ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна ГОЦАК


Об авторе. Содержание раздела

КРУИЗ ПО НИЛУ ВО СНЕ И НАЯВУ,

или

ГЛАВНОЕ ЧУДО ЕГИПТА

 

Нелли позвонила мне поздно вечером из Каира:

— Привет, подруга! Не спишь?

— Уже почти...

— Как дела? Что нового? У меня к тебе предложение! — как обычно со скоростью сто вопросов и предложений в минуту, начала Нелли.

— Да, — ответила я, сон неохотно отпускал мое расслабившееся сознание.

— Что ж? Лаконично. Убедительно. Прекрасно! Значит ты согласна?

— Не знаю... — вполне искренне пожала я плечами.

— Лана, проснись уже наконец!

— Я не сплю, — уверила я себя и Нелли.

— 22 числа я еду с группой американцев в круиз по Нилу! Хочешь с нами?

— Хочу!

— Поедешь?

— Не могу, — расстроенно протянула я.

— Почему?

— Работа! Это ж почти неделя нужна. Вы из Каира выезжаете в Асуан когда — в понедельник? Значит мне нужно выехать из Хургады на день раньше, чтобы успеть к вам подключиться.

— Ну ты редиска!

— Самой обидно. Ты себе даже не представляешь насколько. Если бы я никогда не ездила в круиз по Нилу, я бы не знала, что теряю, а так... Обидно прямо до слез. Но не могу я уехать на неделю, меня же никто не отпустит.

— Ну вот, хотела тебя порадовать, а ты...

— Я бы с удовольствием, правда...

— Если бы да кабы, да во рту росли грибы...

— Это точно! Мне, правда, очень жаль.

— Ничего, не расстраивайся, значит в другой раз, — решила наконец подбодрить меня подруга, — ну ладно, спокойной ночи!

— Угу, — только и смогла я промычать в ответ, перед тем как положить трубку и окончательно проснуться. Мне так хотелось поехать с Нелли в этот круиз. Хотя я прекрасно понимала, что при моих обстоятельствах это невозможно.

Утром, после бессонной ночи, сонная и недовольная, я пришла в офис. Круиз весь день из головы никак не шел. Только закрою глаза, сразу же вижу круизный теплоход, скользящий по Нильской глади, и я — на верхней палубе, а умиротворенные пейзажи, как слайды, сменяют друг друга. И так целый день: открываю глаза — компьютер и кипа бумаг, закрываю — Нил и гармония. С трудом дождалась вечера.

Ночью снился круиз.

 

Теплоход причаливает к Эдфу. Мы с Нелли садимся в колоритный фаэтон, запряженный лошадью. Короткая прогулка по пыльным улочкам провинциального городка, стук колес дюжины повозок, и вот мы у стен храма эпохи Птолемеев. Стоим перед огромным пилоном. Смахнув с плеч пыль тысячелетий, не спеша заходим в обитель Гора, одного из самых известных мифических правителей Древнего Египта. А может быть и не мифического, может на самом деле, Гор правил Египтом в додинастические времена, еще до Хеопса и Менеса. Иначе почему бы его культ сохранялся на протяжении целых трех тысячелетий? Только вдуматься, не нескольких сотен лет, а целого ряда тысячелетий!

Рассматривая барельефы, я осторожно, краешком пальцев, прикасаюсь к контурам древних надписей и изображений. Затем иду дальше и останавливаюсь перед парой огромных изваяний Гора в виде соколов, вырезанных из темного монолитного камня, похожего на гранит. Я хочу притронуться к одной из птиц, как вдруг статуя оживает и превращается в человека с соколиной головой. Меня почему-то это не удивляет, и я даже начинаю беседу с древнеегипетским божеством: «О, великий Гор, скажи, кто построил Пирамиды? Египтяне, инопланетные существа или может быть потомки атлантов? И кто ты? Миф или реальность?»

Через секунду человек превращается в настоящую птицу и, взмахнув крыльями, улетает. Я оборачиваюсь с немым вопросом — видел ли еще кто-нибудь кроме меня это таинственное двойное превращение, — но рядом ни Нелли, ни группы.

Я брожу среди колонн внутреннего двора храма, пытаясь отыскать сокола, но неожиданно снова оказываюсь на корабле. Там царит всеобщее оживление: мы практически подплыли к шлюзам. Я со всей группой поднимаюсь на верхнюю палубу. Зрелище захватывает, все пассажиры корабля завороженно наблюдают за судами, которых непонятно откуда собралось великое множество. Выстраиваясь в живую очередь, теплоходы пытаются обойти друг друга, чтобы первыми пройти шлюзы. Почти как туристические автобусы во время пути в Каир или Луксор, они шипят, гудят, ругаются и злятся, воспринимая эту увлекательную гонку, как серьезный вызов своим возможностям. Когда все свободные щели заняты и втесаться между двумя кораблями третьему не представляется ни малейшей возможности, речные гиганты наконец затихают, и на несколько минут воцаряется полная тишина.

Которая исчезает так же внезапно, когда возле круизных теплоходов невесть откуда появляется с десяток малюсеньких лодочек с проворными арабскими мальчишками. Они кричат и размахивают руками, пытаясь привлечь наше внимание, а мы в полном недоумении толпимся на верхней палубе и наблюдаем за внезапным нашествием. Как выясняется позже, в лодках — «нильские продавцы», они предлагают нам свой товар: яркие, расшитые бисером, с выбитыми цветными рисунками галабеи, легкие костюмы из хлопка, платки-арафатки и костюмы танцовщиц живота.

Торги проходят очень увлекательно: сначала на верхнюю палубу теплохода из крошечных лодок летят полиэтиленовые пакеты со всякой всячиной, и мы так же, как и пассажиры с соседних кораблей, ловим то, что летит прямо в руки. Затем разворачиваем пакеты и примеряем товар, прямо на палубе, поверх одежды. Если размер и цвет египетского костюма нравится, начинается торг. Показывая на вещь, мы, перекрикивая друг друга, выспрашиваем у торговцев — «how much?», а те, лукаво улыбаясь, запрашивают немыслимо высокую цену. Сбрасывая стоимость в два-три раза, а иногда и больше, долго торгуемся, и если удается договориться о цене, довольный продавец забрасывает на палубу еще один экземпляр своего товара, а покупатель вкладывает в пакет деньги за обновку и швыряет его обратно в лодку. Товары, не переставая, летают с лодок вверх на теплоходы и обратно в лодки, иногда вещи падают в воду, но проворные мальчишки умудряются подобрать их еще до того, как они успевают намокнуть.

К тому времени, как открывают шлюзы и подают «файв оклок ти» с выпечкой, почти все пассажиры укомплектованы в «египетские наряды»: дамы звенят монетками на костюмах для «танца живота», а мужчины важно покуривают кальян — «шишу» — в длинных вышитых галабеях. До вечера никто не снимает египетские наряды в ожидании «галабея-пати»... Мы с Нелли сидим на верхней палубе и мило беседуем... как вдруг начинает звонить будильник. Я закрываю уши, чтобы его не слышать. Но реальность уже плотным кольцом окружает меня, солнце настойчиво заглядывает в окно комнаты, будильник жужжит, и сколько ни закрывай глаза, все бесполезно. Нелли, корабль и предстоящий «костюмированный бал» растворились в царстве сновидений, оставив меня лицом к лицу с реальностью, будничной и безрадужной.

 

И так день за днем: по утрам я шла в офис в жуткой печали от того, что упускаю возможность провести целую неделю с Нелли да еще в такой увлекательной поездке, а по ночам мне снились древнеегипетские храмы и деревушки вдоль Нила, уличные заклинатели змей из Асуана и белые ибисы, разгуливающие по плодородным берегам.

Наступило злополучное 22 число, что означало, что теперь все потеряно для меня окончательно, так как группа точно уехала (или улетела?) в Асуан без меня.

 

Ночью мне приснился Асуан и Нелли. Мы стояли с ней на Высотной Асуанской Плотине, а я рассказывала ей как была потрясена, когда в первый раз увидела это место. Справа от нас, срываясь с огромной высоты вниз, яростно шумел Нил, а слева простиралось уже на удивление спокойное озеро Насера. Я смотрела на его бескрайние воды, и мне казалось, что перед нами самое настоящее море. А Нелли рассказывала, что это озеро, образовавшееся после строительства плотины — действительно гигантских размеров, только в длину оно достигает более шестиста километров. Чтобы осуществить этот грандиозный по замыслу и размерам проект строительства, египтянам пришлось отселить более ста тысяч нубийцев из района затопляемых земель, а еще разобрать на части, как детские конструкторы, огромные скалы с высеченными в них уникальными древнеегипетскими храмами, и затем заново собрать их в безопасных, незатопляемых Нилом местах. Не обошлось без помощи ЮНЕСКО и ученых-энтузиастов со всего мира. Группа, затаив дыхание, слушала рассказы Нелли.

Затем моя египетская подруга предложила нам покататься на лодках-фелюках по озеру Насера, естественно вся группа согласилась единогласно. Мы плыли по озеру-океану под белоснежным косым парусом, как вдруг справа по борту нашему взору открылись невысокие терракотовые скалы, которые оживали по мере нашего приближения к ним. Величественные гигантские фигуры фараонов, высеченные в камне, задумчиво смотрели куда-то вдаль, мы же не могли оторвать взгляд от их колоссальных силуэтов, когда наша лодка, казалось, уперлась им прямо в ноги.

— Это же Большой храм Рамзеса Второго! — осенило меня.

— Вот мы и добрались до Абу-Симбела, южного рубежа Египта. Дальше — Судан! — подтвердила мои предположения Нелли.

— Египтянка, ты — чудо! — восхищалась я подругой, при этом отчетливо осознавая, что Абу Симбел мне всего лишь снится. Поскольку я наверняка знала, даже во сне, что во время круиза по Нилу туристы, если и едут в Абу Симбел, то только на автобусе или самолетом, а круиз по озеру Насера — это совершенно другая история. Я еще могла бы поверить в гипотезу с атлантами, но что касается организационной части, то здесь даже во сне, я точно знала, что может быть, а чего быть не может, потому что не может быть никогда. Все же, стоит признать, мои ощущения были настолько реалистичны, более того, это было так в духе Нелли, что эмоции просто переполняли меня. Мое счастье, как всегда, оборвала суровая реальность.

 

Мобильный зазвонил в самый неподходящий момент, я проснулась и окончательно поняла, что к сожалению, никогда не была в Абу Симбеле и в ближайшее время точно не увижу этот шедевр древнеегипетского зодчества.

И я расстроилась еще больше. Нечеловеческие страдания, видимо, уже отчетливо проступили на моем землистом лице, потому что обеспокоенный босс пригласил меня после обеда к себе в кабинет и осторожно спросил, что стряслось. Наверняка, он решил, что у меня траур по кому-то из родственников. Когда же он узнал истинную причину моей подавленности, задумчиво улыбнулся и произнес: «Мафиш мушкела! Если хочешь, можешь завтра с нашим автобусом поехать в Луксор и встретиться со своей подругой! Я тебя отпускаю на два дня!

— Правда? — не поверила я своему счастью.

Оказалось, правда. В пятницу, еще до рассвета я вместе с другими туристами сидела в автобусе в ожидании пока соберется весь караван, чтобы отправиться в Луксор. Едва рассвело, вереница автобусов под конвоем полицейской машины тронулась в путь. Туристы досматривали сны, пока автобус петлял между живописными горами Аравийской пустыни. А я радостно наблюдала за тем, как светает и Амон-Ра уверенно катит свою колесницу по небу, и снова вспоминала свой круиз по Нилу.

..............................................................................

Окончание

гидропосев газона . Алмазное сверление и резка бетона в алматы алмазное сверление в алматы.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com