,

Бьет хвостом перед заломом,

Точит зубы на улов,

Но над каждым рыболовом

Есть повыше рыболов!

 

И плывут над ивняками

По реке издалека,

Загребая плавниками,

Молодые облака,

И у темной кромки леса

Настороженно звенит

Еле видимая леса,

Уходящая в зенит...

 

Не спеши, дружок, зашиться,

Раньше срока не трезвей —

Эта славная ушица

Сердце делает резвей:

В ней и мы, и щучье семя,

И таежный островок,

И танцующий над всеми

Солнца желтый поплавок...

__________________

Шурогайка (щурогайка) — так в Сибири и на Дальнем Востоке называют маленькую щуку.

 

 

Бродяга и Бродский

 

Вида серого, мятого и неброского,

Проходя вагоны походкой шаткою,

Попрошайка шпарит на память Бродского,

Утирая губы дырявой шапкою.

 

В нем стихов, наверное, тонны, залежи,

Да, ему студентов учить бы в Принстоне!

Но мажором станешь не при вокзале же,

Не отчалишь в Принстон от этой пристани.

 

Бог послал за день только хвостик ливерной,

И в глаза тоску вперемешку с немочью...

Свой карман ему на ладони вывернув,

Я нашел всего-то с червонец мелочью.

 

Он с утра, конечно же, принял лишнего,

И небрит, и профиля не медального...

Возлюби, попробуй, такого ближнего,

И пойми, пожалуй, такого дальнего!

 

Вот идет он, пьяненький, в лысом валенке,

Намешав ерша, словно ртути к олову,

Но, при всем при том, не такой и маленький,

Если целый мир уместился в голову.

 

Электричка мчится, качая креслица,

Контролеры лают, но не кусаются,

И вослед бродяге старухи крестятся:

Ты гляди, он пола-то не касается!..

 

 

На Васильевском

 

Линии жизни пересекая, ларьков обходя паршу,

Призрак Иосифа бродит любимым островом...

Если однажды встретится — пусть бестактно, но я спрошу:

Шпилька Адмиралтейства — не слишком остро Вам?

 

Улиц названия, лиц вереница, глянцевый переплет,

Не целиком история, только выборка.

Бармен под злую музыку розоватый кронштадтский лед

Крошит в стакан бурбона быку из Выборга.

 

Черные тучи и белые ночи — гренки и молоко,

Каменный фрак потерт, но оправлен золотом.

Что старый век не вытравил, новый выправит кулаком.

И кошельком. И просто ячменным солодом.

 

 

Таежный нож

 

Шитый нитью вощеной и цыганской иглой,

От рожденья крещенный паровозною мглой,

Я на вид не калека, и характер не шелк,

Но из прошлого века далеко не ушел.

 

Леруа и Рамсторы обхожу не кляня,

Пусть иные просторы поминают меня,

Где помятая фляжка на солдатском ремне

И собачья упряжка привязались ко мне.

 

О подножье Хингана, на таежном току,

Будто ножик жигана заточил я строку:

Ненавязчиво брезжит рукодельная медь,

Но до крови обрежет, если тронуть посметь.

 

.................................

..И быть может, быть может этак лет через «тцать»

Кто-то вынет мой ножик колбасы покромсать,

И добрея от хмеля, чертыхнется в душе:

Вот ведь люди умели! Так не точат уже...

 

 

 На Божедомке Бога нет

 

...На Божедомке Бога нет.

И пешим ходом до Варварки

Свищу, заглядывая в арки,

Ищу хоть отраженный свет,

Но свежесваренным борщом

Из общежития напротив

Москва дохнет в лицо и, вроде,

Ты к высшей тайне приобщен.

 

Вот тут и жить бы лет до ста,

Несуетливо строя планы,

Стареть размеренно и плавно

Как мудрый тополь у моста,

Во тьму, где фонари растут,

Под ночь выгуливать шарпея,

А после пить настой шалфея

Во избежание простуд...

 

Столица праздная течет,

Лукаво проникая в поры:

И ворот жмет, да город впору,

Чего ж, казалось бы, еще?

Зачем искать иконный свет,

Следы и странные приметы?

Но кто-то ж нашептал мне это:

На Божедомке Бога нет...

Стихи Игоря Царёва после 2007 гг.
 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11 

Стихи 2007-03 гг.Стихи на Втором сайте

Альманах «ИнтерЛит 01.04». Е-книга в формате PDF, 910 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Процесс установки внешнего блока, монтаж, Лобелек установка и продажа кондиционеров.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com