ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иннокентий СВЕТЛАНОВ


 1    2    3    4    5    6    7    8

 

 

ПАМЯТИ ДРУГА

 

Жизнь промелькнула по бульварам,

Чтоб кануть в неба малахит.

Пусть кто-то пишет мемуары,

А я царапаю стихи.

В окошко брошу сигарету

И рюмку первую налью.

Ты не берег ее, друг, эту…

Нет, не любовь, а жизнь свою.

Ты шел так просто и беспечно

Средь нашей пошлости и лжи,

Не зная их. Забыв про вечность,

Сквозь годы протекала жизнь.

Она текла через плотины

И размывала берега,

Где в рощах зрели апельсины

На праздник сумрачным богам,

Где каждый день — проверка силы,

Грунтовка нового холста,

Где женщины тебя любили

Немного больше, чем Христа.

И все казалось неизменным:

Век, черный бред и белый стих.

Ты принял Питер внутривенно,

Не разливая «на троих».

Кем предугадана Мадонна —

Как отражение пруда?

Смотри, опять на небосклоне

Горит и падает звезда,

И ангелы слетают ниже,

Чтоб разглядеть твои черты,

И небеса намного ближе

Тебе с небесной высоты.

…Жизнь промелькнула переулком,

Застыв на полпути судьбой.

Смотри, смотри, как в небе гулком

Кружатся вороны гурьбой,

Чтобы урвать твою минуту,

Набросок твой, одну из тем,

Отрезок рая, что запутан

На недописанном холсте…

Кто проиграл — тот дальше водит,

Кто выиграл — за тем и рать.

Так все невечное проходит

И наступает благодать.

В окошко брошу сигарету,

Смотрю в бутылку — вижу дно.

Ты не берег ее, друг, эту…

Жизнь… а любовь… да все равно…

 

 

* * *

 

Идти по свету и придти к тебе —

Что может быть невиннее и проще?

Войти в твой дом, как входят в сад и рощу,

Укрыться и укрыть тебя от бед,

Забыть себя на койке возле ног

Твоих, как будто мягкую игрушку,

Пить черный кофе из пузатой кружки,

Твой мир учить, как заданный урок...

Мне кажется, что близок снегопад,

И все же не закончена дорога.

Я много прошагал. Я помню Бога,

Как карту обретений и утрат.

Поговори на птичьем языке

Со мною с ледяного небосвода.

Я думал: холод — зимняя погода,

Но это — пустота в моей руке.

Не за богатством, славой и золой

Свою ладонь протягиваю ныне —

За солнцем, что в твоем окошке стынет

Сейчас копейкой тускло-золотой...

Перебирая четки длинных дней,

Ищу я в них твое святое небо

И на ладонь крошу остатки хлеба,

Чтоб ты слетела как-нибудь ко мне...

 

 

* * *

 

Летят года. Багряная листва

К нам в руки опускается все чаще.

Тебе судьба — остаться настоящей,

А мне — играть в избитые слова.

Мне — видеть откровение в вине,

Разменивать любовь чужих, невечных,

И разливать по жилам новый вечер,

Перченный злыми точками огней.

Опять октябрь. Мой город полинял.

Уже который век одно и то же.

Ты , что ни год, спокойнее и строже,

Ты, что ни день, все дальше от меня.

Так мы с тобой по времени идем,

Меняем постепенно сны и лица,

И надеваем неба власяницу,

И каемся, и ничего не ждем...

 

 

* * *

 

Люблю когда сиянье дня

По переулкам тихо меркнет,

И проявляется лик смерти

В домах, деревьях и камнях.

А я бреду, чудак-прохожий

Среди живущих столь всерьез,

И лезвия зеленых звезд

Меня царапают по коже.

Порезы тонко, словно нитки,

Бегут от глаз — наискосок,

И клюквенный стекает сок

На землю от моей улыбки.

 

 

* * *

 

Не прячь беду, она всегда видна,

Пусть не в словах — в глазах засеребрится,

И покачнутся выцветшие лица,

И ты нальешь в стакан себе вина.

Струна гитары задрожит, как путь —

В слепой ночи цепь огоньков проворных.

И судорогой стиснутое горло

Освободится от фальшивых пут.

И вот тогда забьется, зазвенит,

Как отраженье сумрака и силы,

Та боль, что ты давно в себе носила,

Но не могла на землю уронить...

Не бойся, мы пройдем все до конца:

Умрем, и на земле своей воскреснем,

И различим в одной из новых песен

Черты давно забытого лица.

 

 

* * *

 

Опять слова, опять о чем-то...

Опять дорога без конца.

Смотрю, как рыжая девчонка

Стирает грязный дождь с лица.

Смотрю на сомкнутые стены,

Делю на судьбы этажи.

Весны сиреневые вены

Набухли улицами лжи.

Я в этой каменной утробе

Найду средь слов себе пробел,

Где почерневшие сугробы

Все в серых пятнах голубей...

Где даже шепот не услышат —

Не то, что крик, не то, что хрип,

Где облака, как будто мыши,

Съедают красный сыр зари.

Я от судьбы хочу немного —

Брести по марту без причин.

Беспечно отраженье бога

На лицах женщин и мужчин.

Они, пройдя куда-то мимо,

Сыграют мне мою же суть.

Такая это пантомима,

Что люди городом зовут.

 

 

* * *

 

На проталине, весной, под зябким ветром,

Вдруг цветок очнулся неприметный,

Отряхнулся от земли-нирваны,

Сполоснул прическу в небе рваном...

Он дрожит на синей непогоде,

Смотрит: мимо жизнь моя проходит,

Время нас обоих убивает

С каждым часом...

Что ж, дружок, бывает...

 

 

ПРЕДНОВОГОДНЕЕ

 

Бегут серебряные строчки,

На стеклах — синие прожилки.

Из отблесков холодной ночи

Мы клеим звезды и снежинки

Легко порхает пальцев стая

Над разноцветною бумагой,

И за окошком заметает

Поземка наши передряги.

Все будет. Все, конечно, будет.

Достану с полки шар старинный.

Забыв про сумрачные будни,

Сияют в сетке мандарины.

 1    2    3    4    5    6    7    8

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com