ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илья СЛАВИЦКИЙ (OLDBOY)


Об авторе. Содержание раздела

TERRA NOVA
лирика 2010 — 11

 

 

Тропа

 

Звёзды выстелили небеса

Колдовскими коврами.

Из-под звёзд — голоса. Голоса

В пустоте меж мирами.

Чуть слышны голоса, но не враз,

И не каждому уху.

Кто-то в дальних мирах,

То звеняще, то глухо,

То щемящей тоской,

То зовуще-печально,

По-над звёздной рекой

Что-то шепчет ночами.

Так и я, в свой черёд,

Вслед за тенью слепою

Перейду небосвод

Этой звёздной тропою.

12/22/10-02/27/11

 

Братство неизлечимых

 

Кричим ли, хрипим, молчим мы, перебирая струны,

мы — братство неизлечимых в синей воде лагуны,

мы — это око века, хрупкое постоянство,

мы — отраженье бега времени сквозь пространство.

 

Ньютоновы законы гонят к конечной яме

шар по траве зелёной, звук по привычной гамме,

поезд по гладким рельсам, вдоль берегов гондолы,

жизнь по долам и весям, ноги в туфлях по полу.

 

Мы — поперёк законов, мы — в пограничных зонах,

мы — в отраженьях сонных и колокольных звонах.

Мы содержанье книжек, мы — пробужденье почек,

мы — это те кто нижет строчки бессонной ночью,

те, кто не бьёт на сдачу, радуется полслову,

от неудачи плачет, а в королях — неловок.

 

Может быть, мы — поэты, может быть, и не очень.

Дело даже не в этом. Дело — в бессонной ночи.

Дело — в звезде дрожащей, в лунной неверной тени,

в общей душе пропащей, в трепете и сомненьи.

 

Следствие без причины. Есть ли про нас законы?

Братство неизлечимых в водах лагуны сонных.

02/27/11

 

 

Круговорот белого

 

Сие явление печальное приятно:

От снега белого до белых лепестков

И к снегу белому от лепестков обратно

Кружится жизнь. Ты здесь — и был таков.

И в зимнем небе пятна облаков,

Как следа старого расплывшиеся пятна,

Весною новой забываются легко.

03/07/11

 

 

Сны

 

О ты, имперская столица с провинциальною судьбой,

Ты мне пытаешься присниться, а я во сне борюсь с тобой.

Но, отыскав себе лазейку, ты появляешься, и вот

Опять осенние скамейки танцует листьев хоровод,

И тень промокшего трамвая тенями прошлого полна

Бежит, ручьи пересекая, и улицы, и времена.

Мне так покойно на диване, а тут, войдя в мой личный сон

Замашет крыльями в тумане мостов твоих хамелеон —

То сер, то красен, то бесцветен, прозрачно чёрен иногда,

И кто-то мчит в ночной карете, и тает на заре звезда.

И, может быть, поэт безвестный перед зарёй иного дня

В карете этой дремлет тесной и видит спящего меня.

04/16-17/11

 

 

Человек на скале

 

«...И век и день, и час, и миг и ближе —

благословляю всё и вся, что вижу,

и что не вижу, в свой черёд — благословляю.

Не потому, что идиот. Такая

мне видно выпала судьба, планида.

Пусть сил неведомых борьба бесстыдно

вздымает волны на валы и выше...»

 

Стоит на краешке скалы и пишет

за строчкой строчку человек вне сцены,

и те слова, что он изрек — бесценны.

04/19-29/11

 

 

Каменное сердце

 

Когда растает органика последнего органа

обломками молекул первичного бульона

и останутся только сумасшедшие атомы

блуждать по аллеям таблицы Менделеева,

 

меряясь размерами пустых оболочек

и ядер периодами полураспада,

не боясь глобального потепления,

цунами и валютного кризиса,

 

когда переселятся бездомные души

подальше куда-нибудь

от стерильных воды и суши

вне страдания и сострадания,

без веры, любви и надежды —

 

от прежнего

не останется

камня на камне,

и только

каменное сердце

останется прежним.

04/19/11

 

 

Наблюдая сад из окна

 

Колеблется неверной тенью

листок в соседстве фонаря,

и веточных переплетений

цепляют ветер якоря.

В гнезде застывшая синица

глядит на мир, прикрывши глаз

за разом раз, и ей не спится,

а в небе облако стремится

подальше унестись от нас.

 

На клумбе, окружен цветами,

топорщится колючий куст,

гордясь пред гладкими кустами

своим презрением к листку,

что бьётся в отсвете фонарном,

взлететь не в силах и опасть,

существованьем календарным

лишь подтверждая скуки власть.

 

Колючий куст — хозяин розы,

чей бледно-розовый бутон

уже свои готовит позы,

на краткий праздник обречён:

расцвесть на миг, и в миг расцвета

почувствовать его уход,

и жизнью оплатить билеты

на бенефис и эшафот.

 

Судьба цветка (какая проза,

как, впрочем, всякая судьба),

листки, цветы — метаморфозы

в неверном отсвете столба

фонарного — всё это

лишь символы судеб иных,

причудливой рукой поэта

уложенные в лёгкий стих,

лишь отраженье наблюденья

сквозь раму узкого окна

рожденья жизни и паденья.

 

А жизнь одна. Всего одна.

05/04-05/11

 

 

Перепрошивка

 

...В межреберье моём игла,

всё ближе к сердцу погружаясь.

 

Очарованьем странным зла

в меня вошла душа чужая.

Всё ближе, ближе тёмный зов,

сильнее импульсы и токи,

и в венах толстых гуще кровь,

и зреет тромб в сосудах тонких,

почти готовый перекрыть

проток, прошедшего итогом,

и тянется снаружи нить

за металлическим прологом.

 

Перепрошивка? Смена вех?

Замена памяти и цели?

Под лампой яркой на столе

мне поменяют цвет и ценник,

протрут глаза, промоют рот

и то, чем полон круглый череп,

переоденут всё, и вот

я выйду в мир грядущий через

себя вращающую дверь,

по самосвЕтящей тропинке,

и Кербер — самый добрый зверь —

мне почесать подставит спинку.

09/11/10 – 04/19/11

 1    2    3    4    5    6

Terra Nova Terra Incognita Terra oblivionisСтихи вне цикловПоэмы. Сцены

Новые стихи — Стихи 2009-102007-082005-06

Лирика — Венки сонетовШуточные стихиДля мала и велика

ПереводыПародииПрозаКритические заметки

Об авторе. Содержание раздела

Таксі Рівне афіша Рівне.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com