ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илья СЛАВИЦКИЙ (OLDBOY)


Об авторе. Содержание раздела

СТИХИ 2007 — 2008

 2    3    4    5    6    7

 

ОСЕННЕЕ

 

…Октябрь на холод повернул свои скрипучие колеса.

Бежит, петляя, колея между желтеющих полей.

И, отсчитав еще одну, такую же, как прежде, осень,

Мне снова дятел простучал — Не плачь, не кайся, не жалей.

 

Увы — ушедшее не стоит ни слез, ни грусти. Лишь одно

Нам исцеление простое — забвенье прошлого дано.

Оно иссушит слезы эти, лишь в уголках усталых глаз

Останутся морщинок сети, да в сердце тонкая игла.

 

— Осталось осеней мне сколько? Скажи, приятель, знаешь ли?

Скрипят колеса трактом скользким, и колея дрожит в дали.

Но стук затих. Устал, наверно, мой незнакомый метроном,

И слышен только шепот ветра — Что будет — знать нам не дано…

 

 

Мечта

 

Дети разных народов —

мы мечтою живем —

за нее мы свободно

хоть кого разорвем.

 

Мы с мечтою о мире —

на груди автомат —

и объятия шире

мы раскроем стократ.

 

Мы обнимем вас, братья,

даже если не в срок,

потому, что обнять вас

дали с детства зарок.

 

Мы мечту дорогую

вас заставим любить,

а дорогу другую

навсегда позабыть.

 

Потому, что веками

в нас вбивали одно —

быть добро с кулаками

непременно должно.

 

Потому, что за око —

полагается глаз,

и не очень далёко

питекантроп от нас...

 

08/22/08

 

 

Вера (Fatum-4)

 

Когда все будет закончено к удовольствию всеобщему

и всем по делам их воздастся, и все сестры получат по серьгам —

может быть, что-то останется на поверхности глобуса

рек и деревьев прочерком. Я в это пока еще верю.

 

Когда на абаке истории все кости будут сосчитаны,

и кому-то подарят Геенну, а кому — от Рая ключи —

рабочие вымоют сцену, и сонная акватория останется синей палитрою,

редактора прихотью странной, на жидких кристаллах экрана,

который забудут выключить.

 

А глобус будет вертеться — без нас или с нами,

и стуки нашего сердца останутся снами,

снящимися деревьям, рекам и облакам.

 

Я в это все еще верю. Пока...

 

08/23-24/08

 

 

* * *

Я пью медовую отраву, горю на медленном огне:

мне кажется — я знаю правду, и истина открылась мне.

Мне кажется, что пригласила меня в свои цветные сны

пока неведомая сила — посланница миров иных.

 

Мне кажется, что из далёка протянута ко мне рука,

и смотрит, не мигая, око через пространства и века,

и шепчут облачные губы в космической ночной тиши,

кем я когда-нибудь смогу быть в движении моей души.

07/25/08

 

 

Душевное

 

Мне сегодня зачем-то тоскливо, мне опять не увидеть причин, и холодное пенное пиво не приносит прозренья в ночи. Оттого ли, что мыслей обуза мне мешает взлететь над столом? Или это нахальная Муза мою душу щекочет стилом?

 

Мы с душою обычно согласны. Мы с душою обычно друзья. Если спорим — обычно негласно, а иначе с душою — нельзя! Ведь ее не пошлешь, как соседа, не подвигнешь на правильный путь. Не пытайся во время беседы хитроумно ее обмануть. Только пиво, коньяк или виски отвлекают ее иногда.

 

Впрочем, души по месту прописки проживают, увы, не всегда. Но порою, на крыльях Пегаса или просто случайным такси, убывают. И без толку клясться, и прощенья беглянки просить. И, единственно, в случае этом остаются камин и коньяк, чтобы ночь пережить до рассвета. Без ушедшей души. Кое-как.

 

А сегодня нахальная Муза вновь скребется за мокрым стеклом. Мысли старые каменным грузом почему-то идут напролом. Воет ветер, холодные струи барабанят на темы свои.

 

Или душу свою я балую? Или ставни пора затворить?

 

Видно, время решать командиру, правда где, и подстава, и тлен. И, расправив детали мундира, душу я поднимаю с колен.

 

...И душа, как солдат на параде,

оттянувши носок сапога,

в разграфленную площадь тетради

уложилась в четыре шага.

 

03/02/08

 

 

Бредя в бреду...

 

Бредя в бреду, бурча ночами, губами тычась в лапы туч, порой я делаюсь печальным, и, сам того не замечая, последним сыном Иван-чая, не осужден, но и не нужен, ложусь слезами в ложе лужи Парнасов кучерявых куч.

 

Ах, был бы весь я Аполлонен, в златовенковом мираже — стоял бы в Фивах на колонне, слегка стесняясь неглиже. И косяки косых туристов лицом своих простых голов меня глазели б утром чистым в прицелы Кодака стволов. Или монашки из Монако, прикрыв ресницами зрачки, стеснялись, жмурились, однако, мои бы прятали значки...

 

Пусты, пусты мои устои, чистосердечен, но не чист, я Фив сих греческих не стою, а и попав — был изгнан из, истоптан толпным лопотаньем, ломаньем, мерностью манер...

 

...Бреду бурча, рассветом ранним, страны иной ранимый странник, невнятный внешне, но занятный, чьи дождь стирает строчек пятна — разиня, рохля, резонер...

 

 

Воспоминание о будущем

 

Снимая отпечатки пальцев со строчек, выдавленных в глине, ученый дней совсем далеких, возможно, вспомнит обо мне и, почесав свой лысый череп (тогда все будут с детства лысы), он удивится, улыбнется, и прочитает в тишине:

 

«Бредя в бреду, бурча ночами...»

 

Вот, скажет, был такой чудак, от правды ложь не отличая, последним сыном Иван-чая, весь преисполненный печали, нес ахинею кое-как. Писал, видать, ногою левой, или в подпитии слегка. Порой его хвалили девы — им было жалко чудака. И это отчасти понятно — дев жалостливых испокон хватало, что весьма занятно. Да, был он странным чудаком. Был, видно, чем-то озабочен, какой-то все искал ответ. При свете дня, в тиши полночной. Чудак? Философ ли? Поэт?

 

Когда при свете монитора, наедине с самим собой он вел с неразличимым споры, и с безответной тенью бой, был странен он, конечно странен, себе он удивлялся сам, был отстранен он или ранен, внимая дальним голосам иных миров, иных законов, чужих, нездешних языков, и силиконовым иконам он доверял без дураков души нежданные порывы, движенья чудные ума без отдыха и перерыва.

 

А позже отступала тьма, и утра отблеск горизонта окрашивал далекий край, и одинокий самурай мечом писал свои экспромты, и Сфинкса грустные глаза сквозь опустевшие глазницы глядели. Падала слеза, и улетали снова птицы, и обрывались тормоза, и уносились колесницы, и узнавалось все, что снится, и строчки лились на страницы тех слов, что кто-то не сказал.

 

Чудак. Поэт. Заблудший странник, в ночи бредущий к свету звезд. Простившись и простив заране. И промолчавший свой вопрос.

 

03/17-04/06/08

 

 

Агасфер

 

Где б ни был я, в каких краях бескрайних меня закат катарсисом застал, я облаков облатки собираю с небесного знакомого листа. Я прочертил своей клюкой корявой обочины всех тропок и дорог и бородой, когда-то кучерявой, просеял пыль. Зачем? Помилуй бог!

 

...Меж рубежей рублевого пространства, в границах ли валют совсем иных — везде все так же ночи ино-странны, и зорь узором дни озарены. Знакомый лик улыбчивой Луны сменяет ражи рыжей рожи Солнца. Бушмены и индейцы и японцы, и даже шведы в них отражены. Какая разница, какие рядом флаги, идут по левой или правой стороне...

 

...Вот дождь собрался, куст так жаждет влаги, и капли первые на шляпу пали мне. Я шляпу снял и плешь дождю подставил — он говорит со мной знакомым языком. Знакомым мокрым языком без правил, за шиворот стекая ручейком.

 

Подует ветер, лист сорвется с ветки, кружась, приклеится к моей щеке. Я узнаю везде такие метки — на людях, на скамейках, на реке.

 

Брожение людей по белу свету сродни броженью юного вина. Возможно, где-то к следующему лету букет созреет за барьером дна. Возможно — нет. Броженье... Пораженье... Умелый винодел — но ведь не бог. В движеньи — жизнь? С неведомым сраженье посредством перемены места ног?

 

Зачем топтал я дальние долины, зачем переводил чрез воды рек, и утолить позыв неутолимый пытался весь свой бесконечный век? Зачем искал я, мучаясь и веря, таинственную сущность бытия, когда ключи от потаенной двери давно уже хранит душа моя?

 

3/31-4/8/08

 2    3    4    5    6    7

НовыеСтихи 2009-102007-08 — 2005-06

Лирика — Венки сонетовШуточные стихиДля мала и велика

ПереводыПародииПрозаКритические заметки

Об авторе. Содержание раздела

Куплю кислородный концентратор здесь вы можете выбрать и купить кислородный концентратор.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com