ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илья СЛАВИЦКИЙ (OLDBOY)


Об авторе. Содержание раздела

КРАБ

Краб бежал по песку по своим делам, совершенно не обращая внимания на Алиску. Это было неправильно потому, что... потому что ...

Тут Алиска задумалась, но, на всякий случай, ухватила краба своей маленькой ручонкой.

Краб шебуршал в ладошке, пытаясь в свою очередь цапнуть непонятно откуда взявшуюся стенку. Его маленькие клешни скользили по маленькой ладошке. Алиске было щекотно. Она смеялась, сама не зная от чего. Ага, мама. Мама, наверно, никогда не видела такого. Шебуршалого. Серого в крапинку. Мокрого. Цапучего.

Алиска подбежала к маме и протянула ей ладошку с пойманным чудом.

Мама сидела на песке и читала книжку с какой-то тетенькой на яркой обложке. Алискина ладошка появилась как раз тогда, когда главный герой открыл рот, чтобы признаться своей избраннице...

— Мама, вот!

Алиска смотрела на маму. Краб, почувствовав свой шанс, изо всех сил ухватил Алиску за мизинец. Алиска пискнула, и махнула ручкой. Краб взлетел в воздух и приземлился маме на книжку. Пробежал по странице и ухватился за первое попавшееся препятствие — мамину руку. Теперь взвизгнула мама, книжка и краб полетели прочь, в песок.

Краб тут же закопался и сделал вид, что это всё его не касается.

Алиска замерла на мгновение от неожиданности, потом губки её сами по себе сжались, и на глаза навернулись слёзы. Но Алиска сдержалась, всё же ей уже два года.

— Мама, крабик потерялся! Ему, наверное, страшно там, одному. Давай его искать!

Избранница главного героя в книжке с нетерпением ждала признания, а мама с Алиской рыли песок, стараясь спасти потерявшегося малыша. Наконец, в песке что-то шевельнулось. Вот он, да не один! Их тут целая семейка, в ямке, в мокром песке.

Алиска протянула ручонку, чтобы взять своего друга, но кто из них — её? Друзей ведь не бывает ТАК много. Алиска наморщила лобик, задумавшись, а потом стала копать канавку в сторону линии прибоя. Пусть малышам будет легче бежать к воде. И её другу, и его друзьям. А там, наверное, их мама. Ведь мама обязательно где-то ждёт малышей.

Даже если они такие цапучие.

 

...Мама уже дочитывала книжку, герой с героиней радовались хэппи-энду, а Алиска все сидела около канавки в песке, глядя, как спасённые ей крабята бочком бегут к воде, и улыбалась чему-то своему.

31/08/09 — 6/19/10

ПОЛЕТ ЧЕРЕПАХИ

 

— Но ведь черепахи не летают!

 

Щенок, подняв торчком вверх правое ухо, с видом победителя взглянул на мальчика. Это была его любимая поза: растянуться на брюхе, вытянуть передние и задние лапы и смотреть снизу-вверх с хитрым видом победителя, поднимая или опуская уши в зависимости от серьезности темы разговора.

— Но ведь и собаки — не говорят, тем более, плюшевые!

Такого выпада щенок не ожидал. Он опустил оба уха и обиженно отвернулся.

 

Пара минут прошла в молчании. Затем, устав от ничегонеделанья, мальчик почесал щенку за ушком. Он знал слабости своего друга. Тот сначала сделал вид, что ему все равно, но вдруг вскочил на все четыре лапы и помчался вокруг поляны, махая коротким хвостом и распугивая совершенно ни в чем не виноватых бабочек и стрекоз.

Мальчик побежал за ним, но щенок был проворнее, и поймать его было не так то и просто. Круг, еще круг. Наконец, щенок запыхался и сел на большой плоский камень посередине поляны свесив плюшевый розовый язычок. Мальчик уселся рядом. Ему тоже хотелось высунуть язык, но мальчики так не делают. Так всегда говорит мама.

Почему-то мама лучше всех знает, что и как делают мальчики, и в особенности, что они не делают. Но сейчас мама далеко. А здесь — только они вдвоем. И еще — Каменная Черепаха, гостеприимно разрешившая им немного поиграть на своей спине.

 

Каменная Черепаха. Нашел ее, конечно, щенок, когда в очередной раз удрал от мальчика неизвестно куда. Было это в начале лета. Они шли по лугу за деревней, когда щенок погнался за большой рыжей бабочкой. Бабочка попалась не простая, и щенок сначала скрылся в кустах на другой стороне луга, а потом и вовсе пропал, даже его заливистого лая было не слышно.

Мальчик побежал за ним. Так далеко они еще не забирались. За кустами был еще луг, потом небольшая роща, потом косогор, а потом он увидел щенка, сидевшего посреди поляны, возвышавшейся над кустами и окруженной камнями, придававшими ей вид большой морской черепахи.

Мальчик сразу узнал ее. Вот — передние ласты крылья. Вот короткие задние. Вот — голова, тяжелая, бронированная каменными плитами, и панцирь — поляна. А вот — два камня посветлее — глаза. Такая же черепаха была на фотографии из журнала «Вокруг света» над его столом в городе. Большой плоский камень лежал посреди поляны, как бы приглашая забраться на него и помечтать.

Черепаха взглянула на мальчика и ему показалось, что она улыбнулась. Нет, она точно — улыбнулась. Потому что друзьям всегда улыбаются, когда те приходят в гости. Даже если совсем неожиданно.

 

Много раз прибегали сюда мальчик и щенок. Это была их тайна. Ведь никто, совершенно никто на свете не знал, что существуют Каменные Черепахи. Даже мама, которая знает все.

Черепаха разговаривать не любила. Больше она любила слушать. Мальчик понял это по одобрительному или не очень шебуршанию сухой травы на ее спине и стрекотанию кузнечиков в расщелинах камней ее панциря.

А однажды, когда мальчик и щенок болтали, растянувшись на зеленой лужайке на спине Черепахи, подул ветер. Кусты в ответ замахали ветками, облака, еще недавно медленно плывшие в вышине, вдруг понеслись назад, и земля, со всеми своими лугами, деревнями и далекой железнодорожной станцией тихо ушла вниз.

Они долго летели на зеленой спине, и косяки гусей удивленно смотрели им вслед, испуганные вороны прыскали во все стороны, а большой вежливый аист присел ненадолго на плоский камень рядом, и пригласил всех на именины своей бабушки в болото за рекой.

А потом они вернулись назад. Каменные Черепахи всегда возвращаются назад. И был уже вечер, и солнце садилось за рекой. И мама была очень недовольна, что мальчик пробегал ужин и скоро станет совсем как Кащей. Но, к счастью, подоспело парное молоко и большой кусок теплой булки. И щенок сопел возле подушки, тоже устав от впечатлений длинного дня.

 

...И тут наступила осень. Луг и лес пожелтели, и вместе с ними стала желтой спина Каменной Черепахи, а сама она как бы съежилась, спрятавшись от наступающих холодов под своим панцирем.

Мальчик уехал в город, в школу. К сожалению, и у мальчиков есть свои обязанности. Не все им собак гонять. Это мама так говорит.

Щенок... Щенку в городе было совсем скучно. Да и кому может быть весело в нижнем ящике секретера, рядом с пожарной машиной без лестницы и велосипедным насосом.

Мальчик изредка выдвигал ящик и разговаривал со щенком. Но, вы же понимаете, что ученик второго класса, разговаривающий с плюшевой игрушкой, выглядит... ну, скажем так, странно.

— Да, очень странно выглядит Ваш мальчик. Может, его доктору показать. У меня есть знакомый — очень известный детский психоаналитик. И берет недорого.

Это сказала соседка. На счастье, мама не доверяла психоаналитикам, вполне резонно путая их с просто психами. А психов она побаивалась.

 

...А потом вдруг снова настало лето и начались каникулы!

Как только чемоданы были распакованы, туфли и футболки отправлены в бабушкин шкаф, а игрушки — в ящик у двери, мальчик схватил своего щенка и бросился с ним на улицу. Щенок не любил таких нежностей. Все же, он был почти взрослой собакой. Хотя и плюшевой.

Он вырвался и помчался вперед, заливистым лаем оглашая окрестности и вызывая ответный хор местных собратьев.

Луг, кусты, снова луг. Вот и роща.

Рокот бульдозера раздался из-за деревьев. Новые, еще без проводов, опоры ЛЭП размашистыми шагами уходили вверх по косогору, туда, где жила Черепаха.

Щенок резко остановился и осторожно подошел к краю зеленой травы, резко очерченному следом гусениц тягача.

Проход через стройплощадку был закрыт, но вечером, когда рабочие ушли в свои временные вагончики и стих рев моторов, друзья все же пробрались дальше, вверх.

Там, где прежде лежала их Черепаха, была ровная площадка, усыпанная щебенкой — будущее место трансформаторной подстанции.

 

...Молча возвращались друзья домой. Да и что тут скажешь.

— Гав, — сказал все-таки щенок. Он ужасно не любил, когда мальчик делает вид, что не плачет, а сам внутренне ревет в три ручья. Возможно, так поступают настоящие мужчины. Но щенок ведь не был мужчиной. Да и настоящим он был только отчасти.

— Гав, — повторил щенок более настойчиво, и попробовал цапнуть мальчика за шнурок. Потом он отскочил в сторону и вперед, по тропе.

— Побежали к реке! Еще не очень поздно. А на реке — лягушки. И лилии. И рыба плещется.

Идти к реке мальчику не хотелось. Ему, скорее, хотелось домой, зарыться лицом в подушку и плакать, плакать, плакать. Уже не как «настоящий мужчина», а просто, навзрыд. Но он пересилил себя. Он понимал, что щенок хочет сделать как лучше другу, даже если ему и самому невесело.

Короткой крутой тропинкой они спустились к реке, прямо к узкому мысу с обрывистыми краями, поросшему молодой зеленой травкой и окруженному камышами.

Большой плоский камень лежал посередине зеленой лужайки. Сердце мальчика неожиданно забилось. Уж очень знакома была эта лужайка. Щенок тоже почуял что-то знакомое. Мгновение, и он с лаем помчался вперед и уселся на камне. Как всегда. Еще мгновение, и мальчик сидел с ним рядом.

Стрекотали кузнечики, шелестели камыши, квакали лягушки. Это старая подруга приветствовала своих потерянных и вновь найденных друзей.

Снова подул ветер. И облака, отразившись в близкой воде, полетели назад, и река потемнела и осталась внизу, а закатное солнце, напротив, вылезло из-за горизонта, будто из любопытства посмотреть, кто это там так бесстрашно летает по вечерам на спине Каменной Черепахи.

Каменные Черепахи всегда возвращаются. Всегда возвращаются к тем, кто в них верит по-настоящему.

<11/11 — 12/20/08>

ПРОТИВОСТОЯНИЕ

 

Синебрюх очень торопился и, видимо, поэтому проглядел момент появления Гномула на Старой Тропе. Вообще, гномулы, как и все прочие Мелковатые, Синебрюха интересовали очень мало. Он их попросту не боялся, с тех пор как однажды налетел в Очарованном Лесу на целый рой токующих Ворков.

Ворки — народ жутко неадекватный к чужакам. И в тот раз они к Синебрюху подкатили на своих вращалках, жужжат, мифриловыми запонками машут — это у них мода такая — запонки мифриловые носить, мол вот мы какие крутые. А Синебрюх возьми да и предъяви им свой кладенец-самопал. Он его как раз аккурат третьего дня из старого дедова шила выточил. Дед у него богатырь был, хоть и чинил лапти старые весь свой век. А как помирать стал — шило своё и дратву заговоренные Синебрюху передал. — Храни, — говорит, — внучек, Светлый Мир наш. С тем и отошёл в Нижний Мир. Синебрюх шило то об Вороний камень обточил, в Барадурово жерло засунул, потом в родник с живой минеральной водой — так у них в деревне все добры молодцы от века поступали. По преданию, такая заточка хоть какой доспех насквозь, будто масло, протыкает. Хоть бы даже и самим Тёмным Слесарем заговорённый.

В общем, Синебрюх воркам тем своё Шило Чудодейственное только чуть показал — те сразу и отлезли, даже извинились, мол, нет базара, коли ты такой Витязь Навороченный.

А тут Гномул ему поперек дороги — хлоп! Уши развесил и — пройти не даёт. Синебрюху же — совсем некогда. На стрелку опаздывает — Тёмных с Разноцветными разводить. Тут и так ещё четырежды четыре хребта горных, да два моря бездонных, да на облако забраться — и на всё полчаса осталось. А Гномул шкварчит, как шашлык какой на вертеле — хуже Мерлина старого, мир его халату. Не пропущу, и всё тут.

Синебрюх — туда, сюда. А Тропа-то — Старая. Узкая, в общем, не в нашу эпоху строена. Раньше их, Тропы эти, вообще простыми волокушами прокладывали. Возьмут дюжину — другую драконов пошершавее, проволокут через горы-долы — вот и Тропа готова. Но качество, а главное, ширина — тут уж как получится. На Мерине не проедешь.

Если бы Синебрюх повнимательнее был, он бы мог этого гадёныша ещё до окончательного проявления в Светлом Мире просто сдунуть Гиком Молодецким в тартарары. Но — проглядел. А теперь — форсмажор и опаньки графику движения. А опоздает — Разноцветные Тёмных перекрасят, поди их там потом, рассортируй. Весь Порядок Вещей может нарушиться, и Затуманные Бакены могут погаснуть. Да что там, ввечеру в лес за грибами нельзя будет сходить — враз Оборотни Ночные Дозорные заграбастают. А травы-муравы об зорьку собирать... Забыть навсегда!

Нет, этого Синебрюх допустить никак не мог. Отвар грибной, бабкой родной на печке-самоварке выдержанный, он с детства любил. А духовитый синий дымок дедовой самокрутки из покосившейся избяной трубы — это ли не запах Родины, всего того, за что он живота своего не пожалеет.

Синебрюх спешился, скоросипед свой к скале прислонил, колесо заднее цепочкой с замочком импортным, номерным, обвил — сопрёт ведь шпана местная, пока он с Нечистью бьётся. Потом шильце свое вынул из онуча левого, Яриле, Озирису и Тору помолился и к Гномулу — отлезь, мол, Чмо Неумное. А в левой руке так, ненавязчиво дратвочкой дедовской покручивает, пыль ею из дорожки выверчивает. Гномул же — ни в какую. Не пущу, и всё! Совсем как дурак какой, из сказки. На грубость нарывается.

Начал тут его Синебрюх под рёбрышки шилом покалывать, да по ушам дратвочкой охаживать. А тот хоть бы хны — пень пнем.

Синебрюх нервничает, некогда ему антимонии разводить. Гуманизмы всякие. Тем более, что Гномул этот — и вовсе даже из никаких, похоже, хоть и косит под джедая. Да какой он джедай, если даже простой скалы толком кинуть не умеет, только мозоль Синебрюху оттоптал, зараза!

Тут Синебрюх уже всерьёз осерчал. Лапти и подштанники нафик скинул, чёрный свой пояс по контактному беспределу вокруг причинного места обкрутил, как его Старый Ниньзя учил — да как заорет — Мать твою так расперетак!!! И ещё всякими другими заклинаниями.

Ну, тут уж и Гномул не выдержал — хоть у него и железные нервы, да уши с перепонками — большие, как локаторы дальнего слежения, недаром на гномулах вся противодраконья оборона Средиземья построена. Так от ора Синебрюхова у Гномула ушки совсем позакладывало. А гномул глухой — уже и не гномул вовсе, в слухе у гномулов вся сила магическая. Тут его Синебрюх об землю как долбанёт, да еще и по шее пару раз, так, для острастки, чтобы неповадно было. И закинул его на ближайшую ракиту, в осиное гнездо.

Потом быстро назад — к скоросипеду — а там пусто. Ни цепочки, ни колеса, ни рамы. Ничего. Только записка на эльфийском языке — «Физкульт-привет. Арагорн».

Вот ведь, сволочь какая, средиземская, — выругался вполголоса Синебрюх. Кое-как онучи обратно намотал, лапти нацепил и уже бежать пешком навострился. А что делать?! Да тут с ракиты, из гнезда осиного, Гномул покусанный вопит, слезами горькими плачет:

— Не бросай меня, Добрый Молодец, если ты и вправду добрый. Я тебе ещё пригожусь.

Ну, Синебрюх Гномула из гнезда вынул, мёд с него кое-как облизал — чего добру-то пропадать, а самого Гномула за чёрный свой пояс засунул, вдруг и впрямь — пригодится.

И ведь не обманул перепончатоухий. Прошептал что-то невнятное на своём птичьем наречии — и лапти Синебрюховы как понесут — быстрее орлана реактивного. Так быстро даже сам Мерлин на своём халате не летал. Враз до самой стрелки домчали, даже рано ещё немного было.

Ну, Синебрюх чуть отдышался, отвара из ковша заповедного, рунического, отпил, успокоился, и всё, в общем, как надо разрулил. Тёмным — тёмное, Разноцветным — тоже по мере цветности. Главное, чтобы все по понятиям, а не как Арагорн, сволочь такая.

Арагорна, кстати, он потом триста лет ловил ловил, но поймал-таки. И скоросипед отобрал, и морду набил. Самого же наглеца — в Кота Учёного обратил и на цепочку посадил — пусть пару эпох вокруг Дуба Заповедного походит.

А вы как думали? У нас в Средиземье с этим строго!

<01/05/09>

Краб. Полет черепахи. Противостояние — Император и девочка. Мартовский песХимерыНиньзя и стрекозаСказки старого Хай-Тека 2  — Сказки старого Хай-Тека 1

Сказки времен и народов — Другие сказки — РассказыЮмор

Об авторе. Содержание раздела

Альманах «ИнтерЛит.01.06». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1330 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Описание различных типов ssl сертификатов.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com