ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Николай ТАРАСОВ


ФОКУС-НИК ГОЛОВОКРУЖЕНИЯ

                                                       И тайна ест(ь) в обычном моём слове...

 

...Он рассчитался пустой бумажкой в такси, обманул такой же продавца в винной лавке, заплатил ничем в кабаке, жалко и нелепо станцевав там под оркестр и насмешливые хлопки обедающих посетителей, но перед банком — спасовал: вырвал назад из рук клерка свои обманные листочки, и — убежал.

— И слава богу, и хорошо это, — приговаривал он, глотая вино в сумерках съёмной квартиры, — больно риску много!

Его уже искали; потерпевшие требовали к ответу:

— Кто таков, как посмел?!

В банке отчаянно врали:

— Что до нас, так мы сразу пресекли попытку, — докладывали они обществу, — пусть он в своём городе гипнотизёр есть, а у нас пустозвоном — не пройдёт фокус!

.........................................

 

Что это я? О чём пишу?

 

Читаю отзывы Лены, Лики и Галины. (На рассказ «Призрак осени», — ред.) «Мастер», «океан», «обрыв, край»...

 

Господи, грех мой прости!

В обман ввёл; пассы буковками, изгаляясь над сочувственным женским вниманием, разводил. И выходило со стороны — Нечто!

 

Глупенько-хитренькое фиглярство! Недаром же Человек закалённый, гранитно-несгибаемый, обще-прямой, каких большинство на сайте Интерлит, — никогда и не считал Тарасова кем-либо, разве что за пьяного манерного милиционера (?), набравшегося когда-то по верхам из книжонок, держал, жалея потраченное на чтение опусов-гипнопусов время своё...

 

Отдадим мне должное: фокусы таки выходят!

Обтрёпанные и сальные, как игральные карты, картонные зайцы и голуби кажутся живыми; марганцовка-кровь как бы перепиленных пополам придуманных героев — мнится настоящей; сам же, хоть и не профессиональный, но не без таланта от иноХодства любитель, — не осознаётся Лгуном в маске...

 

Никогда не любил этакого, — вокруг пальца чтоб.

Знавали мы фокусников и покруче! — Михаил Сергеевич, к примеру. Смотрите, как из умного ставропольского коммуняки глупые "английские шпионы" получаются, — сказал бы, да миром не владею. Так, чувствую.

Или вот это: Буш, Ладен, — близнецы-братья и дела их...Это ж зайцы-кролики от эстрадного обманного цилиндра!

Пресловутая Нобеля премия...из того же ряда головных уборов.

Балаганы и шапито затрапезной жизни... Дудение в дуды.

Вспоминается авторское же предсказательное космомудрствование «200 счастливцев»:

«Жрецы тайных обществ, погонщики сонма овец...»

Цоп-цобэ!!!

 

На таком фоне невинное враньё Николая Тарасова (кстати, как на самом-то деле его?) выглядит человечески и без претензий — у всех нас грешок сей.

Я признаЮсь в грехах мира сего... И за весь мир виновен.

Слышали, знаем.

 

Что есть Автор в обычностях своих? Таков ли, каким стремится казаться, — заблудшим во Времени, отрешённым и отверженным, пьющим певцом двусмысленности? Подстрочником и шифратором, изобретателем кодов простоты...

 

А стоит ли того вопрос?

Думается мне, что ищется не там.

И тут — внимание:

Кусочки явления (совсем маленькия) «николай тарасов» находятся в вас самих, простите за самоуверенность! Иначе и быть не может...

Что же иное помогает в поразительном, — понимать и сочувствовать, разделять и принимать творчество изгоя и инородца?

 

P.S. Может, М.С. с Бушем тут и не при деле, в делах наших литературных, но чего-то лягнуть взбрыкнулось.

ПАДИ!

 

Изгаляетесь Вы не над «сочувственным женским вниманием» (приняв за него творческую и человеческую заинтересованность), а над собой — никчемно и... «пьяно». Слив получился даже не ржавый, но обременительно тухлый. Слили бы куда подальше, Николай.

Пожалейте свою осень.

С уважением, Л. Ф.

«Кружев-НИК в фокусе»

 

«Меняется облик души, и сердце порождает то одни побуждения, то другие, пока ветер не успел разогнать тучи».

 

Думается мне, что Вы слегка погорячились, Лика.

Всё не так просто, как кажется.

 

«Иван Васильевич...» помните, как «Господи, спаси» — и со стены, замахнувшись?

Вы так рассуждаете: залез на свою Четвёртую стену Николай Тарасов, и Вы, внимая, следом за ним... Полёт, головокружение! А Он вот куда, — как ни в чём не бывало, свернул реквизит-голограмму и дальше шагает, то ли от себя уходя, то ли в поиске новых приключений.

 

«Скудоумный самоед»! — кричите Вы вслед Творцу обременительного индифферентизма, и разное другое кричите, имея неприятный след на душе, как будто вступили ею, как туфлёю, во что-то.

 

Чем же Вам, Лика, не по душе пришёлся СЛИВ на ЭТОТ раз?

Автор, и ранее замеченный в упорном

             СОЗНАТЕЛЬНОМ

                         РАЗРУШЕНИИ

                                    СВОЕГО

БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА,

— заслуживает всяческих похвал, ибо отдувается за всех!

Он признаёт за собой все ваши грешки от тщеславия и самолюбования и перед вами же просит за них прощения.

Автор — жертва, судья и палач своего «Я» и в том, что пишет, и в том, что со стороны мнится.

А мнится глубокое и многое: некая пропасть, например, и настойчивые суицидальные приглашения.

 

Моё вино...

Нет, тут не объясниться.

Кратко так: Автор и фокусник — человек и его потерявшаяся тень. Вы скажете, «а вот вино помогает им найти друг друга», ан нет — вино меняет их местами. Только и всего.

 

Не я тяну Вас в головокружительные самосливы, нет!

Это Вы мне кричите — ПАДИ!

Пади — и мы пойдём за тобой, но по краешку, и будем заглядывать с творческой и человеческой заинтересованностью туда, где ты будешь барахтаться в собственной, замечательной талантами, тухлости, и в осеннем раздвоении.

 

Чёрт возьми, — да уж лучше не быть Николаем Тарасовым, чем для Вас, адвокатов вырождения, в кунсткамерах за стеклом отблёскивать.

 

Лика, вы отойдёте, отогреетесь...

Отмоетесь, если я вас чем-то ненароком забрызгал.

Тут и тучки разойдутся.

ПЕСНИ ЛАЗАРЯ

 

«Между ничем и ничтожнейшей из существующих в мире вещей расстояние большее, чем между этой ничтожнейшей и величайшей»

...................................................................................

«Жизнь, не допускающая ни увлечений, ни преувеличений, есть именно та постылая жизнь, которая способна только мерить и сводить итоги...но совершенно бессильна в смысле творческом»

...................................................................................

«Я ценю себя только за то, что знаю истинную цену себе»

 

Отчего так получается, ЛИКА?

Больше всего боишься не равнодушия, не критики, а обидеть ненароком, но выходит таки обидеть — косвенно, косно.

 

«Адвокат в ы р о ж д е н и я»... Да не в том дело, что заметили э т о , отождествили с т е м , — пять там, или пятьсот человек (кто из них знает, ч т о для меня Лика или для чего я Фединой?), — в том беда что в душу Вам плюнул!

 

Ладно, если бы написал:

«Адвокат п о с р е д с т в е н н о с т и», —

мелькнула сейчас в мыслях сфера моего пребывания: взошёл Николай Тарасов от червя, но в звёзды не зачислен — так, болтается посредине, одна радость что в сторонке...

Г е н и а л ь н а я посредственность выходит — за оригинальность маргиналу воздать нужно; вырождение же вещь разрушительна и — увы — не оригинальна, потому как сплошь и рядом.

 

Эх, я! Сколько можно-то, на паперти?

Подают так больше, что ли?

Нет, прочь бегут, отворачиваются.

Да надо ли тебе, Николай Тарасов, медяки их и пряники?

У тебя же полные сундуки золота зарыты — обрати только свой алчный до подстрочных оскорблений взор на чужих и чуждых тебе; последнее это дело — пинать самоё и фокусничать иллюзиями реинкарнации пред тебя любящими!

Ты же критик от... чёрта, — так распни, корчуй, и пусть трепещут!

Чуждых тебе...

Вот в чём Лазарь-то: не могу! Все родные, все близкие, все любимы. Прав не имею!

 

Но, но:

«Я признаюсь в грехах мира и за весь мир в ответе...»

«Отдувается за всех...»

«...грешки Ваши... и перед Вами же просит за них прощения»

Может, юродство? И от него странные песни софистики и фарса?

 

Давайте, Лика, сделаем так: «героя» всех моих комментариев и «признаний» будем считать архетипом прототипов будущего — в рассказах и новеллах, разумеется.

Ещё лучше сойтись на том, что я просто вживаюсь в уже известных Вам героев моего спорного творчества.

 

Простите меня, Лика.

Забудете обиду — но тогда будете петь со мной.

Низвергните, и тогда я вдругорядь узнаю себе цену.

Мини-эссе
«Призрак осени». «Закон тяготения». «Тень над минными полями»
«Икона самого себя». «Улыбка антисинхрониста». «Инородец». «Шум в ушах»
«Беседы в вагоне дальнего следования»
«Фокус-НИК головокружения». «Пади!» «Песни Лазаря»
«Хайровск». «Столбы и врата». «В будку!» «Все, чем ты сеял»

СтихиРассказы — Мини-эссе — СтиходрамыГрафикаШутки и пародии

«ИнтерЛица-1». Е-сборник форумных драм и комедий в формате PDF. Объем 1000 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Альманах «ИнтерЛит.01.06». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1330 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Самая подробная информация форсунка дизельная тут.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com