ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ицхак СКОРОДИНСКИЙ


Об авторе. Содержание раздела

И Я ЗАПЛАКАЛ ОГРОМНЫМИ И ВПОЛНЕ КРОКОДИЛЬИМИ СЛЕЗАМИ

 

Это случилось раненько, раненько утром, когда я пребывал в сладком ещё полусне...

Я вдруг заплакал огромными и вполне крокодильими слезьми, и причитал всё время, повторяя и повторяя одно и то же, как последний идиот...

Ах ты, ух ты, Александр свет-Сергеевич, надмировой ты наш гений...

Ну почему при жизни никто тебе не сказал, что просто-таки асур (ну, никак нельзя) применять в современной русской поэзии глагольные рифмы? Если бы ты только знал, если бы только...

Ах, вы не знаете, что это за такое странное — асур — я здесь написал. А это самое главное слово, которое все, как один, русскоязычные писатели Израиля, применяют утром, днём и вечером. И даже во сне. И переводится оно с иврита так — низзя!

А уж нам, русистам страны обетованной, так вообще ничего низзя. Ни родиться, ни жениться, ни умереть по-человечески. А чуть-чуть хоть о чём-то заикнёшься, тут же налетают святой стаей и долбают, приговаривая: низзя применять глагольные рифмы, низзя, и вообще, чего ты сюда припёрся, никто тебя сюда не звал, оглоед ты этакий. Ах, ты ещё и писатель. Нет, посмотрите на него — русский писатель! Низзя, низзя, низзя!!!

 

А потом очнулся, слёзки мгновенно высохли, а я сел писать вот эту, очередную мою заметку поэткорра из пустыни Негев.

Потому что на ум пришло начало одного из стихотворений гения, где этих самых надоед не было. И что оно начиналось так — Я помню чудное мгновенье...

И начало Чумы вспомнил, и поздние его стихи...

 

А рифмы... Ну, низзя, так и не будем.

 

Тьмы тараканьей монстрица — душа

бессонною сожжегши личность ночью,

отхлынула от сердца...

 

Ощутив...

 

Мгновенья облегченья и покоя,

как захотел я превратиться в идиота,

на тростниковой дудочке играть

да шлёпать босиком по бездорожью,

да морду подставлять дождю и ветру,

да так и сдохнуть под сиреневым кустом...

 

Мгновения, как вечность...

 

Ощутив...

 

...И русского простора и идти,

на огонёк единственный,

что светит

за тысячи шагов...

Идти и знать,

что

там

моя

судьба...

 

Не спит и ждёт.

Волнуется...

Тоскует!

 

Но время зайн —

библейского тумана,

кикиморы

сомкнулись темью

в темени,

а

памяти клочки

ввернули всё

в сегодняшние будни...

 

И снова стала жизнь

безвдохновенной...

 

 

* * *

 

Вот я и проснулся

 

Вот я и проснулся. И понял, что явилось запалом для этого моего эмоционального взрыва.

Вчера Виктория Добрынина, я о ней уже писал, прислала мне свои новые стихи. Вот они...

 

Я живу, или мне это снится?

Трех детенышей сладкие лица

Превращаются в голоса.

Это черная полоса?

Или Бог, как всегда, помогает?

Да налогом таким облагает, —

Просто дыбом встают волоса...

 

Это жизнь подошла к завершенью,

И, прощание жутко продлив,

Тянет-тянет щемящее жженье

За грудиной, как волны в пролив.

 

Здесь, у самого крайнего края,

Что за кромкой — настолько не знаю,

Что впервые боюсь вопрошать.

Что позволено?

Черные кнопки

Теребить телефонные.

Тропки

То ли в «есть», то ли в «было» смешать.

И заветной цифирью шуршать...

 

Это было вчера вечером, а утром на сайте Поэзия Ру появилось, ну, совсем уж юное дарование — Юлия Ворона.

 

http://www.poezia.ru/article.php?sid=59175

 

Текст привести не могу, так как не получил на это разрешения автора. Но Вы, мой просвещённый читатель, тюкните, тюкните по ссылочке и насладитесь.

А мне вдруг открылось — как многомерна современная русская поэзия, ты бежишь, бежишь, стараешься, экспериментируешь, вот, написал наконец-то, а молодята начинают ровно с того места, где ты уже выдохся и сдоях...

Да, после того, как эго и прочие футуристы разъяли слово, и появился председатель земного нашего шарика, повторить всё это...

Да, запросто.

И в сознании миллионов любителей поэзии навсегда засела трёхмерная картинка, когда ты вдруг повторяешь сам себе, удивляясь, сосуд, пустота, огонь мерцающий. И видишь это.

И можно пробежаться по лесенкам Маяковского...

А когда в израильской прессе начинают искать иудейские корни русского поэта Мандельштама, тут же в памяти вспыхивают его строка —

Меня обступает мучительный воздух дремучий...

И впору тут же, на этом самом месте утверждать, что Осип Эмильевич был убеждённым язычником, причем из русских языкознавцев.

Но тут же —

Я христианства пью холодный горный воздух.

И Герцевич, без сомнения.

Всё это подготовило самый мирный на земле зелёный поэтический взрыв, и...

«Огнь зелёный» Сергей Александровича зашевелился на опалённых прошлым веком деревьях...

 

Март 2008

Анна Ахматова, Илья Глазунов и Ксения НекрасоваАнна Минакова. Иван ЗеленцовИрина Евса. Виктория ДобрынинаТаша Томина. Лариса Миллер Евгения ЛанцбергАртем Прояев (Кысь)Екатерина ХильдШнитке... поэзия... взрыв... Павел Гулеватый — «И я заплакал огромными и вполне крокодильими слезами» — Михаил ДынкинГалина ПольскиСветлана БорщенкоБилингва. Ицхак СкородинскийЮрий Олеша

СтихиЗаметки поэткорра — МиниатюркиПотешное литературовьедениеРассказы

Об авторе. Содержание раздела

Авторский раздел на форуме

Печатная продукция: низкая стоимость печати этикеток, печать самоклеящейся этикетки кока кола.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com