ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Николай СМОЛЕНЦЕВ


 

* * *

Она была хороша собой...

Муж был молод, успешный плейбой...

Дети росли... Старела Она.

(Случается так во все времена)

И все бы ладно... И все б ничего...

Когда бы она не познала Его...

 

* * *

Реют знамена, и флаги в дымах парят...

На батареях каждый на счет снаряд...

Мир — это битва,

                          жатва

                                     и бритва...

И невозможного счастья мерцающий яд.

 

* * *

Я бы упал, зарывшись в колени,

Но ты мне твердишь, что больна...

Я бы катал тебя на оленях

В городе счастья и сна...

Я бы готовил сказочный ужин

(Кабак бы любой оказался не нужен...)

И к нам возвратилась на легких коньках Весна.

 

* * *

За каждый Вдох — своя цена...

Лишь Выдох ничего не стоит...

Так время выжжет имена

Из жизни серной кислотою...

И за могильною плитою,

Душа без отдыха и сна,

Парящей ласточкой гнедою,

Начертит в небе письмена...

Возможно и для нас с тобою...

 

* * *

Поэты, говорящие с богами —

Случайные калеки на земле...

Они ни в клетке золотой,

Ни в грузной раме,

Ни в общечеловеческой программе —

Своей усталой тенью средь аллей

Бредут, на жалость Ближних обрекая...

А мир, насытившись, икает

И гонит их, как голубей...

 

* * *

Остается щуриться под дулом,

Подпирать свой мир спиной сутулой...

(Мне твоя спина запомнилась прямой...)

Господи! Пошли нам дней спокойных,

В водах бытия житейской поймы...

Или просто посиди со мной,

Балуясь струною нитяной...

 

* * *

Невозможно Прекрасная!

Спешимся...

            Выпьем...

                    Наплачемся и...

                                Помолчим...

Это сердце скрежещет и малым ребенком заходится в боли.

Доктор Оля!

              Как вериги — от дома ключи и горьки калачи,

И карманы полны не махоркой, а щебнем из соли...

Тишины и покоя

                  воспаленные нервы безжалостно просят...

Курит век фимиам...

                       И никак не закончится слякоть и осень,

И работа нас гонит из дома и... снова к домам...

И нигде и никак не приткнуться

                            для отдыха и забытья

                                                       утомленным...

Невлюбленным пристало цедить под сурдинку борщи...

А влюбленным и уксус почти не горчит...

Но способность держать провода

                       неустанно рукой оголенной

И слова расставлять, если даже бумага кричит,

Это трудно...

                почти невозможно, и все же...

Руки глину сминают и вертится круг бытия

И ладони уносят кувшины на обжиг...

И ночами в глазурь опускается совесть твоя

И Господь раздувает мехи,

               только жилы скрипят как подпруги да вожжи...

 

 

* * *

Когда мандолины истерзанных душ

Сыграют нежданно отбой,

Можешь стонать...

                 лазить в контрастный душ...

Чужою вертеть судьбой...

Трахаться...

          пить по ночам порошки...

В «детской» в голос рыдать...

Глотать статьи, романы, стишки...

Гадалок объехать рать...

Биться об стены в стылом дому

Желая к утру умереть...

— Что там выводит на флейте Амур?

                — Реквием?

                                — Будем петь!

Так незаметно скатятся дни

В огромный лежалый ком...

Так одиночества пчелка звенит

На весь опустевший дом...

И только пройдя сквозь страданий тьму,

И, в прах стоптав каблуки,

Каждый вернется к себе самому —

В детство, в туман реки,

В тихую заводь, в солнечный круг,

В счастья сабельный блеск...

И пемзой сдирая коросту мук

Сердце выдохнет:

                          ...«YES!!!»

 

 

* * *

Жадная жажда объятий

Вышла из берегов...

Старятся рюши на платьях

Но никогда — любовь...

 

 

Стихи про ангелов и людей, написанные в больнице № 59

 

* * *

Так дни, похожие как сестры меж собой,

Текли...

        И ткань земного пребыванья намокала,

И ветры, попадая под забрало,

Холодною, пронзительной рукой

Сжимали сердце медленной удавкой...

А Боги в Небесах курили травку

И баловались счастьем меж собой...

Но счастья нет нигде — ни в царстве сосен,

Ни в тишине таинственных секвой...

Оно или в тебе, иль крова просит...

Отчаянный и нежный Ангел мой!

 

* * *

В тот роковой январский день

Когда я понял — ВСЕ и сразу,

Что чувств живых густая плазма

То в лихорадку, толь в мигрень

Вот-вот уныло обратится...

Что счастье, перышком злой птицы

Вспорхнуть готово из руки...

Что шепчет вкрадчиво: «Беги!»

Лукавый Ангел с ликом беса...

И я сломался, я уехал

Носить дары слепой судьбе...

Но... до сих пор стучусь к тебе.

 

* * *

О, шинельная вытертость неба

И мостов утомленные спины,

Запах тела и черствого хлеба,

Воска, ладана и гуталина...

И подъездная вязкая сырость,

Штукатурки унылая плесень...

Этот Город,

               Квартал

                     и Квартира

Где так хочется жалостных песен,

Водки, закуси, пьяного блуда,

Жарких слез и озлобленной драки...

Это жизнь...

             Это сон...

                       Это удаль...

Это свет...

              для бредущих во мраке.

 

* * *

Когда у твоей звезды

Былой осыплется блеск,

На твой одинокий призыв

Сниму я нательный крест

И медленно отворив

Лестницы черный ход,

Скользну в судоходный пролив

Улицы Вешних Вод...

 

* * *

К той улице, где, мед греха вкусив,

Спешили мы, как нищие к обеду,

Вновь расставались, и неслось по следу

По Невскому усталое такси...

И опадая друг без друга в сон,

Мы каждый раз, желали откровенно,

Чтоб миг любви, огнем сойдя по венам,

Был солнцем в небесах запечатлен.

 

* * *

Когда мы снова, обретя друг друга,

Усядемся в кофейне за углом...

И запах наслажденья и испуга,

Бровей и рук, и губ твоих излом...

И кофе, с шаром тающим пломбира,

И разговор о смысле бытия...

И сонное шуршание клавира...

И никого на свете...

                          ТЫ и Я !

 

* * *

Любовь на лезвии ножа

Столь упоительно смертельна...

Не можешь без него дышать,

Крестом к нему припав нательным?

 

Не можешь с прочими делить?

Не в силах вытравить измены?

Рубцы на сердце, раны, сыпь

И алкоголь течет по венам...

 

И содрогание двух тел

На сердцевине благодати...

Любить — всегда лишь твой удел,

Его — снимать поспешно платья.

 

И, озверения страшась,

Идя в попятную, как в танец,

Вдруг понимаешь, что душа

Полна, как пехотинца ранец...

 

Шипит бикфордовая нить

И разум требует: «Довольно!»

Осталось магазин набить

И разрядить в Любовь обойму.

 1    2    3    4    5    6 

Новые стихи

Альманах 2-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com