ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иннокентий СВЕТЛАНОВ


 1    2    3    4    5    6    7    8

* * *

Присядем на карниз, мой ангел,

Передохнем и помолчим.

Ты слышишь, ветер звуки танго

Колеблет, как огонь свечи?

Луна серебряною пылью

Плывет по окнам не спеша.

Давай с тобой повесим крылья

На ручку звездного ковша.

Внизу разгуливают кошки,

Дробятся в лужах огоньки.

Своей горячею ладошкой

Сотри мне небо со щеки.

Ведь петербургскими ночами

Нельзя над городом парить,

Чтоб не измазаться случайно

Об облака и фонари,

Не видеть музыки, что птицей

Ложится в небе на крыло,

Не вытащить шальную спицу

Звезды из собственных волос...

* * *

То счастье, то несчастье... От беды

Бегу в мечтах о ласке и о хлебе,

Забыв о том, что в предрассветном небе

Мне Бог оставил четкие следы...

И клонятся безвольно тополя,

И первый луч над лесом — пуповиной...

И я склоняюсь головой повинной —

Как сердце, раскрывается земля.

Так здравствуй, мир! Печаль моя светла.

Остался шаг до неба и до рая.

Еще чуть-чуть... Я слышу, как у края

Моей души звенят колокола...

* * *

Качаются то лица, то слова,

И руки женщин не найдут покоя.

По зеркалам — разграбленная Троя,

По стенам дышит сорная трава.

Твой старый дом пьет скуку детских глаз,

Брехню собак и стрелы грязных чаек,

А я живу беспечно и случайно,

Смотрю на мир — как будто в первый раз.

Здесь никогда не хочется вина,

Хватает воздуха и запаха полыни.

Не надо мне другого счастья ныне,

Хочу испить судьбу свою до дна.

Моей судьбе красою не блистать —

Логический процесс давно хромает,

Но я люблю ее за солнце мая,

За октября ржавеющую сталь,

За распродажу счастья на углу,

За старый дом, где ты сейчас уснула,

За платьице твое на спинке стула,

За золото в ладонях и золу...

* * *

Эй, ангел на лепной стене,

Кого ты любишь понарошку?

Оставь луны кривую брошку

И прилетай сюда ко мне.

Мы стол накроем, разольем

Свет улиц по глазам счастливым,

Пока огней сырые сливы

Плывут сквозь ночи водоем.

Не бойся за простуду дня,

Она не кончится внезапно.

Давай с тобой забудем завтра

И сядем рядом, как родня.

Есть правда в рюмках и стихах

И детских вылепленных лицах,

А в ночи, пахнущей корицей,

Нет первородного греха.

Есть только слово и судьба,

Есть только вечность и мгновенье.

...И синяя прожилка вены

На коже мраморного лба.

* * *

Благослови, Господь, мой слабый жест,

Слепое слово — поиск вечной сути,

И на рассвете снова нарисуй мне

Картонный двор, фонарь и неба жесть.

Благослови холодный смутный мир,

Что на холсте пока едва намечен.

Дай мне сыграть еще раз в чет и нечет

И разделить свой выигрыш с людьми.

Не торопись на наше рандеву,

Мы все равно с Тобой успеем к сроку.

Прошу, оставь сегодня на востоке

Намеченную кистью синеву...

* * *

Века проходят не спеша,

На свете ничего не ново.

Чтоб на плацу был четким шаг,

Не надо мужества большого.

Всегда понятнее приказ,

Чем Божье Слово на скрижалях.

В моих протянутых руках —

Вселенский дождь водою ржавой.

Какая странная вина:

Смотреть на небо над собою,

Когда объявлена война,

Но нет еще сигнала к бою,

И есть минута, чтоб любить

Рассвет, не тронутый картечью,

И говоривший «не убий»

По облакам идет навстречу.

В моей душе, как на дворе,

Мир не меняется веками;

Все те же судьбы, та же речь,

И тот же неподъемный камень.

Проходят годы не спеша,

Неколебим небесный панцирь.

...И тот же марш, и тот же шаг,

И кровь Спасителя на пальцах.

* * *

Мама, смотри: гвоздика

Сломана пополам,

Возле окопа никнет,

Сутки назад — жила.

Из голубой аорты

Льется сиянье дня.

Мама, я, знаешь, мертвый,

Ты вспоминай меня...

В жаркой купели лета

Нас окрестил свист пуль,

Запеленал нам ветром

Впадины глаз июль,

Медный пятак в дорогу

С неба дала луна...

Нам бы дойти до Бога,

Слава нам не нужна.

Мы лишь хотим приникнуть

К легкой руке Творца.

...Мама, смотри: гвоздика

У моего лица...

* * *

Мне город — словно зверю клетка.

Здесь небо бьется о причал

И фонарей густая сетка

Дрожит и тает у плеча.

А я гляжу, как на дорогу,

В себя, в свою пустую тьму,

И, что назначено мне Богом,

Я тридцать лет как не приму.

Но все-таки среди сомнений,

Сквозь мутный голос ноября,

Я различаю чьи-то тени

И между них ищу тебя.

Тебя — бесстрастную, ночную,

Неверящую никому,

Тебя одну, чье имя всуе

Я не пойму и не приму.

Сгорает темная лампада

В моей неласковой груди.

Мне от тебя так мало надо —

Сказать тебе: «Не уходи...»

Я знаю: это все немодно

И опровергнуто судьбой,

Но побегу, как пес голодный,

Хвостом виляя, за тобой —

По лужам, по щербатым плитам,

На свет распахнутого дня,

Прекрасно видя, что горит он

Не для тебя, не для меня...

И сокращая расстоянье

До наползающей зимы,

Я вновь, как зверь, очнусь в капкане

Давно обжитой мной тюрьмы,

Где та же каменная клетка,

И небо бьется о причал,

И фонарей густая сетка

Дрожит у левого плеча.

* * *

Дотронься до моей струны,

Дотронься до

Моей свинцовой глубины,

Покрытой льдом.

Разбей о заскорузлый наст

Дождя слюду,

Дай мне очнуться хоть на час

В моем саду.

Не надо нам потертых слов

И чада дня.

Дай мне узнать добро и зло,

Люби меня...

 1    2    3    4    5    6    7    8

«Избранная лирика». Е-сборник в формате PDF. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Зимний дебют 2004-05» Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 980 Кб

 Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com