ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илья СЛАВИЦКИЙ (OLDBOY)


Обладатель СПЕЦИАЛЬНЫХ ДИПЛОМОВ ОТ ГД ФС РФ,
подписанных Председателем Комитета по Экологии
«За прекрасно и глубоко поданный материал по теме ЭКОЛОГИЯ»
Национальная Литературная Премия «Золотое Перо Руси», 2007 г.

КРОКОДИЛ

 

Пуля летящая

к цели

знаешь ли ты

зачем?

 

...Сколько он себя помнил, он всегда был Охотником. В три года он поймал свою первую дичь — юркую зеленую ящерицу. Как ему это удалось — так и осталось загадкой. Ящерица шебуршала в его кулачке, и ему казалось, что целый мир живет там, внутри. Мир, в котором он решает. И сознание этого песней отзывалось в его сердце. Он очень обиделся и долго плакал, когда мама выбросила «эту гадость»...

Став постарше, он, уже осмысленно ощутил свое отличие. Не злость, не жестокость. Совсем другие чувства переполняли его. Он был быстрее, зорче, он умел предугадать любое движение потенциальной добычи. Окрестные кошки с мявом разбегались от его рогатки, вороньи перья сыпались от его стрел. Змеи, лягушки, лисы, хорки — все становилось предметом его охотничьих набегов. Песня победы переполняла его сердце с каждым удачным выстрелом. Сладостная Песня Победы.

Ему приходилось сдерживать себя, поскольку окружающие вовсе не понимали, что он — не маленький паразит и вредитель, а Великий Охотник. Он придумал себе особые Правила, чтобы по возможности не переступать границы поставленные людьми. По ночам он пробирался в соседние дворы, и удивленные хозяева утром находили своих «злобных» зубастых сторожей связанных на все четыре лапы и с мордой, крепко перетянутой бельевой веревкой. И — ни звука, ни гавка. Жаловаться родителям? Жаловались. Но, во первых, следов не было, а во-вторых и реального ущерба тоже...

Все вздохнули с облегчением, когда он уехал в город учиться. Особенно радовались собаки и кошки.

Получив диплом, он нашел себе приличную работу торгового представителя в филиале какой-то немецкой фирмы. Это давало ему известную финансовую независимость и возможность путешествовать за счет работодателя. Если бы они знали, какова истинная цель его командировок.

 

...Кажется, что он уже побывал везде. В тундре и тайге, в горах и на островах. В Азии и Америках, Океании и Исландии. Он был неутомим в преследовании и бил всегда без промаха. Он не покупал себе этих современных «огнеметов» крупного калибра, с оптическими прицелами ночного видения. Свое ружье, небольшое, с простым механическим прицелом, но надежное и компактное, он всегда брал с собой. Даже в Париж. Даже в Нью-Йорк. Как другие берут с собой электробритву...

Он придумал себе новые Правила. Он не охотился на «беззащитную мелочь». Добыча должна иметь возможность отступить или напасть. Это резко сужало выбор. Но стук сердца победителя платил за все. Песня Победы звучала упоительным гимном жизни. Стены его небольшой московской квартиры уже почти скрылись за шкурами, чучелами, рогами и зубами.

Немного осталось видов, избежавших встречи с ним. Слоны, львы, носороги, гигантские анаконды и — крокодилы. Даже на тигра ему удалось поохотиться во время командировки в Индию.

Слоны и носороги, если честно, не очень его занимали. Слишком заметная мишень. Змеи — слишком медлительны. Львы, что тигры — это, в общем-то, те же кошки. Этих он знал, как облупленных. А вот крокодилы влекли его с какой-то мистической силой. Но — не складывалось. В Австралии, где он побывал почти везде, не было ни одного дня свободного. В Бразилии он уже совсем собрался, но подвел проводник — глупо влетел в аварию по дороге в сельву. Хорошо хоть, все остались целы...

 

Эта командировка в Урзанию планировалась на неделю. Туда и обратно. Подписать контракт и все. Но, по прибытии, выяснилось, что в провинции какой-то местный праздник, и все чиновники и служащие разьехались на каникулы. До следующих выходных. Лететь домой — почти бесполезно. Два дня туда, да два обратно. Значит — неделя каникул в Африке. Подарок Судьбы!

Несмотря на начавшиеся праздники и не самый лучший сезон года, турагентство в центре, возле рынка, было открыто. Плакаты на нескольких языках приглашали совершить незабываемое путешествие на озеро Вуа-Ду, затерянное в глубине саванны, или к Соренганским водопадам, по красоте соперничающим с водопадом Виктория, но гораздо менее известным. Один из плакатов поменьше, с громадным крокодилом на фоне деревьев и воды, привлек его внимание.

«Нет, сэр. Очень сожалею, сэр. Никак невозможно, сэр. Только через неделю, сэр». Лицо черного клерка за высокой конторкой выражало все оттенки сочувствия при полном бессилии. Даже дополнительная купюра в 20 долларов не помогла.

Неожиданно от дальней стены комнаты отделился какой-то человек, невысокий, худощавый, одетый в старые джинсы, кеды, бесформенную куртку явно с чужого плеча и потертую фетровую шляпу, вроде тех, что носили в Европе в 30-е годы. Типичный попрошайка-оборванец, которых всегда много крутится в местах скопления туристов. Сегодня, кстати, этого сброда, по случаю праздников, было гораздо меньше.

«Сэр, минуточку, сэр». Незнакомец крепко ухватился за рукав Охотника. «Ну, сейчас начнет предлагать бусы из черного дерева или ножик из чистой слоновой кости. Или просто попрошайничать», — пронеслось в его голове, и рука уже привычно потянулась в карман за мелочью.

«Сэр вы кажется спрашивали про охоту на крокодила?»

«Да, спрашивал, а в чем, собственно, дело?»

«Я могу помочь да конечно я могу помочь недорого я знаю где только надо машину найти я найду тут есть парень с джипом хороший джип канистр еще надо запасных три или лучше четыре можно купить на рынке бензин надо хороший чистый тут недалеко заправка Мобил дороже зато надежнее палатку надо фонарики консервы...»

Этот почти не прерываемый паузами монолог, казалось, никогда не закончится. Охотник, озадаченный, сначала сделал инстинктивную попытку освободиться, но бродяга еще крепче сжал пальцы. Похоже, его согласия уже и не спрашивают, подумал Охотник. Впрочем, это и было почти так.

Наконец, поток слов остановился. Большие черные глаза вперились в него, ожидая ответа. Что-то, однако, мешало Охотнику принять предложения. Деньги? Нет, он не сомневался, что деньги тут не будут проблемой. Это не Франция и даже не Бразилия. Безопасность? Он редко опасался за свою жизнь. Знал, что в обычных условиях, если, конечно, это не зона боевых действий, всегда сумеет за себя постоять. А войн вокруг вроде не наблюдалось. Хотя, кто знает. Африка!

Что-то в поведении незнакомца его настораживало. Наконец он понял. Для обычного попрошайки тот был слишком спокоен и уверен в движениях. Быстрая речь? Нет, это не признак униженности, а, скорее, признак заранее обдуманного плана. И еще что-то не отпускало, но и не давалось. Охотник внимательно взглянул на человека, держащего его за рукав, и понял причину своего сомнения. Во время монолога незнакомец снял шляпу и держал ее в руке, махая в такт словам. Черная, даже с синеватым отливом, как и у всех местных жителей, кожа, приплюснутый нос, широкие губы — и пепельно-серые, совершенно прямые длинные волосы, связанные в пучок на затылке резиновым жгутом.

«Четыреста долларов сэр хорошо триста пятьдесят сэр пятьдесят сегодня выезжаем завтра сэр в пять утра отсюда назад в субботу через четыре дня пожалуйста не опаздывайте надо до ночи приехать на камп да а ружье у вас есть?»

Тут монолог впервые реально перешел в диалог, и незнакомец вопросительно взглянул на Охотника. Это, без сомнения, был самый серьезный вопрос в подготовке. Наличие оружия заметно успокоило новоявленного проводника. Видимо, даже при его сноровке найти приличный ствол до утра в праздник было не просто. С другой стороны, хотя бы косвенно, это указывало на серьезность предложения.

«Черт возьми, а почему нет?» Пятьдесят долларов перекочевали из кошелька Охотника в карман рваной куртки. Двумя руками пожав протянутую руку, незнакомец растворился, исчез так же неожиданно, как и появился.

Остаток дня и вечер Охотник посвятил закупкам еды и кое-какой дополнительной одежды. Проверил оружие. Патроны. Это всегда в порядке.

Ночь прошла быстро. Разбуженный треском будильника на наручных часах, Охотник вскочил, наскоро глотнул кофе из термоса, и без десяти пять был на месте погрузки.

Машина уже ждала. Старый американский джип времен войны. Неразговорчивый верзила за рулем помахал рукой, приглашая грузиться и рассаживаться. Собственно, все уже было погружено. Небольшой открытый кузов джипа был наполнен канистрами, ящиками и тюками.

Охотник забросил в кузов свой рюкзак и сумку с ружьем и сел сзади водителя. Проводник пристроился рядом.

Машина неожиданно легко сорвалась с места и полетела в темноту, едва прорезаемую впереди желтым светом фар. Мелькающие по сторонам тени то ли деревьев, то ли чудовищ показывали, что скорость довольно высока. Шоссе скоро кончилось, о чем сообщила загремевшая подвеска. Джип встретил эту новость мужественно, прыгая всеми четырьмя колесами через неровности дороги, если тут была дорога вообще.

Начало светать. Колея вела под уклон вдоль широкого плато. Вероятно, внизу была река, пока еще не слышная. Редкие приземистые деревья, кустарник, какие-то гигантские травянистые пучки. Водитель, казалось, сросся с рулем, и ничего вокруг не замечал. Проводник мирно дремал, подложив под бок палатку. Расстегнувшийся воротник куртки открыл часть ожерелья на его шее. Золотая? Да, похоже. Золотая цепочка с надетыми на нее фигурками зверей и птиц, вырезанными из какого-то незнакомого камня. Цвет фигурок непрерывно менялся. Зеленый, синий, снова зеленый, красноватый... Казалось, что камни светятся изнутри. Хотя, возможно, это просто рассветные лучи.

В полдень сделали привал. Солнце жарило из зенита, как сварочный аппарат. Укрылись в тени ближайшего дерева. Водитель немедленно и без лишних слов улегся на траву и уснул, даже не притронувшись к запасенным сэндвичам, а только залпом опустошив полгаллонную канистру воды.

«Должны к ночи добраться если брод слоны не затоптали нет сейчас навряд-ли они в это время на север уходят там травы больше хотя были случаи вы не волнуйтесь сэр там хорошая охота крокодилов много и большие вы таких нигде больше не найдете...»

В своей обычной манере проводник говорил и говорил, а Охотник уже улетал в сонном тумане, и крокодилы махали ему лапами... Неожиданно один из них резко тряхнул его за плечо и строго сказал: «Сэр, вставайте, пора ехать, а то не успеем».

Жара спала, удлинившиеся тени снова пересекли дорогу. Скоро джип выехал на берег широкой реки. Колея бойко уходила под воду. Проводник неожиданно соскочил на землю, даже не дожидаясь остановки. Повернувшись лицом к реке, он сначала присел, потом сложился пополам и упал на колени, протягивая длинные руки в сторону воды. Куртку он сбросил, видимо, заранее, и его черный торс с мерцающим ожерельем четко выделялся на фоне серой сухой травы. Застыв на несколько минут, он вдруг распрямился, не вставая с колен, и затянул странную мелодию на языке, совершенно незнакомом Охотнику, и более того, совершенно не похожем на отрывистую речь местных племен, услышанную на рынке и в городе.

Водитель впервые за время поездки проявил внимание к происходящему. Остановив джип у самой кромки, он вылез, зачерпнул воды ладонями и провел ими по лицу и плечам. Впрочем, на этом его ритуал и завершился, и он снова водрузился на водительское кресло.

В это время проводник встал и неожиданно пошел прямо в воду, уже принимающую красноватый оттенок приближающегося заката. Чуть в стороне от намеченного колеей брода. Видимо, там было глубже. Несколько шагов — и вода уже дошла ему по пояс, потом до груди. Плечи, шея и ожерелье остались над водой. В молчании он протянул руки к середине реки и замер.

Легкое, почти неуловимое движение вблизи противоположного берега заставило Охотника насторожиться. Что-то, да, что-то крупное медленно приближалось оттуда. Зеленовато-бурая гигантская тень скользила под поверхностью реки, обозначая себя легкими расходящимися волнами. Приблизившись к проводнику метров на десять, тень замерла. И в это время проводник снял с себя ожерелье, опустил его в воду и двинулся навстречу чудовищу. То, что это было чудовище, речной монстр, Охотник не сомневался. Уж он повидал всякого.

Когда между участниками этого действа, или ритуала, или черт знает еще чего, оставалось метра два, тень повернулась и, не показываясь на поверхность, ушла вверх по течению. Проводник подождал несколько минут, потом надел ожерелье на шею и вышел на берег к машине.

«Можно ехать теперь он ушел пока завтра снова придет сегодня разрешил...»

Речь проводника показалась Охотнику немного несвязной, но это вполне можно было отнести на счет не совсем преодоленного языкового барьера.

Джип медленно, но уверенно въехал в воду, оказавшуюся не такой уж глубокой, и через несколько минут, урча, выполз на противоположный берег. Еще через час прибыли на камп — ровную площадку метров на сто выше уровня реки, окруженную несколькими деревьями, образующими почти идеальную естественную защиту от солнца.

Поставить тент, развести примус, согреть консервы и чай не заняло много времени. Когда темнота наконец сгустилась, все уже было переделано. Оставалось только составить план на завтра и лечь спать.

«Сэр вы действительно хотите стрелять в него?»

Неожиданность вопроса поставила Охотника в тупик. А чего еще ради он сюда тащился сотню миль по жаре? Или, может, тот цену набивает? Но в вопросе проводника не чувствовалось подвоха. Скорее, странная тревога.

«Да, а в чем дело? Какие-то проблемы?»

«Нет сэр что вы сэр проблем нет сэр, только...»

Тут проводник на секунду замолчал и быстро повернул голову вправо и влево как бы оглядывая все вокруг. Продолжил он вдруг перейдя на резкий свистящий шепот:

«...надо у него прощения просить сегодня скоро тут есть такое место откуда он слышит мы сейчас туда пойдем только вы не шумите а то другие узнают тогда они его не отдадут...»

Он замолчал, вопросительно глядя на Охотника.

Перспектива топать в кромешной тьме неизвестно куда мало вдохновляла последнего. Однако, сказав А, следует идти до конца. Инстинктивно, он протянул руку к ружейной сумке, но отдернул ее, уловив не просто испуг, но полный ужас в глазах проводника. Видимо, следовало положиться на добрую волю неизвестных сил и не дергаться без необходимости.

Дорога в темноте действительно не заняла много времени. Может, полчаса. Охотник следовал за чуть различимым свечением таинственного ожерелья. Судя по обилию поворотов, едва обозначенных какими-то ветками и камнями, видимыми лишь натренированному глазу проводника, они отошли не сильно далеко по прямой от кампа. Шум медленной реки по камням, слышный и там, здесь был гораздо отчетливее. Похоже, да, наверняка, это было что-то вроде площадки над самой водой. Может, метр или два выше ординара. Точнее сказать было невозможно, поскольку темнота была практически непроницаемой. «Темно, как в брюхе у негра», — не к месту (или к месту?) вспомнилась студенческая шутка.

Проводник, опять опустился на колени, потом сложился и вытянулся в сторону близкого края площадки. Об этом говорило движение ожерелья. Медленная но ритмичная песня, не такая как днем, но более печальная, зазвучала в невидимом пространстве. Время от времени певец переходил на быстрый речитатив. Порой ненадолго замолкал. В одну из таких пауз Охотник вдруг почувствовал, что что-то или кто-то мягко, но уверенно толкнул его в спину, в сторону вероятного края. Или это был не толчок, а внутренний импульс, отклик на призыв из ниоткуда? От неожиданности он сделал шаг вперед, еще один, и тут понял, что сейчас полетит в липкую черную воду реки. Инстинктивно он отпрянул назад. Рука, на этот раз реальная рука проводника ухватила его за ворот куртки и потянула подальше от воды. Он и не заметил, как проводник встал и оказался у него за спиной.

Ожерелье на шее проводника светилось кроваво красным цветом, намного ярче, чем до начала церемонии.

«Он придет завтра наверное один он обещал»

Дорога назад прошла в молчании. По мере удаления от реки свечение ожерелья уменьшалось, пока не стало вновь едва различимым.

....................................................................

Окончание

Этапы работы по организации семинара.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com