ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ф. СЛАВКИН


http://zhurnal.lib.ru/r/romm_f_a/

п/я 5646, Xайфа 31055

«Моя основная профессия — не литература, а теоретическая физика. Впрочем, известны прецеденты (не буду показывать пальцем), когда то и другое успешно совмещалось. Основное хобби — прикладная философия.

Основная ориентация в литературе — романтика. Мои путеводные звёзды: Пушкин (как прозаик), Мериме, Гюго, Твен, Грин, Уэллс, Булгаков, Е.Шварц, И.Ефремов, Стругацкие, Г.Горин.

«Белой акации цветы эмиграции» — это про меня. Отсюда и космополитическая тематика: события в Израиле, США, Франции. России, извиняюсь, уделяю куда меньше внимания: мало места для романтики, сплошная крутизна.

Ф.Славкин.

РЕШАЮЩИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
Героическая повесть-фантастика
 

Cюжетная линия. Машина времени создана, но об этом пока мало кто знает. Руководство фирмы, владеющей машиной, решает в первую очередь использовать её для спасения из прошлого невинных жертв исторической несправедливости. Анализ этой идеи выявляет ряд проблем, для решения которых требуется решающий эксперимент: спасение кого-то одного, с тем, чтобы полученный благодаря этому опыт можно было распространить на большие группы людей.

Кандидатура, выбранная для решающего эксперимента, — Жанна д'Арк. В ночь накануне её казни она благополучно перенесена в XXI век, прошла курс лечения и адаптируется к новой реальности.

Но прошлое не так-то легко расстаётся со своими жертвами. За тысячи миль от Франции, спустя века после Столетней войны Жанна вновь вступает в бой — против разрушительных теней прошлого, за своё право на жизнь и счастье, за спасение миллионов невинных людей.

 

Глава 1. Хозяин времени.

1.

Борис

Хорошо быть здоровым, богатым и счастливым. Но даже просто богатым быть очень неплохо. Во-первых, не надо вкалывать ради денег, а можно просто работать в своё удовольствие. Во-вторых, не нужно считать потраченные деньги. В-третьих, можно сделать недешёвые подарки разным людям, и в том числе совершенно незнакомым.

Правда, подарок, который я собираюсь сделать, хотя и очень недёшев, имеет лишь косвенное отношение к моему нынешнему богатству.

Я собираюсь подарить жизнь.

 

* * *

— Итак, дамы и господа, мы открываем заседание Совета Директоров нашей фирмы ТЕМПОРА. У нас на повестке дня, насколько я понимаю, один вопрос: подготовка к операции «Эксодус».

— Простите, сэр, прежде чем мы обсудим подготовку к операции, нельзя ли попросить нашего уважаемого директора по исследованию и развитию очень коротко рассказать о технике темпоральных коридоров, а заодно об истории компании до того момента, когда мы приобрели наши тринадцать процентов акций? А то я, извините, всё время чувствую себя идиотом. Разумеется, если присутствующие считают мой вопрос неуместным, то я на нём не настаиваю.

— Нет, пожалуйста, я вовсе не возражаю. Собственно, я должен был раньше остановиться на этом, но как-то случая не было. Господин Председатель, вы разрешите?

— Разумеется, мистер Рабинович! Вопрос в самом деле важный, жаль, что мы не можем остановиться на нём подробно. Прошу вас!

С чего бы начать?

— Идея темпоральных коридоров возникла тогда, когда была экспериментально подтверждена поправка к второму закону термодинамики. Как известно, именно этот закон вводит необратимость времени как следствие неубывания хаотичности изолированной системы...

Ой, что-то я не туда заехал. Совет Директоров сразу поскучнел и посоловел. Им же эта хаотичность интересна, как прошлогодний снег. Но мне-то что делать? Я не имею права на неточность.

...Примерно три года назад была выполнена экспериментальная проверка гипотезы вторичных излучений, сопровождающих рост хаотичности. Результат проверки оказался положительным, и было зарегистрировано открытие...

— Простите, что я вас прерву: вами, мистер Рабинович, было зарегистрировано открытие, известное сейчас как поправка Рабиновича, не так ли?

Мне остаётся только церемонно поклониться. Присутствующие разом просыпаются и расплываются в улыбках. Спасибо телевидению: «Поправка Рабиновича» звучит куда понятнее, чем всякие там рассуждения о хаотичности.

— С вашего разрешения, я только ещё упомяну, что после регистрации открытия фирма ТЕМПОРА взяла патентный зонтик на технические решения по созданию темпоральных коридоров. А теперь, если позволите, я перейду к техническим аспектам операции «Эксодус». Прошу присутствующих обратить внимание на два важных физических ограничения. Первое: вторгаясь в прошлое в определённой точке пространства, мы делаем невозможными такие операции в близлежащем будущем. Например, если мы входим в Освенцим первого января тысяча девятьсот сорок второго года, то мы делаем невозможным такое вторжение второго января того же года. А вот тридцать первого декабря сорок первого года — пожалуйста! По этой причине, я бы рекомендовал начинать со дня освобождения Освенцима, а затем продвигаться «вниз», вплоть до дня открытия лагеря. Вместе с тем, вторжения в Освенциме практически не влияют на операции, скажем, в Треблинке или Бабьем Яру.

Присутствующие переглядываются. Оказывается, у машины времени свой норов, с которым надо считаться.

— Второе ограничение: количество и состав материи во времени не должны меняться. Этот пункт мог бы поставить крест на нашей операции, но одна компания в двадцать пятом веке поставляет нам матрицы, которые автономно регулируют свой вес и состав...

Кажется, я опять заговорил по-тарабарски.

... Проще говоря, контактируя с нужным нам объектом... то есть человеком, такая матрица принимает его облик, массу и внешние атрибуты. Возникает этакое чучело, лишённое разума и нервной системы, которое под воздействием фактора времени будет внешне вести себя точно так же, как вёл бы себя забранный нами человек.

— Но ведь эти... матрицы... наверняка очень дороги?

— Не совсем так. Во-первых, в будущем они используются для каких-то целей, которых мы не знаем, и мы покупаем удешевлённые, если не бракованные экземпляры. Согласитесь, ни один нацист не станет проверять, совпадает ли у его жертвы количество волос с нормой или отклоняется на десять процентов. А эти десять процентов означают расхождение цен матриц в сотни раз. Во-вторых, имитация жертвы понадобится только до момента убийства, то есть речь идёт о каких-то часах, а то и минутах. Это ещё полтора-два порядка снижения цены. В-третьих, по каким-то своим причинам, наш поставщик заинтересован, чтобы мы «заездили» нашими коридорами как прошлое, так и близлежащее будущее. Положа руку на сердце, я подозреваю, что по этой причине мы могли бы добиться вообще бесплатных поставок, но стоит ли ломать копья из-за полудоллара за экземпляр?

— Полдоллара!!!

Председательствующий судорожно вскакивает и хватается за голову. Я лояльно замолкаю. Проходит несколько секунд, председательствующий успокаивается, выпивает воды и делает мне знак продолжать.

— Таким образом, оба физических ограничителя не так страшны, как кажутся. Со своей стороны, я бы хотел привлечь ваше внимание к другим аспектам... скажем так, гуманитарным. Например: едва ли мы имеем право спасать евреев, оставляя неевреев за бортом. Но спасение неевреев будет идти за счёт бюджета операции «Эксодус», предусмотренной для евреев. Уместно подумать, не подключить ли к финансированию нееврейские организации и государства, но ведь это будет означать рассекречивание проекта! Далее: где мы будем расселять спасённых? По своему опыту замечу, что Израиль даже миллион иммигрантов из СССР неспособен был принять по-человечески, а тут речь идёт о многих миллионах! Канада и Австралия, вполне вероятно, примут многих, но для этого их правительства должны быть в курсе дела, а это — опять-таки рассекречивание. Кроме того, многие из спасённых будут пещерными коммунистами. Что с ними делать? Их придётся выявлять и как-то изолировать? И ещё: невозможно себе представить, как будут адаптироваться к нашему обществу люди из иного времени.

Я сажусь на место. Директора переглядываются. Председательствующий вытирает вспотевший лоб. Пауза.

— Господа, во-первых, разрешите поблагодарить нашего директора по исследованию и развитию за интересный и обстоятельный анализ проблемы. Во-вторых, я вынужден сделать вывод, что мы пока ещё не готовы к проведению операции... несмотря на то, что техническая сторона, насколько я понимаю, проработана до мелочей.

Все директора вдумчиво кивают.

— Исходя из вышесказанного, я предлагаю пока осуществить, так сказать, решающий эксперимент, а именно: произвести перенос из прошлого кого-либо одного... уж и не знаю, кого: хочется предложить Януша Корчака — но тогда как вытащить его ребят? Ханна Сенеш... А как быть с другими арестованными в той же тюрьме? Мистер Рабинович, вы не будете возражать, если выбор кандидатуры мы оставим на ваше усмотрение?

— Нет, не буду.

Вот уж в этом могу расписаться.

— Замечательно! Мы отработаем техническую часть, проконтролируем вопросы адаптации на этом отдельном примере, а тем временем попробуем разобраться в тех проблемах, которые вы перечислили. Итак, сегодняшнее заседание мы закрываем, оно было весьма продуктивно.
Все директора вдумчиво кивают.

 

* * *

Хорошая штука — демократия! Ведь я всё равно сделал бы то, что считаю нужным, но мне пришлось бы потом десять раз оправдываться и препираться, а так — вроде бы я вовсе и не хотел этого решающего эксперимента. Как будто мне его силой навязали. Совет Директоров будет теперь терзаться муками совести. Слава демократии!

Итак, в соответствии с решением нашего совета, я должен для пробы отнять у смерти одного человека. Только одного. Неважно, кто это будет. Вот только, по техническим причинам, желательно, чтобы спасение этого одного человека не закрыло путь к вызволению окружающих его евреев, да и вообще невинных людей, которым уготована гибель по воле нацистов или петлюровцев, запорожцев или римлян, большевиков или других погромщиков.

Выбор у меня богат. Наша история красна от крови миллионов и миллионов безвинно замученных. Ленин, Сталин, Гитлер, Мао, Чингис-Хан, Таммерлан... За каждым из этих имён тянется алый след, как безбрежное кровавое море. А ещё — сотни, тысячи душегубов помельче. И мне предстоит их всех оставить в дураках. Но для этого необходимо, чтобы наш решающий эксперимент оказался успешным. У меня уже есть подходящая кандидатура. Одна маленькая усталая девушка.

Эту девушку зовут Жанна д'Арк. Она казнена, сожжена заживо на костре инквизиции в предпоследний день мая 1431 года по обвинению в колдовстве, ереси, идолопоклонстве и клятвопреступлении.

Я аннулирую её приговор и отменяю эту казнь.

 

2.

Жанна

.........................................................................................................

— Доктор Абрамсон, я полагаю, вам незачем объяснять, что всё, что вы сейчас увидели, является особо секретной информацией.

— Разумеется, сэр! Это останется между мной и вами! Я потрясён, сэр, я не могу поверить своим глазам!

— Ну, своим глазам поверить придётся, а секретность должна быть в меру, и я даже попрошу вас подготовить записку на имя генерального директора нашей компании с изложением увиденного вами. Между прочим, я ведь всем директорам разослал приглашение на эту операцию, и никто из них не пришёл.

— Простите, сэр, а о том, как матрица перескочила на место девушки и начала в неё превращаться... тоже написать?

— Напишите. А вот о том, что затем сделали с матрицей очнувшиеся солдаты, писать незачем. Вы не должны были этого видеть, я просто припоздал выйти из контакта.

— Я полагаю, что мы сейчас помещаем девушку в реанимацию?

— Да, разумеется, действуйте так, как велит ваш профессиональный долг. Насколько я понимаю, ей нужно хорошенько отдохнуть. Вместе с тем, срочно необходим самый тщательный медосмотр. Помимо истощения, она несколько раз за последние дни подверглась жестокому групповому изнасилованию, её много раз изощрённо пытали, ей всё время не давали спать. Привлеките гинеколога... извините, что я вам это объясняю, я немного нервничаю. Уж и не знаю, как вы это соедините — её отдых, здоровый сон и медосмотр. Какое-нибудь эффективное снотворное? Электросон? Подпитка глюкозой? В общем, действуйте по вашему усмотрению. Пусть стоимость лекарств и оборудования вас не смущает, этой проблемы для нас не существует.

— Простите, сэр, персонал наверняка поинтересуется, почему пациентка в таком состоянии.

— Скажите, что это моя родственница, попавшая в тяжёлую переделку. Допустим, она была в Мексике, её похитили ради выкупа и поиздевались.

................................................................................................................

— Неужели вы верите в эту чепуху насчёт Мексики? Вы же видели этого несчастного замученного ребёнка — она бледна, как мертвец, ни малейшего загара! Её минимум полгода держали прикованной в подвале! Если за неё собирались получить выкуп, почему её не кормили, почему так жестоко пытали и насиловали? Наша прямая обязанность — поставить в известность полицию!

— И что вы скажите полицейским? Они с вами разговаривать не будут, пока не получат заявление от самой девушки!

— А если пережитое так на неё повлияло, что она не в состоянии написать заявление?

— Может быть, для начала пригласим психолога? Девушка скоро проснётся, вот они и пообщаются. А там, если надо, позвоним в полицию.

— От чьего имени пригласим? От фирмы ТЕМПОРА?

— К моей жене кузина приехала из Франции, у неё двойное гражданство, она психолог, ищет работу в США. Может быть, я её попрошу в частном порядке?

— Почему бы нет? Попробуем провести её мимо охраны!

— А что, во Франции психологу так трудно устроиться? Зачем же она училась?

— Чего вы хотите от дуры? Мало того, что она психолог без протекции, она ещё и изучила старофранцузский язык — ей, видите ли, интересно читать средневековых авторов в подлиннике! Её отец недурно играл на бирже и считал, что может позволить дочери такую блажь, а во время последнего биржевого спада его акции упали в десять-пятнадцать раз, так что семья осталась без средств.

— Пригласите её, пригласите! В самом деле, у нас ситуация очень щекотливая!

.................................................................................................

— Сюзан, сейчас мы будем проходить охрану, надень очки.

— Надела. Объясни, пожалуйста, зачем весь этот маскарад?

— Тсс... всё, прошли. Понимаешь, мы только что открылись, и вдруг к нам доставляют совершенно истощённую девочку, которую кто-то месяцами истязал и насиловал. При этом нас уверяют, что она каталась по Мексике, и там её похитили и держали ради выкупа. Бред! Она совершенно бледная!

— В каком она состоянии?

— Ты знаешь, как ни странно, состояние её довольно неплохое. Проспала трое суток, все основные показатели, кроме веса и давления, близки к норме.

— Видишь ли, некоторые сексуальные преступления — сложная штука. Она на кого-нибудь жалуется?

— Мы ещё не разговаривали с ней, она только что проснулась. Мы хотели, чтобы ты как психолог первая с ней побеседовала. О! Вот её палата! Заходи!

.........................................................................................

 1    2    3

Иллюстрации Сергея Муратова

«Решающий эксперимент» — «Принцесса»«Здрасьте, я ваша пра-пра-пра-пра...»«Перст судьбы»

Сценарий-пародияРассказы — Отрывки из романтических повестей

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com