ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил СМИРНОВ


Об авторе. Содержание раздела

В издательстве «Вагант» вышла повесть «Неразлучники».

http://www.ivagant.ru/catalog/product/mihail-smirnov-nerazluchniki-28373/

 

«Повесть «Неразлучники» захватывает с первых страниц, чему в немалой степени способствует язык автора: спокойная, ненавязчивая манера изложения диалогов и внутренних монологов героев, введение в текст мелочей, нюансов бытового характера, вроде бы не особо важных с точки зрения сюжета, но придающих повествованию особую мягкость, своеобразный колорит и жизненную достоверность, иными словами, способствующих тому, что герои становятся для читателя «родными», близкими людьми, может быть, не идеальными, но «живыми».

Композиционно повесть состоит из трех частей. Первая часть посвящена любви главных героев — Саши и Наташи. Эта любовь творит чудеса: хулиган Саша исправляется под влиянием своей подруги (хотя автор, в общем-то, не показывает «Сашу-хулигана», о его прежнем «плохом» поведении мы узнаем из уст учительницы да можем судить на примере жестокой расправы над Жиляем). Мне кажется, что в большей степени Саша считался хулиганом потому, что был из «неблагополучной» (читай: неполной, малообеспеченной) семьи. Если следовать мнению, что даже в любви есть ведущий и ведомый (тот, кто больше любит), то в данном случае ведомый — Саша.

Название второй части — «Возвращение» — очень символично: это возвращение домой, возвращение «оттуда», возвращение к мирной жизни, возвращение украденного войной счастья... Казалось бы, герой уже вернулся с войны, но она продолжает держать его за горло: каждую ночь он вновь и вновь переживает гибель друга, физически ощущая душевную боль; он чувствует себя чужим не только в родном городе, но и в собственной семье... Хотя ему всего 21 год, его воспринимают как человека, повидавшего жизнь, да и сам он ощущает себя старше своих сверстников. Может быть, поэтому ему удается «убедить» военкома помочь семье погибшего друга Володи.

Несмотря на все трудности, выпавшие на долю героев, — жестокая и ненужная война, вероломство и подлость Жиляя — с первых страниц и до конца повести мы уверены: всё у «неразлучников» будет хорошо, потому что любовь побеждает и разлуку, и даже смерть... Хочется, чтобы у героев всё было хорошо! Сопереживая герою, мы повторяем про себя, что все должно быть хорошо, а потому обязательно будет!

В третьей части — «Поиски» — герой предвкушает скорую встречу с возлюбленной. Если во второй части он снова учился жить без войны, то теперь пришло время жить счастливо..

К несомненным достоинствам повести можно отнести подчеркивание значимости семейных ценностей. Главный герой переживает, что не понравится родителям Наташи, а для него это очень важно; следуя наставлению матери, идет в церковь, чтобы поставить свечку за упокой души погибшего друга.

Повесть основана на реальных событиях. Может быть, в какой-то степени автор сделал героев более счастливыми, чем это было на самом деле. Даже мать главного героя, вспоминая его отца-фронтовика, говорит о том, что война наложила отпечаток на всю его дальнейшую жизнь. Подобное же она предрекает и своему сыну... но так хочется, чтобы война отпустила свою жертву, поэтому остается лишь поблагодарить автора за то, что он не преминул воспользоваться правом художественной правды.

Повесть будет одинаково интересна людям разных возрастов: кто-то вспомнит определенные события своей жизни, а кто-то, может быть, впервые услышит, что была такая непонятная война, на которую почему-то отправляли восемнадцатилетних ребят, многие из которых вернулись домой в цинковых гробах».

Е.Н. Дементьева (Елена Дем),

редактор «Педагогический журнал Башкортостана»

НЕРАЗЛУЧНИКИ

Отрывок из повести

Повесть Михаила Смирнова заставляет думать, она поднимает тонкие пласты души, покрытые зачерствевшей коркой, и снова хочется совершать хорошие поступки, а не привычно проходить мимо страждущих, что стало уже обыденным...

Злата Рапова,

Президент союза деятелей искусства:

Член Всемирной академии наук:

Главный редактор газеты «Современная литература»:

 

ЧАСТЬ 1. МЕЧТЫ О БУДУЩЕМ

 

Выпускники танцевали, разбившись на небольшие группы. Громко звучала музыка из мощных колонок, стоящих по краям освещенной сцены. Яркие блики отбрасывал зеркальный шар, висевший под потолком. В его отсветах казалось, что весь зал кружится в каком-то феерическом танце. Сидя на сцене за ударной установкой, Саша внимательно всматривался в глубину полутемного актового зала, украшенного гирляндами и разноцветными шарами. Он старался разглядеть Наталку в толпе выпускников. Заметил ее около колонны, рядом с Жиляем. Наталка одной рукой поправляла челку, другой резко взмахивала, при этом что-то с гневом ему говорила. Тот, изредка поглядывая на сцену, слушал ее с пренебрежительной ухмылкой. Затем, рассмеявшись, схватил Наташу за руку и потянул к себе. Вырвавшись, она отскочила к Ирине, стоявшей неподалеку, и стала о чем-то торопливо рассказывать, показывая на Валеру. Подруга покачала головой и кивнула в сторону сцены.

При виде Жиляя Саша почувствовал нервную дрожь. Развернувшись к ребятам, он показал им знаками, что надо срочно сделать перерыв. Володя-солист сразу прекратил играть и отложил гитару в сторону. За ним и остальные ребята резко прервали незавершенную мелодию. Саша придвинул стойку микрофона и объявил:

— Уважаемые выпускники! Только что прозвучала последняя песня в моем исполнении. На этом я заканчиваю свою деятельность в ансамбле и ухожу.

В зале послышались свист и недовольные выкрики ребят. Учителя и завуч, стоявшие рядом со сценой, сквозь нарастающий шум начали что-то говорить, показывая на Сашу.

Он опять придвинул микрофон и крикнул:

— Все, ребята, мое время истекло. Два часа назад получил аттестат. Теперь собираюсь, как и вы, отдохнуть. И потанцевать со своей девушкой.

Завуч подошла к сцене и громко, стараясь, чтобы ее услышали, сказала:

— Волченков! Я так и думала, что ты не обойдешься без хулиганских выходок. Чувствовало мое сердце, опять что-нибудь придумаешь.

— Валентина Леонидовна, — спросил Саша, — а до каких пор вы меня будете называть хулиганом? Я до конца жизни буду им считаться?

Завуч, услышав громкий смех в зале, покраснела и, не скрывая презрительного отношения к Саше, тихо произнесла:

— Ты, Волченков, каким был разгильдяем, таким и останешься в моей памяти. Я своего мнения о тебе никогда не изменю. Понятно? Безотцовщина... Жалко Орлову, она-то из хорошей семьи. Не чета тебе... С хлеба на воду перебиваетесь...

— Я понял, что вы хотели мне сказать, — ответил Саша и, залихватски исполнив на барабанах длинную дробь, сказал напоследок в микрофон: — Все, друзья, ухожу. Танцы продолжатся после небольшого перерыва. Не расходитесь.

Бросил палочки на барабан, включил на полную громкость магнитофон, пока у ребят был перерыв, и спрыгнул со сцены. Подошел к Сергею, который в это время сидел на колонке и увлеченно стучал ладонями по коленям, наигрывая какую-то мелодию:

— Серый, слушай... Сможешь меня сегодня подменить на выпускном вечере?

— Что это ты надумал? — спросил тот, покачиваясь в такт музыки.

— Хватит с меня. Наигрался уже в ансамбле. Теперь твоя очередь. Будешь первым барабанщиком. Вон, к Тотошке подойду, что-то около нее Жиляй не к добру крутится, — и громко крикнул:— Вовка! Иди сюда! Дело есть.

Володя неторопливо спустился по ступеням со сцены и подошел к ребятам.

— Зачем звал, Саня? Ты словно белены объелся. Чего опять учудил с завучем? — спросил он Сашу, взъерошив рыжие волосы, и без того торчавшие во все стороны, словно у ежика.

Тот, посматривая в глубину зала, ответил:

— А-а-а, Володь, надоело. Всю кровь мне выпила. Хочу сбежать с Наталкой. Хорошо? Вместо меня доиграет Серега. А я — все. Закончил. Отбарабанил свое...

Вовка заулыбался, хитро сощурившись:

— Ты куда с ней собрался, а? Какая прогулка среди ночи?

— Много будешь знать, скоро состаришься, — в шутку хлопнул ему по лбу ладонью Саша. — Пойдем куда-нибудь, прогуляемся по городу. Может, посидим на нашей аллейке. Не хочу ночь напролет вместе со всеми шататься по улицам. Нам вдвоем лучше. Тем более что завтра она на неделю уезжает из города...

— Куда это — без тебя? — перебил его Володя.

Недовольно нахмурившись, Саша с досадой махнул рукой:

— А-ай! К родне в Волгоград поедет. Когда вернется, тогда уже вместе укатим. Наши почти все собираются поступать или в новосибирские институты, или в томские. Некоторые — их немного — выбрали Оренбург. Мы с ней еще подумаем, где учиться. Время есть. А ты, Вовка, все-таки решил по музыкальной части дальше идти?

— Да, рвану в Москву. Там больше училищ. Как-нибудь постараюсь прорваться.

— Ты со своими данными везде пробьешься. Сбацай-ка нам напоследок Наталкину любимую песню. Мы после нее потихоньку смоемся. Лады? А завтра приходи вечером. Посидим, поговорим. — И он начал проталкиваться к Наталке, стоявшей невдалеке с подружками-одноклассницами.

Снова на сцене послышались звуки настраиваемых электрогитар. Прозвучала барабанная дробь. Из динамиков громко раздался Володин голос, сопровождаемый первыми тихими аккордами медленной музыки:

— Этот танец посвящается Александру Волченкову и Орловой Наталье, которые сегодня покидают стены школы, ставшей для них родной за многие годы.

На ходу погрозив ему кулаком, Саша подошел к девчонкам:

— Ирин, я украду у тебя Тотошку. Хорошо?

— А я одна останусь, да? — cпросила она Сашу, состроив обиженное лицо.

— Почему — одна? Нет. Вон к тебе лучший друг направляется — Андрюха, — рассмеялся он, заметив, как Грицаевский, расталкивая толпу танцующих выпускников, пробивался к ним.

— Ой, мамочка, опять приставать начнет! — захныкала Ирина, жалуясь ребятам, стоявшим около них. — Сейчас станет за волосы дергать. Всю прическу мне испортит за одну минуту, а я с ней весь день мучилась.

Обняв за плечи Наталку, Саша подмигнул Ирине и шутя сказал:

— Терпи, Ирка. Женская доля — она тяжелая. Ирин, а Ирин? Не иначе, он влюбился в тебя. Не замечаешь?

— Ага! Это у Андрейки такая любовь, да? С первого класса, как начал за косы меня дергать, так до сегодняшнего дня продолжает. Вот уж любовь, так любовь! — торопливо ответила она и быстро скользнула в толпу выпускников, чтобы не встречаться с Грицаевским.

Саша и Наталка, взявшись за руки, ушли на середину актового зала, где под медленные звуки музыки танцевали пары выпускников. Это был их последний танец в школе. И последняя ночь. Школьный выпускной бал, а потом — свобода!

Они медленно закружились в танце, изредка поглядывая друг другу в глаза. От Наталки неуловимо пахло духами и еще чем-то, словно запах полевых цветов исходил от ее волос. Саша, едва касаясь пальцами, провел по бархатистой коже и сдвинул непокорную прядку волос, закрывающую ей лицо. Наталка молча смотрела на него своими необыкновенными, удивительными глазами. Из-за них, из-за этого ее взгляда, между нами все и началось. Началось еще тогда — с седьмого класса, когда Наталку перевели к ним учиться...

 

 

* * *

 

Прозвенел звонок на урок. Ученики, как обычно расселись по местам, дожидаясь преподавателя, и пока учителя не было, шумели, балуясь за партами. Нина Сергеевна, их классная руководительница, вошла в класс и громко объявила:

— Тихо, не шумите! Вы знаете, что у нас в школе расформировали один класс и часть учеников переводят к нам. Ребята, я обращаюсь к вам с просьбой. Новичков нужно встретить хорошо, чтобы с первого дня они чувствовали себя не чужаками, а нашими друзьями. Для этого все рассядутся с новенькими, чтобы они быстрее освоились.

— У-у-у! — сразу недовольно загудел весь класс. — Есть же свободные места, пусть там садятся. Мы, что им, няньки?

— Тихо! — повысила голос Нина Сергеевна. — Как я сказала, так и будет. В моем классе всегда ребята жили дружно. Волченков, Грицаевский, Мельникович, это особенно касается вас троих. Вы поняли меня?

— Да, — буркнул Саша и сказал соседу по парте, с которым просидел вместе с первого класса: — Вовка, слышишь меня? Фига с два я сяду с новичками. Вот увидишь. Могу даже на что-нибудь поспорить. Хочешь?

Володя повернулся и посмотрел на Сашу с сомнением:

— Не-а, не хочу. Проиграю. А как ты это сделаешь? Нинушка все равно заставит сесть с ними.

— Завтра увидишь. — Разозлившись, Саша громко хлопнул учебником по парте.

На следующий день, задержавшись минут на пятнадцать, чтобы всех одноклассников успели рассадить с новенькими, он вошел в класс.

— Нина Сергеевна, извините за опоздание. Можно сесть?

Учительница, что-то объясняя у классной доски, нетерпеливо махнула рукой:

— Проходи быстрее, Волченков. Урок давно начался. Садись и скорее записывай, иначе опять ничего не поймешь.

Саша, довольный, что все прошло, как и задумал, направился к пустующей последней парте и на ходу подмигнул Володьке. Вот как надо делать! И вдруг... Он словно натолкнулся на какую-то преграду. За предпоследней партой сидела новенькая ученица. Она была одна и смотрела на Сашу, как магнитом притягивая к себе. Не понимая, что произошло с ним в это мгновение, и тем более не ожидая от себя подобного, он бросил потертый портфель на ее парту и буркнул:

— Подвинься, новенькая..., — и сел рядом с ней, сдвинув небрежно в сторону ее учебники.

Вовка развернулся, с изумлением на него посмотрел и, не удержавшись, фыркнул от смеха. За ним, перешептываясь и хихикая, стали оглядываться другие одноклассники. Это для всех казалось каким-то невероятным событием, чтобы Волченков добровольно сел с девчонкой. Он и сам в тот момент даже не понял, для чего это сделал.

— Волченков! Саша, ты молодец! Я не ожидала от тебя такого поступка, — произнесла Нина Сергеевна и повторила. — Молодец, хвалю! Тише, ребята, не шумите. Идет урок. Продолжим...

Повернувшись к новенькой, Саша внимательно посмотрел на нее, потом спросил:

— Слышь, как тебя звать-то?

Склонив голову и не глядя на Сашу, она тихим голосом произнесла:

— Наталка...

— Как, как? — удивленно переспросил, услышав ее имя.

— Наталка, — снова повторила она. — Меня дома все так называют. Привыкла...

Саша взъерошил волосы на голове, передразнил с ухмылкой на лице:

— Ха! А меня — Саня. Я тоже привык. Меня с детства все так зовут.

— Я знаю твое имя, — тихо произнесла она и опустила голову.

Он с изумлением взглянул на Наталку:

— Откуда?

Та лишь пожала плечами и, уткнувшись в тетрадь, стала записывать то, что говорила учительница.

— Ты где живешь? — не выдержав ее молчания, Саша спросил у новенькой.

Она мельком взглянула на него, написала на листке адрес и показала Саше.

— Так далеко? — он ошеломленно посмотрел на Наталку. — Как же ты добираешься до школы?

Опять что-то быстро написала и пододвинула к нему бумажку со словами «на трамвае или пешком». Саша удивленно покачал головой. Вдруг у него непроизвольно вырвалось:

— Слышь, Наталка, а пошли сегодня пешком до дома?

Она взглянула своими большими глазами, словно обожгла взглядом и спросила:

— Зачем? Твой же дом — вон тот, — кивком показала в окно.

— А ты откуда знаешь, где я живу? — поинтересовался у нее Саша.

В тишине чуть слышно прошелестел ее голос:

— Знаю...

— Ну и что? Я с тобой пойду, а потом вернусь. Хорошо?

Наталка опять повела плечами, поправила непокорную челку, спадающую ей на лоб.

На последнем уроке он напомнил ей об этом. В ответ Наталка тихо кивнула головой — согласна. После звонка Саша влепил несколько затрещин пацанам, чтобы не хихикали, и пошел провожать Наталку. С этого дня началась их дружба, впоследствии переросшая в любовь.

 

 

* * *

 

...Танец продолжался, а Саша все перебирал в душе воспоминания...

Вспоминал, как они бережно относились друг к другу, опасаясь обидеть даже словом или взглядом. Как можно жить без Наталки, без ее тихого голоса, без ярко-голубых глаз и милой и ласковой улыбки? Свой поступок, когда он вдруг решился сесть с ней за одну парту, так и не смог объяснить...

Каждый день Саша с радостью торопился в школу или ехал к ней домой, чтобы снова увидеть Наталку, говорить с ней, смотреть на нее. Для нее и ради нее он готов был сделать все что угодно. Каждый день с нетерпением ожидал встречи с Тотошкой, и все его мысли были только о ней.

Видел, как от счастья загорались ее глаза, когда они встречались. Замечал, что Наталка тоже тянулась к нему. Они не могли дождаться конца уроков, чтобы уйти вдвоем погулять, посидеть на лавке в аллее, побродить по улицам города. Чувствовали, что не могут обойтись друг без друга, но никогда об этом не говорили. Зачем? За них говорили их глаза, поступки и теплые, нежные отношения.

Первый поцелуй и признание в любви...

Это произошло после окончания девятого класса, когда Сашу и Наталку с одноклассниками направили в трудовой лагерь на прополку свеклы в подшефный колхоз. Работая весь день в поле, ребята вечером по тропинке бегали через огромное ромашковое поле, купаться на речку.

В один из таких летних и жарких вечеров после работы, с ребятами придя на реку, увидели, что вся излучина, где всегда купались, забита бревнами, которые принесло сюда течением. Словно огромный плот лежал на воде. Лишь посередине реки свободно плыло множество бревен откуда-то с верховьев. Начинался сплав леса, о котором всех предупреждали. Просили ребят быть осторожнее во время купания. Иначе могла случиться беда.

Сбросив одежду, все стояли на берегу, глядя на затор и решали, как теперь купаться. Вдруг кто-то из ребят крикнул:

— Пацаны! Кто не побоится пробежать по бревнам и ни разу не упасть, а потом нырнуть во-о-он в том месте?

— Ребята, не надо. Утонуть можно. Нас же предупреждали, — стали отговаривать их девчонки.

— Ага! Забоялись! Ну и сидите, а мы будем купаться !

Наталка сидела на берегу, наблюдая за Сашей. Заметив, что он тоже начал торопливо раздеваться, чтобы с ребятами пробежаться по бревнам, попросила:

— Сашок, не ходи. Не надо. Я боюсь за тебя. Останься со мной.

Оглядываясь на ребят, уже готовых бежать к воде, Саша нетерпеливо произнес:

— Тотошка, не волнуйся. Все будет хорошо. Я быстренько искупаюсь и к тебе вернусь. Хорошо?

— Боюсь я, боюсь, Сашка, — продолжала она уговаривать, не отпуская его руки.

— Ничего, Наталка! Сейчас нырну и назад, — погладив ее по длинным волосам, Саша подошел к краю берега.

.................................................................................

 

Часть 1 повести — в zip-файле. Текст в формате htm, размер 21 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Поиски графских сокровищТайна старого подземельяПо следам Ворона

Неразлучники. Повесть о любви. Часть 1.

Об авторе. Содержание разделаРассказы о природе и детяхДругие рассказыСказки и легенды — Приключенческие повести для подростков — Фотоэтюды

химия

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com