ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгений СУХАРЕВ


 1    2    3    4    5    6

 

Эпитафия

Вот живет себе человек,

одинокий, как человек.

 

Никуда его не зовут,

не берут его никуда.

— Вот я тут..

— А зачем ты тут?

— Тут мой стол,

табурет,

еда.

 

— Ты зачем, человек, живешь,

ходишь мимо нас, человек?

— Чем же я вам так нехорош?

— Просто ты живешь, человек.

Просто ходишь ты мимо нас

или рядом в лифте стоишь.

Лишний свет берешь,

лишний газ,

по паркету скребешь, как мышь...

 

— Ну простите, я виноват,

столько зим прошло,

столько лет.

Никому я ни сват, ни брат.

Я живой еще или нет?

Просто я ходил мимо вас,

долго-долго, видать, ходил,

никого от себя не спас

да конфоркой пустой чадил.

 

Позабудьте мой рост и вес,

не зовите меня никак.

Я на самом краю небес

усмиряю мышиный шаг.

                                                  17 марта 05

 

Младенцу

Не ходи: там тебя убьют.

Не смотри туда.

Там песок раскален, как трут,

и горит вода.

 

Там торчат остриями вверх

камни да кусты.

И меж ними — собачий брех,

вой до хрипоты.

 

Там заброшенный стадион,

жестяная ржавь

добредут до конца времен

посуху и вплавь.

 

И земля там разделена

на дворы и рвы,

и затаптывает стена

стебельки травы.

 

За стеною той — еще три,

а над ними — жесть.

Дом такой, как наш — посмотри.

Даже люди есть.

 

Каждый взял себе по стене,

распахнул окно.

А во рву, на песчаном дне —

глухо и темно.

 

Там живут, кто найти не смог

ни стены, ни окна.

Им не нужен ни ты, ни Бог,

чтоб глядеть со дна

 

на лопух, лебеду, вьюнок,

на жестяной уют —

туда, где выживешь, мой сынок,

или тебя убьют.

                                                  27 марта 05

 

Югославское ретро

Рваный мрак югославского фильма,

Молоко светового ствола...

Костоломка, чадильня, давильня

Кипяченую кровь разлила.

Пахло кожей, резиной и потом,

И прыщавый непуганый галл

То ли клацал затвором (ну что там?),

То ли реденький воздух глотал.

На дорожной арийской резине

Забредая в чужие миры,

Черногорское мясо возили,

Чтоб кормить дармовые костры,

Словно махом единым из рая

Прямо в наспех сколоченный ад...

И терзается плоть, догорая,

И рессоры на кочках скрипят,

Человечье сливается пенье,

Хрипота и погибель его

С каждым деревом, с каждою тенью,

Словно это поет божество,

Не давая рвануться из зала

В ослепительный город дневной,

Где не знают, что времени мало

Меж войной и войной и войной.

                                                  26 апр. 05

 

Голем

Мы сидим с тобой за столом одним,

Голем, глиняный истукан,

И витает над нами табачный дым,

И разбитый блестит стакан.

 

Голова твоя — словно мокрый ком,

Тяжела, слепа, нежива,

И, давясь безмысленным языком,

Ты слюнные мычишь слова.

 

По крахмальной скатерти, с краснотой,

От моей до твоей беды,

Между этой мовой и речью той

Родовые ведут следы.

 

Что-то наш хозяин на яства скуп —

Спирт, табак и десяток мух.

И одно мычанье слетает с губ,

Выбирая одно из двух.

 

Мы сидим с тобой за одним столом,

Чада мякоти земляной,

И друг друга пробуем на излом,

И голодной плюем слюной.

 

И в глазах, мутнея, плывет кабак,

И блатная плывет попса,

И забыть ее не дают никак

На двоих одни небеса.

                                                  10 июня 05

 

Блок

Кофейня, крепчайшее мокко,

Реки маслянистый лоскут...

Болотного, темного Блока

Скрипучие дрожки везут.

 

Так долго... так поздно... так рано,

Что, кажется, жизнь прожита.

Перчатки торчат из кармана

Измятою тенью куста.

 

Куда ж тебя, барин, отсюда

Сегодня опять занесет?

Вон ветер зудит, как зануда,

С чердачных срываясь высот...

 

Каких-нибудь семь или восемь

Годков у тебя впереди,

Чтоб эта запомнилась озимь

И льдистые эти дожди,

 

Чтоб канул ты, гордый заморыш,

Тропой торфяной через гать

Туда, где с бедой не поспоришь,

Российские смуты считать.

                                                  19 июня 05

 

Кровь августа

Кровь августа в ладонь мою струится,

По оперенью птичьему скользя,

И мокрым комом падает, как птица

Тяжелая: ей легкой быть нельзя.

 

Живет она, все больше холодея,

Все медленней, все ближе к сентябрю.

Какая все же странная затея —

Земному доверять календарю.

 

Какая все же странная причуда —

Скользить, струиться, время коротать...

Живи себе, ты жив еще покуда,

И Бог с тобой, и Божья благодать.

                                                  24 июля 05

 1    2    3    4    5    6

Эссе

«Летний дебют 2005». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1200 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com