ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил СМИРНОВ


Об авторе. Содержание раздела

БЫЛИНКА

После обхода врача Виктор, лежащий в одной палате с дедом Филимоном, спрашивает:

— Слышишь, дед! Тебя когда хотят выписывать? Завтра? А сколько ты уже здесь лежишь?

— Почти три недели. Ужас, как надоело. Раньше хоть уколы делали, а последние дни только таблетки дают. И чего здесь лежать? Бабке моей уже надоело передачи носить. Лишний расход денег. А для чего ты меня об этом спрашиваешь?

— Дедуль, по телевизору передавали, что Дума новый закон для пенсионеров приняла.

— Да ты что? А какой? Опять что-нибудь придумают.

— Хороший закон, дед. Умный. В вашу пользу. Теперь, если пенсионер попадает в больницу, то ему больничный лист выдают.

— Какой лист, Витька? Что ты мелешь своим языком? Я же сколько лет не работаю. Кто мне его оплачивать будет, а?

— Как кто? Домоуправление. Слушай сюда. Ты почти три недели в больнице. Так? Дома не живешь. Ни холодной, ни горячей водой не пользуешься. Так? Газом тоже не балуешься. Светом также не играешь. Я правильно говорю? Во! Мусор не выбрасывал? Нет. Вот и получается, что ты коммунальными услугами не пользовался. И теперь не ты, а домоуправление тебе должно. Но чтобы получить эти деньги, ты должен взять больничный лист.

— Вот спасибо тебе, Витька! А я, старый дурень, и не знал об этом. Ладно, что ты надоумил. Завтра же скажу доктору про бюллетень.

Наступило утро следующего дня. День выписки деда Филимона. Лечащий врач начал обход с Виктора. Давление замерил, жалобы выслушал. И подходит к деду. Виктор, зная, что сейчас в палате будет, тихонько шмыгнул за дверь.

— Ну, дедушка, как спалось? Боли прошли, голова не кружится? Сегодня домой к своей бабке пойдешь. Сейчас документы подготовим, и можешь отправляться.

— Доктор, не забудь мне еще больничный лист выписать.

— Какой-какой лист? Больничный? Дедуль, ты кому его сдавать собрался? Бабке? Не иначе грешил сильно по молодости, если она до сих пор тебе не верит. Без документа домой не пускает.

— Доктор, я правду говорю. Вон, Витька сказал, что в Думе новый закон приняли. Я его слова даже на бумажку нацарапал, чтобы не забыть. Ага, вот! Каждый пенсионер, кто лежит в стационаре и не пользуется коммунальными услугами у себя дома, обязан предоставить в домоуправление бюллетень. По нему выплатят разницу в деньгах, за те дни, что он провел в больнице. Видишь доктор, как они о нас стали заботиться? Пенсия-то маленькая. А теперь по больничному листу я еще прибавку отхвачу.

— Дедуля! Да над тобой подшутили. Не могу я тебе бюллетень выдать. Это незаконно.

Но наш дед Филимон оказался дотошным человеком.

— Эх, доктор! Не хочешь мне дать, не надо. Пойду к начальнику, который выше сидит.

Ушел. Долго он ходил по больнице. Искал, кто ему бюллетень выдаст. Но не нашел. Обиделся на всех. Собрал свои вещи. Бабку дождался и поплелся с ней домой.

А я лежал на кровати и думал. Если бы Государственная Дума на самом деле такой закон для стариков приняла? Вот уж им радость-то какая была! Но из Думы плохо стариков видно. Они все сгорбленные да сморщенные от старости. В толпе и не приметишь. Нет! Нужно срочно из больницы выписываться. Дома посижу, подумаю. Да и отправлю такой вопрос на рассмотрение в Думу. Пусть думают. Работку им подкину. Они для этого там заседают и сидят высоко, может, стариков лучше разглядят. Посидят, головы почешут. А вдруг и...

 

ПРОЩАНИЕ

Сегодня с утра не находил себе места, после вчерашнего телефонного разговора с Андреем. Не мог понять из-за чего. По нескольку раз прокручивал в голове все его слова. В них была какая-то недосказанность. Словно он что-то хотел мне сказать, но не решился. Но что? Разговор-то вроде был наш обычный, рыбацкий. Что томило его душу в тот момент, определить сложно...

Андрей — рыбак от Бога, как говорят. У каждого человека свой дар. У него — рыбалка. С малых лет мы с ним мотались за рыбой. Куда только нас не заносило! Озера, пруды. Исследовали все близлежащие реки. Но это было в молодости.

Затем наши дороги немного разошлись. Хотя и продолжали встречаться, и созваниваться. Я много времени уделял работе. На рыбалку вырывался, но уже реже. И то со своими братьями. То один позовет. То другой брат. У нас были постоянные места, где ловили рыбу.

Андрей так и остался бродягой-рыбаком. Он не признавал рыбалку на одном месте. Отгулы заработает, собирает снаряжение, лодку и уезжает в верховья. Сплавляется оттуда по реке. По нескольку дней его дома не бывало. Приедет. Загорелый. Уставший. Хоть и говорил, что лучший отдых — это рыбалка и сплавы. Андрей жил этим.

Несколько раз я с ним был на сплавах. Они не забываются. Я понимал Андрея, почему он так стремился к реке. Плыть и видеть каждый день что-то новое, неизведанное. Причалить вечером в облюбованном месте. Глушь. Вокруг лес, скалы. И маленький пятачок свободной земли. Всю ночь просидеть у костра. Наблюдать за отблесками пламени на воде. Слушать ночные шорохи. Это же все прекрасно!

Под утро, когда над водой поднимается густой туман, убрать за собой стоянку, загрузить все в лодку и плыть вниз по течению. Утренняя прохлада, густой туман. И лодку несет куда-то в неизведанную даль.

Но стоит лишь подняться солнцу, как сразу все вокруг меняется. Словно на фотографии начинают проявляться лесистые берега, крутые скалы. Деревушки, мимо которых проплываешь. Зеленые луга, с пасущимися на них стадами.

Говорят, что нельзя в одну воду войти дважды. Так и здесь. Можно много раз проплыть на лодке возле одного и того же места. Но оно каждый раз будет глядеться по-новому. Словно ты его первый раз увидел. Все это остается в памяти на всю жизнь.

Андрей чувствовал это. Понимал природу, любил реки, рыбалку. Жизнь любил.

Но беда нагрянула неожиданно. Для всех было шоком. Смешливый. Никогда неунывающий Андрей перенес первый инфаркт. От чего? Мы понять не могли. Никогда и ничем не болел. Постоянно на природе, рыбалке и инфаркт... Казалось, что закончились все его сплавы, ночевки на берегу, рыбалка.

Но нет. Не успев выйти из больницы, Андрей вновь засобирался. Все ему говорили, чтобы немного потерпел. Нельзя так сразу и на рыбалку. Но только слышали в ответ, что самое лучшее лекарство — это река. И силы дает, и здоровья прибавляет. Грузит снаряжение. Положит на всякий случай в карман таблетки и уезжает. Смотрим, вскоре наш Андрей оживать начал. Веселый ходит. Загар на лице. Посвежел. Таблетки совсем забросил. Сколько раз с ним говорили, он только смеялся. Отвечая, что даже перед смертью успеет на рыбалку съездить.

Рыбак он был заядлый. Второго такого поискать нужно. Рыбу к нему словно магнитом притягивало. Лучше рядом не вставать с ним. Зря потеряешь время. Он ловит. Таскает рыбу одну за другой. А ты будешь стоять, и глядеть на свой застывший поплавок. Вдобавок выслушивая безобидные насмешки в свой адрес.

Так продолжалось несколько лет. Работа и рыбалка, сплавы. Рыбалка и сплавы. И как гром среди ясного неба. Андрей перенес второй, обширный инфаркт. Отлежал в больнице. Выписался. Места себе не находит. Рвется на рыбалку. Жена не отпускает, все отговаривают, чтобы отлежался, подлечился. Но он сделал все-таки по-своему.

Вчера, когда он позвонил, говорит мне:

— Слушай, а я же сегодня был на рыбалке. Отвел душу. Половил на славу.

— Андрюха, ты что делаешь? У тебя полный запрет на нагрузки! Подумай о жене, ребятишках.

— Знаешь, не могу без реки. Тянет к ней. Посидел у костра. Поглядел на огонь. Рыбы половил. Пусть мелочевка, но хоть ее подергал, — и, рассмеявшись, добавил: — Я же вам сказал, что съезжу напоследок на рыбалку.

— Андрей, не болтай попусту языком. Отлежишься. Оклемаешься. Впереди у нас много времени, наверстаешь.

— Все хорошо. Главное, что успел половить рыбу. Ну, все. Еще встретимся все мы вместе. Пока. — И резко оборвал разговор.

После его слов словно на душу камень лег. Что-то он хотел сказать. Но не договорил. Весь день вчера ходил, думал. Показалось, что Андрей прощался со мной. Позвонил ребятам. Те говорят, что он им тоже всем звонил. Всю ночь на душе тоскливо было.

Сегодня утром не выдержал. Позвонил ему домой. Трубку взяла жена:

— Лена, привет! Как дела, дети? Андрей дома? Если можно, позови его.

— Да, дома, — и после паузы, добавила чуть слышно: — Он умер вечером...

ЛУЧШЕ В КОМСОМОЛ

Толик и Петька, два друга с детства, окончив школу, поступили в училище. Там же вступили в комсомол. Потом в армию вместе ушли. Служили в одном отделении. Друзья на всю жизнь. После дембеля в один цех устроились работать. Здесь между ними возникли разногласия. Толик, более ответственный, заявляет:

— Петька! Нам нужно встать на учет по месту работы в комсомольской организации.

— Да ну их! Сейчас начнут везде таскать. То субботник. То собрание, заседание. Надоело. Хочешь? Вставай на учет. Я не буду. Хватит. Накомсомолился. Надают поручений. Отдувайся за всех. Нет, Толик. Хочу спокойно пожить.

Толик, не представляя жизни без комсомола, встал на учет. И с первого дня пошли всякие поручения, задания, заседания. Все как обычно. А Петьке трын-трава. С работы придет, переоденется и с девчонками по танцам да в кино бегает. Никто жить не мешает. Моралей не читает. Хорошо!

Подошло время первой зарплаты. Цеховые «старички» их в оборот:

— Ребята! У нас закон. Прописать вас надо. Иначе чужими для всех останетесь. Чем больше угощения поставите, тем роднее нам станете. Ну, как младшие братья.

Задумались друзья. Делать нечего. Нужно угощать бригаду. Не хотелось чужаками быть. Лучше братьями младшими считаться. А бригада у окошка кассы дожидается, руки потирает. Их поджидает. Всем задарма выпить хотелось. Не каждый день новички в бригаду попадают. Дождались друзей. Те деньги получили. И повела их бригада сначала в кафе, затем в магазин, забегаловку. Еще куда-то. Потом все пропали. А Петька и Толик очнулись в вытрезвителе. Прописка прошла успешно. На следующий день приехали на работу, а там уже все знают. Бумага на них пришла. Да еще и позвонили для верности. «Старички» успокаивают:

— Братцы! Не берите в голову. Все нормально. Поругают и отпустят. Главное, что вы своими стали. Чуть ли не родственниками. Мы за вас горой стоять будем.

В конце дня их вызвали в комитет комсомола. Заходят, а там комната битком забита этими членами комитета. Но ни одного «родственника» не видно между ними. На середину вывели, и давай стыдить. Сначала взялись за Толика. Он и такой, и сякой. Позорит цех, завод и даже все объединение. И чем дальше, тем больше. Уже успели, чуть ли не до ЦК ВЛКСМ добраться. Всех Толик опозорил своей пьянкой. Решили переключиться на Петьку. Здесь выясняется, что он-то не комсомолец! Секретарь комитета, парень строгий, удивленно:

— Как не комсомолец? Так нельзя. Вся сознательная молодежь обязана быть в комсомоле. Ты, Петр, сознательный?

— Да, сознательный.

— А почему до сих пор не вступил? Давай, пока весь комитет здесь, пиши заявление. Сразу и примем.

Толик стоит, и так обидно ему было в этот момент. Друзья с детства. В школе, в училище за одной партой сидели. В армии койки рядом стояли. Кусок хлеба на двоих делили. А сейчас одному приходиться отдуваться. Ему выговор вкатали, а Петьке ничего. Вот тебе друг! Еще уговаривают в комсомол вступать. Нечестно! От обиды взял и ляпнул:

— Петька уже был комсомольцем.

— Как был? Сейчас почему не оформлен?

— Да я. Да ну... Не успел. Закрутился с работой. Честное слово, не успел!

— Где твой билет? Дома? Ну-ка быстро за ним! Сейчас мы тебя восстановим. Захвати деньги. Взносы уплатить. Мы тебя подождем.

Петька, решив, что легко отделался, от радости поймал такси и рванул домой. Решив, что лучше еще раз в комсомол вступить, чем как Толик нагоняй получить. Готов был на все, лишь бы взбучку не получить. Ему хватило того, как Толика по косточкам разбирали. Забежал домой. Деньги и документы схватил и опять на такси помчался на работу. Заскакивает в комитет, улыбается:

— Берите мои документы. Деньги на взносы. Сейчас я быстренько заявление напишу. Вы подпишете и все. Я опять в родном комсомоле.

Бумаги подписали. Взносы подсчитали. Печати везде наставили. Восстановили Петьку. Он от счастья сияет. Секретарь его поздравляет. Руку пожимает. Говорит, что наши ряды еще одним членом пополнились. Всего пожелал Петьке. Затем встает и объявляет:

— Тише, товарищи, тише! Закончили поздравления. У нас на повестке дня еще один вопрос остался открытым.

— Какой вопрос, секретарь? Хватит. Поздно. Домой пора.

— Тихо! Нужно еще вопрос решить не откладывая. По поводу аморального поведения и пьянства в общественном месте нашего комсомольца Петра Васькина. Вставайте, Петр, вставайте. Пришло время отвечать за свои проступки. Что вы можете сказать в свое оправдание?

Я всегда был рядом...ОтецПалата ветерановНечего оставить на память, сынок... За здравие — Былинка. Прощание. Лучше в комсомол

Об авторе. Содержание разделаРассказы о природе и детях — Другие рассказы — Сказки и легендыПриключенческие повести для подростковФотоэтюды

Альманах «ИнтерЛит.01.06». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,3 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Карнизы для штор в уфе сравнить цены и купить купить карнизы для штор.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com