ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

СЕРЕБРЯНЫЙ СТРЕЛЕЦ


МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ КОНКУРС

«СЕРЕБРЯНЫЙ СТРЕЛЕЦ 2008»

КОММЕНТАРИИ ЧЛЕНОВ ЖЮРИ

СУДЬЯ К.С. (1978-1983 — Ташкентское музыкальное училище им. Хамзы (скрипка). 1986-1991 Литературный институт им. Горького (Москва), кафедра художественной прозы. 1998-2008 — Философский семинар в Ташкентской духовной семинарии. Редактор, культуролог, искусствовед. Режиссёр документального кино. Автор ряда публикаций в жанрах художественной прозы и публицистики)

 

Напоминаем, что судьи имеют право сохранять своё имя в тайне.

 

1. Игорь ЦАРЁВ. Удалой высоцкий парень, широкая, что называется, душа. В то же время литературно и личностно искушён, не изображает крепостного крестьянина. Один из немногих, кто вообще чему-то рад на свете, использует поэтические ресурсы оптимизма и поднимается до изображения радости.

 

2. АГАТА. Чувственна прежде всего, задевает за живое. Слова энергоёмки, не изображают, не отражают, но суть авторская плоть. Дают нам откушать автора в акте некоей поэтической евхаристии. Эротична, но не скабрезна, не цинична, не роняет целомудрие вкуса («Спелая любовь...»)

 

3. Александр БУРШ. Зрелый, сложившийся мастер. Классически отделанный питерский стих и подлинное чувство. Я слабых мест-то не нашёл. В особенности запал стих «Кровать, два кресла, круглый стол...»

 

4. Рита БАЛЬМИНА. Исповедальная бездна, почти анатомия. Душу и чрево выворачивающие её элегии я от одного только страху посчитал за поэзию. Думаю, так оно и есть. Как страшно жить!

 

5. Надя ДЕЛАЛАНД. Как бы женщина, которая поёт. И поёт очень разнообразно («Моя муза всеядна...») Мне понравилось.

 

6. Леонид КЛИМОВ. Меланхолик, скрупулёзно производящий свои трудные для глаз арктические страсти. Он их именно производит, а не с натуры списывает. Умышленные стихи самого умышленного города в мире. И эта формальная игра явно не бессмысленна, биение времени вполне усвояет.

 

7. Евгений ЛУМПОВ. Искренность, живые, чувствующие слова и мысль без проклятья («...и плакал незакрытый кран», «Я тебе нарисую сказку»).

 

8. Ольга МИШУК. Навороченные ассоциации, кромешные, непроглядные, тем не менее не показались мне зацикленностью на себе, напротив — органом внимания к миру, выражением авторской открытости и сопричастности миру.

 

9. Евгения БАРАНОВА. Весьма самоуверенная девица, но вера её в самоё себя симпатична. («К моему двадцатилетию». «Парфюмер»). Может, немножко ещё угловатая художественно, но струнка во мне вздрогнула.

 

10. Марат КУПРИЯНОВ. Ассольность (от Ассоль — «Любовь, растратив вкус и хмель...») в мужском роде. Идёт традиционной тропой поэта-босяка, отдалённого потомка Есенина с высоцкой горькой думой («Нет Бога...»)

 

11. Анна МАРУЩЕНКО. Тоскующая москвичка, припадающая к теме алкоголя и апологетике оного. Но смотрит и вокруг, не только в себя. Чем-то да трогает.

 

12. Яна САВИНОВА. В общем, имеет дарование, но длинноватыми показались эти питерские рапсодии. Прозаично само количество строф в каждом стихе, впечатление приземляющее, по массе что-то уже от прозы.

 

13. Галина ПОЛЬСКИ. Живо, слова яркие, как бы цветные. Не только печаль, но и мысль, и чуть ли не юмор. Элементы оптимизма, конечно, окрашивают. Запомнился «Мой милый Кай».

 

14. Виктория КЕЙЛЬ. Автор, по-видимому, с судьбой, одинокая, сама с собой и своими словами. Всё это вызывает больше человеческое сочувствие, чем художественное.

 

15. Лана ВИХОРЕВА. Мегера, поющая свои морщины и возраст (возможно, преждевременно), грешащая теперь, стало быть, больше с духами, причём со всеми подряд. Стихи как карты бомжей — засалены жизнью и употреблением. Задевает это всё, конечно.

 

16. Елена ОВСЯННИКОВА. Немножко угнетает надрывным тоном, надрывной спекуляцией. Колорит декаданса в злоупотреблении. Немножко серо из-за этого, трогает, но не поражает. Хотя лирично, по крайней мере «мандельштамство» («Я однажды вернусь...») автору далось легче и интеллигентнее, чем, скажем, Елене Мироновой — «пастернакство».

 

17. Юлия ЧИЖ. Недобрая, колкая и конечно несчастная особа, отрекающаяся от симпатии и сочувствия даже и своей правды, коей заказывает камертон.

 

18. Олег ОВСЯННИКОВ. Недооформившийся патриот («В Россию нужно просто верить!»). Больше рефлективности, чем чувства. («Вновь человек за стеклом»).

 

19. Янка АРСАНОВА. Женственность более словами, чем натурой. Как-то экстенсивно — за счёт сравнений с танцами живота, жестами, этикетками этих жестов.

 

20. Тимур РАДЖАБОВ — недообразовавшийся новый русский, чем-то на меня похожий. Гибрид Гамзатова с Высоцким. Две строки запомнившиеся: «Ты стала злей, как вспомнила о Боге, беспомощней, но я тебя люблю» («Серенада любимой России»). Но нет ещё синтеза, недостаточно органично.

 

P.S. Прошу простить за выражения. Такое количество поэзии кряду... В последний раз это было в литинституте, когда приходилось сдавать её оптом. Страшно нервная штука.

 

(ОБЗОР СОКРАЩЁН — ред.сайта)

Татьяна ЮФИТ, Великобритания

 

Судить поэтический конкурс мне нравится. Поэты играют в игру «Кто самый-самый?», а жюри — в «Интересно, а что в итоге получится?» Конкурс поэтов — бред с точки зрения поэзии, потому что здесь нет и не может быть оценки объективной. Как ляжет чужая строка на твою душу, заденет ли, зазвучит ли душа в ответ — вот критерий, по которому, в большей мере, идёт судейство. К тому же, постоянно висит в воздухе вопрос «А судьи кто?», не давая расслабиться и пойти на поводу у личных пристрастий. Резонансное звучание души должно было быть максимально чистым.

У меня уже был некоторый опыт судейства, но браться за судейство платного конкурса не хотелось. В конечном итоге спортивный азарт перевесил сомнения по поводу турнира платного. Можно было дискутировать по этому поводу, но реалии современного мира тихо, но твердо подсказали, что если кто-то хочет платить за свою игру — это его выбор. Кстати, думаю, что некоторые из поэтов не согласятся со словом «игра» в применение к поэтическому конкурсу — они слишком серьезны, чтобы считать состязание поэтов игрой. Но помните: «Вся наша жизнь — ...»? Так вот, хочется сказать, что судейство было серьезным.

Критерий резонанса был главным, ибо глупо браться за судейство, не доверяя своему поэтическому слуху. И авторы стихов, в которых поэзии было маловато, несмотря на важность раскрываемых тем, напора страстей, слез и горьких авторских раздумий, не прошли в двадцатку лучших. Надо заметить, что хороших стихов было почти достаточно для того, чтобы заполнить эту двадцатку. Но — почти. Потому что и в целом участников было не так уж и много, и некоторые стихи читать было просто скучно. Было и такое, когда автор, полностью погружаясь в свой мир, стремился заполнить им все окружающее пространство, с полной уверенностью в том, что читатель будет рад его длинным и горестным (большей частью) размышлениям, сопереживая и поддерживая. Исключением из этого стали стихи Анны МАРКИНОЙ. У нее, несомненно, большой поэтический дар, и длинные стихи, написанные к тому же в прозаической форме, ничуть не уменьшили удовольствия от их чтения.

Мне не хочется заниматься критической разборкой отдельных произведений. Если в стихах есть хорошая поэтическая музыка, если стихам им веришь, сопереживаешь литгероям, проживаешь вместе с ними их краткую — в размер стиха — историю, или целую жизнь — стихи таких поэтов поднимаются по списку вверх. Назову пятерку сильнейших, на мой взгляд, поэтов, участвующих в конкурсе: Вероника СЕНЬКИНА, Рита БАЛЬМИНА, Евгения БАРАНОВА, Янка АРСАНОВА и Юджин ВЕЛОС. Очень понравились также поэты: Олег БЛАЖКО, Рахман КУСИМОВ, Александр БУРШ, Лана ВИХОРЕВА, Тимур РАДЖАБОВ, Анна МАРУЩЕНКО, Елена ОВСЯННИКОВА, Татьяна КУДИНОВА и Юлия ЧИЖ. Их поэтическое мастерство, отточенность стиха, мощность проникновения в сердце не оставляют равнодушным читателя.

Наталия ЛЕВЕНТАЛЬ, «Артсфера». Санкт-Петербург, Россия.

 

На первое место я поставила Игоря ЦАРЁВА — без колебаний. Его стихи потрясли меня до глубины души: он, вроде бы, пишет просто, и вдруг какая-то одна строка, одна мысль, отдельный оборот ТАК освещают всё стихотворение, что начинаешь его видеть совсем другими глазами. Стихи Галины ГРИДИНОЙ всегда внушают Уважение (с большой буквы У) — тематика, язык, образность, обобщение жизненного опыта, мастерство. Татьяна КУДИНОВА (3-е место в моём рейтинге) стала для меня открытием — её стихи, тугие и сочные, весомо-образные и удивительно красивые, оказались мне неожиданно близки. А вот дальше расставлять авторов по ранжиру было значительно труднее: то хорошая образность — и сиюминутная тематика, то достойная тема, но подводит техника рифмовки или звукопись. А нужно, чтобы всё и сразу — я жадная.:)))

Евгений МИНИН, поэт, пародист. ИЗРАИЛЬ

 

В конкурсе очень много достойных и интересных поэтов.

Критериями для меня были такие грани поэта, как искренность, профессионализм и индивидуальность.

Исходя из этих критериев составилась моя тройка призеров — БАЛЬМИНА, КУСИМОВ и АГАТА, у которой, полагаю большое будущее при должной работе над текстами. Остальные участники были разбиты на три десятка — и выбирать было сложно, тем более, со многими у нас добрые виртуальные отношения. Но когда наступает момент истины, приходиться забывать обо всем. Конечно — судейство всегда субъективно, но главное, конкурс удался, и награды получили достойнейшие на сегодняшний день. Организаторов поздравляю — первый блин вышел не комом, а участникам желаю покорения новых вершин поэзии.

Светлана ОСЕЕВА, писатель. УКРАИНА.

 

Тяжело судить такой конкурс... Мастера почти все... Очень сильные, яркие и интересные авторы — Леонид КЛИМОВ, Сергей НЕЖИНСКИЙ, Олег БЛАЖКО, Александр БУРШ, Виктория КЕЙЛЬ, Галина ГРИДИНА, Юджин ВЕЛОС...

Риту БАЛЬМИНУ не знала, не читала раньше, поэтому очень рада, что познакомилась с её потрясающими, жёсткими, блестяще исполненными по форме стихами. Мощное дыхание, энергетика слова — потрясающе. Теперь её стихи, наверное, станут одними из самых любимых.

Евгению БАРАНОВУ увидела на конкурсе впервые. Несколько строк меня просто поразили. Впервые ощутила бездну между поколениями поэтов. Лёгкость и свобода обращения с русским языком, и в то же время — стройность мыслей, образов, иногда — чуть резковатых, угловатых, как мне показалось. Но поэзия цепляет. Редкий случай ведь — такое острое социальное звучание, как в русском рок-н-ролле.

Игорь ЦАРЁВ — крепкие ровные стихи. Вполне профессионален и классичен.

Такие тексты никогда не вызывает споров ни у судей, ни у читателей обычно... Но и не запоминаются...

Очень тронула поэзия Нади ДЕЛАЛАНД. Иногда этот поэт обращается с языком почти... фривольно, ломает его, как оригами, но какая индивидуальность интонации!

Хотелось бы — от себя — посоветовать конкурсантам более безжалостно относиться к текстам, посылаемым на конкурс. Текст — жёсткая вещь. Иногда неудачно подобранный для конкурса текст перечёркивает многое. И авторов можно понять: хочется опубликовать что-нибудь из «неопубликованного». Подход этот не всегда себя оправдывает. Новое — не всегда лучшее, а тем более «сырое» — не всегда «выигрышное» в глазах судей, заваленных рукописями. Судья же видит, практически, перед собой только — текст...

Всего двадцать лауреатских мест — а хороших авторов, показалось мне, чуть больше. Порадовали молодые поэты — в каждом почти просматривается поэтическая перспектива: Анна МАРКИНА, АГАТА, Евгений ЛУМПОВ... Правда, поэзия юношей многих мне показалась... инфантильной. Чувствуется, что читают мало, пишут много. Не любят чужих текстов... Это всё равно что поэзию не любить. Как же тогда поэтом стать, если не любить поэзию...

На будущий год картина изменится — в первую очередь, судейский состав. Есть шанс. У всех. Жалею, что в моей юности не было такого конкурса.

 

08.06.08

Семен Прокатов (США). Комментарии к конкурсным подборкам.

О.Светлова. «Послесловие...»

«Серебряный стрелец 2008»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com