ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна ГОЦАК


Об авторе. Содержание раздела

НАШИ МУЛЬТИГЛОТИКИ 2

Первая встреча с Чудом (Света)

 

 

Аззамчик в 3,5 года.
Апрель 2011.

 

 

— Аззамчик, смотри какие красивые Пирамиды!

— Да, мама, симпатичные треугольники...

 

 

 

 

Аззам и Гала

 

Вчера вечером случилось чрезвычайное происшествие. Аззам в первый раз привел домой девочку.

А дело было так. Вечером из садика Аззамчик вернулся не с одной няней-мисс, как обычно бывает, а сразу в сопровождении двух мисс и очаровательной трехлетней девочки по имени Гала. Кареглазое создание в очаровательном белом сарафане с разбросанными по нему красными цветочками, с порога пробежало к детскому автомобилю, уселось за руль и стало тыкать своими маленькими смуглыми пальчиками по всем попадающим в поле зрения, кнопочкам, отчего машина радостно запела детские песенки. Аззамчик, довольный, что его автопарк произвел неизгладимое впечатление на девочку из его группы, громко смеялся и гордо повторял: «Это моя машина! И это! А еще у меня есть поезд, сейчас покажу!»

В это время старшая мисс, с извиняющимся выражением лица, подошла к маме Аззамчика, и та наконец-то поняла, кто эта милая девочка и почему она вдруг оказалась у них в гостях. К сожалению, повод был совсем не романтичным, как для знакомства с родителями: возвращаясь домой вместе с другими детками на «school bus», Гала почувствовала, что ей срочно надо в уборную. О чем, правда, тут же забыла, попав в гости к Аззамчику.

Он же в свою очередь развлекал девочку, как мог. Когда маме наконец-то удалось оторвать Галу от руля и отнести в ванную, малыш тут же проследовал за ней и, видимо, чтобы ей не было скучно сидеть на горшке, достал зубную пасту, стал рядом и начал чистить зубы!

Наблюдая эту удивительную картину, мама подумала, что теперь Гала станет приходить к ним каждый день. А Аззамчик еще весь вечер после ухода подружки громко смеялся и пребывал в прекрасном расположении духа, хотя обычно он возвращался из садика не в самом лучшем настроении. Теперь маме, по крайней мере, стало понятно, почему он последнее время с таким огромным желанием по утрам ходил в садик и совершенно не хотел возвращаться по вечерам.

— Тебе понравилась девочка? — спросила, укладывая сына спать, мама.

— Да, Далия... — мечтательно ответил Аззамчик.

— Как Далия? — переспросила мама, она точно запомнила, что их юную гостью звали Галой.

— И Сабрина... — добавил он.

— А Гала? — еще раз переспросила ничего не понимающая мама.

— Гала — тоже хорошая, — вполне искренне признался малыш.

«Вот и пойми после этого, что у этих мужчин в голове?» — подумала мама, а вслух сказала:

— Ладно, спи, чудо! — и нежно поцеловала сына в пушистую щечку.

 

 

Прекрасный перелет

 

«Завтра в 7.22 я буду в Борисполе сидеть в самолете и думать о...» нет, совсем не о пилоте...

 

— Мама, а самолетик упадет? — на весь салон, пребывая в состоянии небывалого оживления, спросил у мамы Аззамчик, одновременно пристегивая ремень безопасности, заглядывая в иллюминатор и открывая раскладной столик...

— Зайчик, успокойся, — прижав палец ко рту и показывая, что надо сидеть тихо, попросила сына мама.

— Мама, упадет, да? — не унимался мальчик. Он никак не мог понять, как эта огромная махина может летать, если даже крошечные игрушечные самолетики как бы высоко он их ни подбрасывал, все равно в результате падали на пол.

— Нет, не упадет, Инша Алла, — краснея оттого, что к их разговору уже стали прислушиваться соседние пассажиры, почти шепотом ответила она.

— Мама, ну он поломается?

— Котик, помолчи, пожалуйста, я тебя прошу...

Аззамчик улыбнулся, сверкнул огромными глазищами и стал увлеченно разбираться в устройстве ремня безопасности. Вообще он любил летать с мамой...

А вот мама с ним летать не любила. И у нее были на это свои причины. Вот, например, в прошлый раз, когда они вместе летели в Киев, Аззамчик еще до взлета самолета успел проверить у всех соседних пассажиров натуральность прически. Особый восторг у юного путешественника вызвал почему-то лысый дяденька, сидящий впереди справа от него. У которого, по всей видимости, собственных детей не было. Потому что он не смог догадаться, что двадцать два «тук-тук» детским кулачком по взрослой лысине — это такая игра. И как только мама ни пыталась отвлечь сына от этой увлекательной затеи, он все равно умудрялся раз в минуту подпрыгнуть и стукнуть понравившегося дядю по голове, причем со всей силы. В сотый раз извиняясь перед озверевшим уже пассажиром, мама была готова провалиться сквозь землю, а сынуля все не унимался.

На выручку в последний момент, когда дядина макушка уже успела превратиться, правда, скорее все же от злости, в пунцовую лампочку, подоспела добрая тетя-стюардесса. Мило улыбаясь черноглазому чуду, она протянула ему огромное красное яблоко, чтобы чем-то занять неугомонные ручки. Малыш, естественно, обрадовался... Мама только и успела сказать «не на...», потому как в следующую секунду яблоко уже полетело в голову... Да, да... именно в ту самую голову, которая до этого уже успела получить «двадцать два тук-тука»... Дядя от неожиданности прямо взмыл над своим сидением, выдав при этом совершенно нечленораздельные звуки, а тетя-стюардесса с открытым ртом так и застыла на месте, в то время как Аззамчик начал громко хлопать в ладоши, радуясь, что ему наконец-то удалось расшевелить дядю-мячика.

Мячика, конечно, после этой выходки прорвало, и он рассказал маме мальчика, все что думает о ней и о ее сыне, а заодно о стюардессе и вообще об этих «гребанных», как он сказал, авиалиниях. В Египте, судя по всему, ему тоже не понравилось, потому что и отдых свой, и весь арабский народ он тоже успел вспомнить, как говорят на Украине, «незлым тихим словом»...

Правда потом, к всеобщему счастью, пересел подальше от Аззамчика. Но мама была практически на грани срыва, когда самолет приземлился в Борисполе. Где она тут же пообещала всем встречающим родственникам и себе, что больше никогда-никогда, ни за что-ни за что, никуда-никуда не полетит вместе с Аззамчиком не то что вместе, а даже просто в одном самолете. Пусть с ним летит кто хочет — дедушка, бабушка, папа... Но она больше никогда и ни за что... И даже сделала сыну отдельный паспорт.

Но, как говорится, «куда же денешься с подводной лодки?»... Снова пришло лето, снова папа занят делами, а домой ой как хочется, и мама с Аззамчиком, да еще и маленькой Даночкой опять засобиралась в Киев. Честно говоря, ей было очень страшно, потому как теперь карапузов у нее было в два раза больше: целых два маленьких чертенка. Но на родину безумно хотелось, и мама, заходя в самолет, уже мысленно готовилась к четырем часам позора, которые ей предстояло заплатить за три месяца счастья.

Вопросы Аззамчика во время посадки в самолет уже не предвещали ничего хорошего. Поэтому мама тяжело вздыхала и уже готовилась к тому, что это будет самый тяжелый перелет в ее жизни.

Когда уснула Даночка, несчастная женщина все еще боялась верить своему счастью, но все же вздохнула с облегчением. Ведь Аззамчику уже три с половиной года, и он уже не тот неуправляемый озорник, которым был в прошлом году. А вот Даночка, ей доводы логики пока — все равно что флешка египетскому феллаху, — ни о чем не говорят, и то, что она уснула — это ни дать ни взять счастье... Счастье, которое длилось всего лишь десять минут и над которым нависла реальная угроза... Потому как в следующем ряду, прямо за ними, внезапно раскричался полуторагодовалый малыш... и орал он так, что никакой рев двигателя не мог надолго приглушить всю полноту его истерики...

Мама, снова тяжело вздыхая, прижала Даночку к себе, пытаясь закрыть ей ушки одеяльцем, но... она понимала, что этот приём лишь оттягивает неизбежное...

Неожиданно для всех чужой малыш сначала совсем успокоился, затем начал довольно что-то лепетать, а потом вообще залился счастливым детским смехом.

— Какой хороший мальчик! Правда, Марк? — раздался женский голос совсем рядом, — Как тебя зовут?

— Аззам, — услышала мама ответ сына.

Обернувшись, она увидела, что Аззамчик строил рожицы соседскому бейбику, угощал его конфетами и вообще веселил как мог.

— Очень хороший мальчик! — довольно повторяла мама малыша. — Как-как тебя зовут? — видимо не расслышав непривычное для украинского слуха имя, переспросила она.

— Аз-зам, — в этот раз по слогам произнес «юный спаситель спокойствия в салоне»,а потом, видимо, решил еще что-то рассказать о себе, — мне три года. Это моя мама — Таня, а это Дана — сестричка...

— Очень хороший мальчик, — как мантру, еще несколько раз повторила чужая тетя, а затем, снова удивленно приподняв бровь, переспросила, — Аззам?

— Да!

— А это Марк. Марк покажи мальчику как баранчики делают... бе-бе... молодец.

— А бабу зовут Мохсен.

— Твою бабушку зовут Мося?.. — еще больше удивилась тетя. Маме Аззамчика очень хотелось увидеть выражение лица незнакомки в этот момент, оно, наверняка, составило бы достойную конкуренцию предыдущему изображению баранчика ее краснощеким карапузиком. Ведь их попутчица скорее всего даже не догадывалась, что в арабском языке буквы «п» — нет, и не знала, что Аззамчик на египетский манер часто вместо папа говорит «баба», впрочем, как и все дети в Египте.

— Нет, — сообразив, что видимо не до конца перешел на русский язык, поспешил объяснить собеседнице Аззамчик, — папа Мохсен — папа...

Мама, все же не включаясь в разговор, гладила кудряшки спящей Даночки и довольно слушала, как чужая тетя хвалит ее сына. Она все еще не верила своему счастью...

 

«Малыш, хочешь яблочко?» — вдруг услышала она голос проходящей мимо стюардессы, и тут же последовавшее за ним: «Да» — ответ Аззама. Ее от неожиданности даже передернуло. Резко повернув голову, она с замиранием сердца взглянула на Аззамчика.

Сын довольно хрустел яблочком.

«О таком прекрасном перелете я даже и мечтать не могла, — мысленно ликовала мама, целуя своего первенца в пушистые ресницы, и одновременно обнимая спящую как ангелочек доченьку, — Хам дуль Илля!»

Далеко-далеко внизу под редкими кудрявыми облаками блестела гладь Средиземного моря... «...снова до боли знакомый, безумно любимый и всегда долгожданный маршрут, — размышляла она, — Красное море, Каир — уже позади... Сейчас Средиземное море — потом будет Турция... дальше — Черное Море ... а там уже и Украина: сначала Одесса — а потом и КИЕВ... А там... Май... цветущие каштаны... сирень... ландыши!» Мама мечтательно закрыла глаза, погрузившись в сладкое предчувствие...

НАШИ МУЛЬТИГЛОТИКИ 3. КИЕВСКОЕ ЛЕТО 2011

 

Трудности перевода

 

Аззамчик проснулся в шесть утра и давай сразу же приставать с расспросами к спящей рядом бабушке:

— Бабушка, а я сегодня пойду в садик?

— Ага, — сквозь сон выдыхает бабушка, даже не поворачивая голову.

Через секунд десять внук снова повторяет все тот же вопрос, правда, теперь уже с некоторым раздражением.

— Бабушка, бабушка, не спи! Я сегодня пойду в садик???

— Ага, — все еще не в силах открыть глаза, снова протяжно мычит бабушка.

После чего Аззамчик, вне себя от возмущения, тормошит ее за плечо и заявляет:

— Бабушка, ты можешь со мной говорить по-русски???

 

 

Кроссовки бывают маленькими. А мамы?

 

Мама купила Аззамчику новые кроссовки, причем маме они явно нравятся больше, чем малышу. Потому что он, будь его воля, без раздумия обменял бы их на тот блестящий белый полицейский мотоцикл, который так и просился к нему в руки в игрушечном отделе огромного детского супермаркета.

— Ой, какие у тебя красивые кроссы, — чтобы поднять малышу настроение и отвлечь от грустных мыслей, набивает цену новой покупке мама.

— Ты тоже такие хочешь? — с интересом спрашивает Аззамчик.

— Очень, — с очень серьезным, не поддающимся сомнению видом заявляет мама.

Мальчик смотрит на свою ножку, потом на мамину и вдруг приходит к неожиданному выводу:

— Мама, когда ты будешь маленькой, я тебе их подарю, хорошо?

 

 

В погоне за и от... моды

 

Мама решила подстричь Аззамчика и записала его в парикмахерскую. В назначенный час веселая компания, состоящая из мамы, Аззамчика, деда и Даночки, уже была под дверью салона. Но мастер все еще был занят. Ожидая своей очереди, братик с сестричкой то забегали в салон, то выбегали на улицу. В очередной раз зайдя внутрь, Аззамчик устал и решил наконец присесть рядом с мастером. После шестидесятисекундного вдумчивого наблюдения за его работой , паренек громко, на всю парикмахерскую, выдал следующее:

— Мама, а я не хочу такую прическу как у тети!

Дядя-парикмахер, продолжая выстригать «суперстильный шедевр» на голове уже слегка забеспокоившейся «тети», хихикнул и стал обещать юному посетителю, что ему он сделает совершенно другую стрижку, стрижку для мальчиков!

Но Аззамчик почему-то наотрез отказывался ему верить и еще раз пять громко повторил, что такую прическу как у тети ему не надо, а затем, пряча под ладошками свои волосы, вообще добавил:

— Мама, у меня красивая прическа! Идем, — и взяв маму за руку, решительно потащил ее к выходу.

Женщина, чтобы сгладить ситуацию, громко, так чтобы мастеру было слышно, ответила сыну:

— Пойдем, зайчик, подождем на улице!

А в следующий раз, чтобы избежать новых казусов, посмотреть, не освободился ли мастер, отправила дедушку.

Дедушка вышел из салона с точно такими же выпученными от недоумения глазами, как и его внучок пять минут назад, и вместо того, чтобы сказать, пора идти стричься или нет, повернувшись к маме Аззамчика, спросил:

— Ты видела, как он ее подстриг? Бежим отсюда скорее!!!

Пока мама думала, что ответить, внук с дедом уже успели добежать до поворота. А мама, догоняя своих мужчин и едва сдерживая хохот, все же постаралась изобразить недовольное лицо и высказала им свое «фе»:

— Ничего вы не понимаете в моде!

 1    16    15    14    13    12    11    10    9    8    7    6    5    4    3    2

Дневник наблюдений. Очерки о ЕгиптеРассказы — Наши мультиглотики —
ПьесыКирпичикиФотоальбом

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com