ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна ГОЦАК


Об авторе. Содержание раздела

Дневник наблюдений. Очерки о Египте

МАМА

Я сидела, вжавшись в сидение и вцепившись в руль своей машины, с обезумевшими от ужаса глазами. В голове вращались исключительно нецензурные, нехарактерные для меня, в принципе, выражения. И повод для волнения действительно был веским: на улице — разгар бела дня, а к моей машине приковано внимание как минимум сотни посторонних глаз. Ненавижу оказываться в центре внимания, когда это внимание — не к месту и не во время. А это был именно такой случай! Ситуация осложнялась еще и тем, что в машине я была не одна. Рядом со мной, держа на руках моего крохотного сына, сидела свекровь, сканируя каждое мое движение.

Хотя откуда мне было знать, что мы влипнем в историю абсолютно на ровном месте? Десятки раз я бывала на этом пляже, совершенно спокойном и нераскрученном. Этим он мне и нравился. В восемь утра мы приехали на безлюдную пустую стоянку, и я даже подумать не могла, что когда мы вернемся к машине, нас будет ждать такой аншлаг.

Моего несчастного Хундасика машины и автобусы зажали со всех сторон, как первоклассника на линейке, перерезав все пути к выезду и разбив самую малейшую надежду на удачное разруление ситуации. А на счету была каждая минута. Если свекровь еще могла бы спокойно подождать какое-то время, то мой малыш мог включить голосовую сигнализацию в любой момент. Угораздило же нас выйти с пляжа именно в то время, когда вся стоянка битком набита транспортом, ожидающим туристов с морских прогулок?

Естественно, наша колоритная троица, петляющая среди автобусов, микроавтобусов, такси и автомобилей, сразу же привлекла пристальное внимание скучающих туристов. Еще бы, вид у нашего трио был более чем необычным, как для неискушенного Востоком европейского взгляда: свекровь, как и полагается египтянке, с ног до головы закутанная в платья и платки, рядом — простоволосая невестка и на руках у меня — крохотный темноволосый малыш в шортах, вцепившийся в меня с перепугу, как котенок.

Под обжигающими взглядами и лучами солнца мы с трудом пробрались к нашей машине и втиснулись в салон. А теперь предстояло самое главное, выехать из этого ада. Но как??? Немой вопрос застыл у меня в глазах. Езда задним ходом — никогда не была предметом моей гордости. Теперь же вообще грозила стать первопричиной апокалипсиса.

Я вышла из машины и попыталась найти водителя автобуса, который окончательно заблокировал мне выезд. Тщетно, удалось найти лишь его соседа и то не сразу. Через минут пять, в плотной стене из автобусов образовалась полутораметровая прореха. Но сразу признаюсь, что для меня — полтора метра — это не расстояние, когда речь идет о маневрах задним ходом. Я озабоченно села за руль, предчувствуя неладное. Свекровь на меня ободряюще посмотрела, видимо, догадываясь о моих душевных терзаниях в эту минуту. Метрах в пяти от нашего авто стоял автобус, уже полностью укомплектованный скучающими в ожидании туристами. Пятьдесят пар глаз скептически сверкнули, усугубляя мое и без того печальное состояние. «Точно врежется!» — перед тем как поставить рычаг передачи на реверс сто раз прочитала я. « Можете даже не сомневаться!» — послала я телепатический ответ злопыхателям, и, потихонечку отпуская педаль тормоза, стала выкручивать руль вправо. Не прошло и трех секунд, как я почувствовала, что мой бампер скользит по блестящей дверце новенькой лиловой Dаewooшки... «Все, приехали! — подумала я, — Как стыдно перед мамой! Еще и с ДТП придется разбираться! Еще и эти, из автобуса, таращатся». Я, как ошпаренная, выскочила из машины. «Фух... Хам Дуль Илля! Бочок Деушки отделался малюсенькой царапинкой. Слава Богу, тормоза не подвели!» Облегченно вздохнув, я села в машину. «Но что делать дальше???»

Свекровь успокаивающе потрепала меня по плечу: «Коло темам! Коло темам! Мафиш мушкела! Йалла!» Судя по тому, как выглядят авто в Египте, мушкелы в глазах египтян, может, и мафиш, но для меня лично — это ого-го какая мушкела — потому как — это мое первое попадалово, влипалово, въезжалово в другую машину, да еще на глазах у такого количества свидетелей, да еще со свекровью и грудным сыном под боком, который скоро, кстати, попросит кушать. Так что — «Мне бы, мама, вашу уверенность!» — мысленно ответила я и посмотрела на свекровь, от чего она совсем ожила и, видимо, почувствовав себя настоящим штурманом, решила помочь мне не только словом, но и делом: «Давай, по чуть-чуть выкручивай руль в другую сторону и медленно-медленно сдавай назад!»

Я опешила. «И откуда она знает, куда его выкручивать, она же в жизни за рулем не сидела?» — подумала я, а боковым зрением заметила, как все сто глаз автобуса прильнули к окнам еще ближе.

«Нет уж, и не надейтесь, концерт окончен!» — ответила я добрым самаритянам. «Я и на сантиметр больше не сдвинусь! Иначе отношения моего Хундасика с лиловой красоткой придется оформлять официально!»

Так что несмотря на все еще обнадеживающие взгляды туристов и искренне-подбадривающие слова свекрови, и, хам дуль Илля, такое уместное молчание сына, я решительно вышла из машины и направилась к водителям автобусов, которые равнодушно курили в стороне, в упор не замечая мои нечеловеческие потуги достойно тронуться с места.

«Please, help me!» — умоляюще попросила я. «Sorry! Sorry!» — один за другим отказывали в помощи водители. Еще бы, мой серебристый Матрик застыл в нежном поцелуе с соседней Деу, вторым боком так и норовя врезать по печени Фиату, зажавшему нас справа, а щель между автобусами, перекрывшими выезд назад казалась на столько труднопроходимой, что самым простым выходом для меня было бы у всех на глазах врезаться в фонарный столб, который как многовековой колос преграждал мне еще и путь вперед.

Но в Египте люди не бросают в беде других людей. Знакомых, незнакомых, даже чужих. Никогда. Даже если сами понятия не имеют, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Поэтому немного посомневавшись, водители сообща все же вытянули моего Матрика из затора, практически не повредив обшивку новенькой Деу, и я, наконец-то вырвавшись из этого адского столпотворения машин, такого непривычного для Хургады, доставила домой свекровь и сына.

 

Я была искренне благодарна свекрови, когда вечером при муже, она даже не вспомнила о нашем дневном инциденте. А когда я сама рассказала ему облегченную версию произошедшего, наша египетская мама лишь добавила, что ничего страшного не произошло и что я все сделала правильно.

Еще я была благодарна ей за то, что днем на стоянке она не заставила меня звонить мужу, не стала проявлять свое недовольство, и ни на секунду не засомневалась в моей состоятельности, как водителя. Вообще, я ей за многое благодарна. Когда я приехала в Хургаду много лет назад, она приняла меня не как жену своего сына, а как дочку. Я, в то время зацикленная на карьере, на том, как много всего в жизни надо успеть, «с высшим образованием и знанием иностранных языков», неплохим опытом работы для своих 25, на самом деле оказалась совершенно не подготовленной к семейной жизни в Египте. Я абсолютно не умела готовить, не знала арабского языка и не имела ни малейшего представления о том, как строить собственную семью. Да еще в чужой стране со своими, непонятными мне на то время традициями, языком, религией.

Помню, тогда Мама в первый раз приехала к нам с мужем в гости и как-то легко и ненавязчиво научила меня всему, что сама умела: готовить немыслимо сложные, как мне тогда казалось, египетские блюда, создавать уют в доме... Даже арабский язык, благодаря ей, стал для меня не барьером в общении, а мостиком, фундамент которого в моей голове и сердце заложила именно эта женщина. Она стала моей первой и самой главной учительницей арабского языка...

 

Вообще, у меня уникальная свекровь. Правда! Я знаю эту женщину уже очень много лет, поэтому абсолютно не удивляюсь, когда люди, едва познакомившись с ней, сразу начинают называть ее мамой. Вне зависимости от собственного возраста. Она, и правда, реальное воплощение вселенской матери.

Настоящей мамой она стала рано, в пятнадцать лет, когда родила первого сына. Муж был старше ее на 18 лет, занимал довольно высокую и хорошо оплачиваемую должность в египетском правительстве, был высокообразованным человеком из очень уважаемой семьи. И это он первым, как ни странно, назвал ее, совсем еще юную девочку, мамой, а она стала звать его папой. Мама с папой родили четверых детей и жили много лет дружно и счастливо, во всем поддерживая друг друга. Но когда ей исполнилось 32, его не стало.

В один день вся ее жизнь перевернулась, она осталась совсем одна с 4 детьми. Без работы, без образования, женщина, которая никогда не училась в школе и даже не умела читать и писать. Старшему сыну было 17, младшему 6. Она не пала духом, справилась. Всем детям, как мечтал муж, продолжала прививать любовь к иностранным языкам, дала высшее образование, а еще все свое сердце и чуточку своей мудрости. Иначе как объяснить, что каждый из ее сыновей и дочь нашли свое место в этом мире, состоялись как серьезные и уважаемые люди. Теперь мама активно участвует в воспитании внуков. Прекрасно знает, как у каждого из них обстоят дела с учебой: у кого проблемы с математикой, а кому бы не помешало подтянуть английский. Я, как и прежде, не устаю удивляться ее проницательности, потому что она практически никогда не ошибается в своих суждениях. Ее непостижимая жизненная мудрость не перестает меня восторгать до сих пор.

Прошло тридцать лет после смерти папы, а мама все так же носит по нему траур. Она так и не научилась носить светлые платья, только темные. О муже всегда говорит только в превосходной степени, неустанно рассказывая детям и внукам, каким потрясающим человеком был их отец и дедушка. И глаза ее наполняются слезами каждый раз, когда она вспоминает о нем.

Она не вышла замуж во второй раз. Хотя наверняка могла это сделать, потому что даже когда дети уже выросли, она все еще была красива и хороша собой. Мама посвятила себя и всю свою жизнь детям.

Наше современное общество уверено в том, что женщина в 20-21 веке не должна себя ограничивать семьей, жертвовать своей жизнью ради детей, которые все равно не оценят эту жертву. И я абсолютно согласна: не должна. Но, если бы вы познакомились с Мамой, увидели свет, струящийся из ее глаз, ощутили тепло, которое она излучает, наверное, вы бы почувствовали то же, что и я. Эта женщина не жертвует собой, нет! Она себя ДАРИТ своим близким и всем окружающим, полностью, без остатка. Когда она рядом, любому человеку, даже случайному гостю в доме, становится тепло и уютно. Она не считает минуты, потраченные на общение с людьми. Она не считает, что внимание и время, уделенное долгожданным или даже случайным людям, это время, потраченное впустую. Однажды вечером, когда мама гостила у нас с мужем, мы вдвоем с ней по-дружески беседовали, она рассказывала мне что-то о своей жизни. Случайно речь зашла о гостях, и Мама сказала, что она в любое время дня и ночи может за полчаса накрыть шикарный стол, если вдруг нагрянут незваные гости. На что я ответила, что я не то, что стол накрывать не стану, а даже, скорее всего, дверь не открою, если кто-то придет без приглашения или хотя бы без предварительного звонка. Маму очень рассмешил мой ответ.

И она рассказала, как во времена, когда папа еще был жив, к ним домой могли заявиться дальние родственники из деревни даже в три часа ночи. Причем обычным чаепитием гостей встречать было не принято, и мама даже ночью, наверняка еще не успев отдохнуть от дневных забот, встречала, кормила и потчевала, даже без малейшего намека на недовольство, свалившихся на голову родичей. Признаться честно, если бы кто-то другой мне рассказал эту историю, я бы не поверила. Но моя свекровь — человек действительно безграничной щедрости и великодушия. Даже сейчас, приезжая к нам погостить, она не может ни минуты сидеть без дела, и помимо того, что каждый день нам с мужем устраивает праздник живота, готовя чрезвычайно вкусные махши, ульас, бамию и тысячу других традиционно египетских блюд, Мама часто балует домашними обедами еще и всех сотрудников мужа. Она знает, что у многих мужчин, работающих в Хургаде, матери и жены далеко, в других городах, вот и переживает, чтобы они не голодали. Когда я спросила ее однажды: зачем кормить чужих взрослых людей, которые и сами могут позаботиться о себе? (А дело было в начале сентября, и жара стояла такая, что не каждая здоровая женщина выстояла бы полдня у плиты, что уже говорить о пожилом человеке?) Мама с улыбкой ответила мне, что Аллах очень радуется, когда ты заботишься о других людях, и сколько бы ты ни отдала другим, Бог вознаградит тебя и даст тебе еще больше. И добавила: «А я очень хочу, чтобы Аллах был доволен мною и у моих детей все было хорошо. Не нужно ничего жалеть для других людей. Все, что у нас есть, все от Бога. Если будет на то воля Аллаха, он даст еще больше. Аллах акбар».

 

В нашем прагматичном современном обществе существует мнение, что человек, который не реализовал себя в карьере — не состоялся как личность и зря прожил свою жизнь. Ведь возглавлять фирму, быть врачом, дизайнером, бухгалтером, да кем угодно — намного престижнее и почетнее, чем быть — мамой, или как многие любят говорить с некоторой долей иронии, домохозяйкой. Труд мамы, хозяйки дома — он незримый, неблагодарный и неоплачиваемый. Далеко не каждой современной женщине эта роль сегодня — по душе, по плечу и карману.

Ведь хочется, чтобы все твои усилия моментально вознаграждались или хотя бы были оценены по достоинству. А мамы трудятся на отдаленную перспективу, на будущее, так что рассчитывать на моментальную благодарность им не приходится. Они изначально и бесконечно всем должны. Работа «мамы», на мой взгляд, самая тяжелая работа из всех. У меня замечательная мама, самая лучшая в мире, и только сейчас, когда мне самой уже немало лет, и у меня есть своя семья, я понимаю, сколько души, сердца, сил и времени — наши мамы отдают нам совершенно безвозмездно, ни на что не рассчитывая. А мы часто воспринимаем их заботу о нас как должное, как будто бы ни каких других дел, кроме нас, у них и быть не может.

Может быть, поэтому я рассказываю сейчас не о своей, а о чужой маме. Потому что к чужим людям быть внимательнее, гораздо легче, чем к своим близким. И их достоинства гораздо больше впечатляют.

Хотя, безусловно, мама мужа, человек для меня — совершенно не чужой и с каждым годом становится все роднее и ближе. Настолько, что иногда уже, как и собственной маме, я забываю ей сказать спасибо, за то, что она делает, для меня, для нас с мужем.

У меня непростой характер, книги меня интересуют гораздо больше, чем люди, я не очень общительна и не очень гостеприимна. Но даже ко мне Мама смогла подобрать ключик. Не знаю, как ей это удалось. Но она одна из тех немногих людей, с кем я могу говорить обо всем, абсолютно не боясь, что меня не поймут.

После того как мы с мужем поженились, естественно, все наши родственники и знакомые с нетерпением ждали появления в нашей семье первенца. Еще бы, я — украинка, муж — египтянин, всем было интересно посмотреть, какой же родится у нас малыш, на кого будет похож?

Но чуда не происходило. Прошел год, второй, третий после свадьбы, а у нас все еще не было детей. Неудивительно, что вскоре все вопросы любопытных знакомых о пополнении в семье — стали для меня очень болезненными.

 

И только мама мужа, казалось, абсолютно не придавала этому вопросу абсолютно никакого значения. Никогда она первой не спрашивала: что да как, да почему? А если я сама начинала разговор о детях, она все переводила в шутку и, как могла, поддерживала меня, рассказывая десятки историй из жизни знакомых:

«Не расстраивайся, — утешала меня Мама. — Все будет хорошо! Вот увидишь! Правда, ты даже не сомневайся!»

— Не знаю, — сокрушалась я, — может уже и не будет, мы целых три года вместе, и ничего не получается!

— Подумаешь, 3 года, — ухмылялась она, — вот у меня, помню, лет 20 назад был сосед Мухамед, так у них с женой 10 лет детей не было. Знаешь, какой он нашел выход?

— Какой?

— Женился во второй раз. И как только он взял себе вторую жену, его первая — сразу же забеременела. Представляешь? И вторая тоже!

— Да вы что? — рассмеялась я, забыв даже про свои печали.

— Да, да! И потом, каждые два года его первая жена рожала ему по девочке, а вторая — по мальчику. Соревнование дошло до того, что сейчас у него десять детей: пять девочек и пять мальчиков!

— Вот это да!

— Так что теперь он ходит, держась за голову, не зная, как всю эту ораву прокормить! А племянница моя — Абир, помнишь, я тебе рассказывала о ней, я к ней на свадьбу еще ездила?

— Да, помню...

— Так она после свадьбы целый год ныла: «Мама-мама, у нас до сих пор с мужем нет детей. Ужас какой, как нам жить, что делать? Как людям в глаза смотреть?» Я ей говорила тогда: «Глупенькая, радуйся, у вас же с мужем, пока дети не появились, столько возможностей! Можете жить в свое удовольствие, гулять, путешествовать, учиться! Дети еще будут, обязательно! А пока наслаждайтесь жизнью, вы же — молодожены». Так она не слушала, плакала. А сейчас родила погодков, снова плачет: «Я так устала! Ни минуты покоя, ничего не успеваю...»

— Весело, — грустно улыбалась я и возвращалась к своей теме, — а если у нас совсем детей не будет? Никогда?

— Обязательно будут!

— Но откуда у вас такая уверенность?

— Знаешь, значит пока не время. Ребеночек ваш не хочет жить в квартире, ждет, пока вы достроите дом, посадите сад, чтобы ему было где бегать...

— Мама, я вас люблю...

— Тутта, — Мама любила меня так называть, — сама подумай. Из-за чего расстраиваться? Слава Богу, вы с моим сыном любите друг друга, у вас все хорошо. Хам дуль Илля! Нужно жить и благодарить Бога за это. Если ваша жизнь складывается так, значит именно так и надо. Может быть, Бог бережет вас от чего-то? Ты видишь по телевизору, что происходит в Палестине? Сколько сыновей там погибает? Представляешь, родить, вырастить ребенка, а потом потерять? Ауз билля мин шайтан и ражжим! (Убереги Господь!)

Я сидела, слушала и думала о том, что же хуже: не иметь детей совсем или потерять взрослого сына, в расцвете сил? Ответа я не находила. Мне было очень жаль всех матерей, переживших своих детей, и я на какой-то момент забывала о своем горе.

— Все будет хорошо, вот увидишь, — гладила меня по руке Мама, — не надо думать о плохом! Раббена карим. Я осенью поеду в Мекку, совершать хадж за папу, он ведь не успел это сделать при жизни. Я буду днями и ночами молиться за вас с сыном! У вас все будет хорошо!»

Я слушала слова этой казалось бы чужой, но такой родной для меня женщины, и мне становилось легче. Не от того, что я верила в то, что все будет хорошо. С каждым годом надежд оставалось все меньше. Но мне было приятно, что она верила в это.

Я рассматривала ее светлое лицо с невероятно теплыми кофейными глазами, аккуратным маленьким носиком, выразительными губами, скрывающими ослепительную улыбку, и любовалась ей. Мама в жизни не пользовалась косметикой, да ей это было и не нужно, более красивую старость я себе и представить не могла бы. Даже густая сеть морщинок у глаз и у уголков губ, казалось, только украшала ее.

Я сидела рядом с Мамой, и мне было стыдно, что я — молодая, здоровая, сильная, сижу и жалуюсь ей на свою жизнь. Ведь мне повезло в жизни: я по-настоящему никогда и ни в чем не нуждалась, выросла в кругу любимых и любящих людей.

А Мама? Потеряла родную мать, когда ей было всего три года. С детства тяжело работала. С пятнадцати лет уже воспитывала собственных детей, еще и во времена, когда ни о памперсах, ни о стиральных машинах в Египте, да и у нас тоже, никто и не слышал. Потом в 32 — осталась одна без мужа. И при этом за все благодарна Богу и ни на что не жалуется.

Я сидела с ней рядом и плакала, а Мама гладила мои волосы и утешала меня, рассказывая все новые и новые истории, и я была ей благодарна за это. За наши женские посиделки. За трепетное отношение к себе. За то, что если мы с мужем ссорились, она никогда не вмешивалась и не становилась на чью-либо сторону. За то, что благодаря ей, жизнь вообще и жизнь среди мусульман становилась мне более понятной. За то, что в тысячах километрах от дома, я не чувствовала себя чужой. За то, что не став мусульманкой, я все же отыскала свою дорогу к Богу, во многом благодаря ей. Ее искренняя вера во Всевышнего стала для меня практически зримой, и однажды я почувствовала всем сердцем, что Бог есть. Нет, не у каждого в сердце свой, как я думала раньше, а один единственный — на всех. И проявления его существования можно увидеть во всем. Если захотеть. Я захотела. И впервые ощутила благодать. Она снизошла на меня в Рождество! В тот день, первый раз в жизни, я чувствовала неописуемое блаженство: на душе было радостно, спокойно и так хорошо, как раньше не было никогда в жизни. И тогда я смирилась со всем, что происходит в моей жизни, и искренне поблагодарила Бога за все. Я приняла свою жизнь такой, как она есть, и даже мысль о том, что я никогда не стану мамой, перестала меня пугать до смерти.

 

Нужно ли говорить, что вскоре после этого Бог подарил нам сына?

Мама мужа тогда только вернулась из Мекки, помню, был первый праздничный день Аида — Эль Фитр после окончания Рамадана, весь Египет ликовал, и вдруг — двойной праздник. Мы с мужем звоним из Киева в Каир Маме, чтобы сообщить, что у нас родился сын. Нашему общему счастью тогда просто предела не было.

 

Нашему сынишке уже почти три годика, доченьке три месяца. А Мамы уже месяц как нет!

 

Полгода назад я практически полностью написала этот рассказ о Маме, но мне никак не давалась завершающая часть, и я отложила его в стол... Тогда я даже подумать не могла, что жизнь допишет его за меня. Так жестоко оборвет на полуслове... историю о Маме...

Сентябрь 2010

Очерки 2007 – 2010
Вот такая головоломка —  В Хургаде луна улыбаетсяЭссе зеленое, предновогоднее
Мама — Страсти по футболуНашествие славянок. Проблемы многожен(ства) в Египте нет
Альтернативная экскурсия по КаируКруиз по Нилу во сне и наяву, или Главное чудо Египта
«Как вы лодку назовете»... Учим русский язык по вывескам Хургады

Новые очерки

Дневник наблюдений. Очерки о Египте — Рассказы Наши мультиглотикиПьесыКирпичикиФотоальбом

Об авторе. Содержание раздела

Вступить в сро строителей в Волгограде, допуск сро http://www.sro34.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com