ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ицхак СКОРОДИНСКИЙ


Об авторе. Содержание раздела

ЗАМЕТКИ ПОЭТКОРРА

МАРСИАНСКАЯ РЫБА — СВЕТЛАНА БОРЩЕНКО

Авторская страница Светланы Борщенко

 

Эту заметку мне было радостно писать. Обычно я мучаюсь, подбирая стихотворения, как пасьянс, составляя их таким образом, чтобы одно поддерживало и объясняло другое.

Здесь этого не нужно было. Единственное ощущение — стойкий поэтический оловянный солдатик. Такой же, как я. Такой же!

 

 

* * *

 

Закат залился краскою стыда —

Полсолнца откусил, и ни себе, ни людям...

Предсумеречье туч — небесная руда

Над печью, раскалившейся в июле.

 

Восток уже облеплен теплой сажей.

Распахнуто балконное окно.

В затылок дышит ночь. Почти темно.

Почти безветренно, и как-то грустно даже...

 

 

Про дождь

 

Третьи сутки шуршит за окном целлофановый дождик,

Истончая весны аромат, и без этого тонкий...

Вызывая у листьев березовых приступы дрожи,

Переходит проспект постепенно в разлив Амазонки.

 

Мокнет город. И мокнут коты из упрямства и страсти

К вечной опере марто-апрельского зова природы.

Так написано в книгах — влюблённым плевать на ненастье,

Злые чары и даже летальные вовсе исходы.

 

Пухнут лужи. А мокрой вороне голодной остаться,

Так досадно, что волглый сухарь провалился в решетку.

В недрах нашего дома святое подвальное братство

Без прописки и паспорта — пьёт партизанскую водку.

 

И качается дом, будто болен морскою болезнью,

На лучах фонарей к придорожным столбам пришвартован.

В темном море небес, напитавшихся капельной взвесью,

Налетев на осколок Луны, тонет лодка Харона...

 

Спущен на воду город-ковчег допотопного Ноя,

На воздусях, под ветром измятою туч парусиной

Терпит бедствие... шлюпки балконов качает волною...

 

Третьи сутки льёт дождь, так отчаянно кем-то просимый.

 

 

* * *

 

Булыжник сердца маленький и гладкий

Устала я за пазухой хранить,

Из кружева, сплетённого прабабкой,

Жестокую выдёргиваю нить...

А горький дух парит под потолками,

Я вешаю над окнами полынь,

Октябрь паровозными гудками

Предвосхищает слякотную стынь...

И крик далёкий отзовётся стоном,

Смыв маску отрешенности с лица,

Когда старик, плетущийся с бидоном

Напомнит мне покойного отца...

Я оборву увядшие соцветья,

И разложу в бокалах лепестки

Ушедшего как сон, тысячелетья...

Любви, покоя, нежности, тоски...

 

Обняв как чьи-то плечи, спинку стула,

Взгрустну о том, что может быть, как знать...

Того, кого при жизни оттолкнула,

Я буду после смерти обнимать...

 

 

Опыты дуры

 

Свернулось время капелькою льда,

Божественная пустошь в голове...

Вселенная в тиши, и ждет, когда

Святое семя прорастет во мне...

 

Мой крест и пояс зрением незримы,

Хрусталь доспехов отражает тьму.

А тело, как на крыльях херувимов,

Парит, непостижимое уму...

 

Когда б возможно не сорваться вниз,

Остаться там, растекшись по эфиру...

Но — миг! И зацепившись за карниз,

Я падаю в убогую квартиру...

 

Валяюсь на полу в нелепой позе,

Всем телом сознавая шмяк и бряк.

И думаю себе — «Рожденный ползать,

Когда летать научишься, червяк?..»

 

 

Страсти

 

А солнце пялится

В расплавленные стёкла.

Страстная пятница

Умаялась и взмокла...

 

Храм. Черный день...

Я — белая ворона,

Стою как пень.

А надо мной икона...

 

Зачем пришла я?

Да еще с поклажей?

Сама не знаю...

Не мыслю даже!

 

«Прости мне, Отче,

Дерзость обращенья,

За всё, короче,

Жду твоёго прощенья!

 

За то, что ржавчина

Пожрала крест нательный,

Что я лукавчива,

Как идол самодельный...

 

Что толку нет с меня,

И вот явилась — здрасьте!

Творить не ведая —

Христовы страсти...

 

Ты мною был судим,

Избит и коронован —

Я — шип ещё один,

В твоем венце терновом!»

 

Но светел был прищур,

Когда Он молвил строго:

«Оставь... авось, прощу...

Ступай своей дорогой...»

 

 

* * *

 

Я падший ангел, потерявший дом,

Небесный бомж с печатью на затылке.

С подрезанным для верности крылом,

Я на земле в изгнании. Я в ссылке.

 

И часто просыпаюсь хмурым утром,

Свершив во сне свою мечту — побег,

Безумствую... а после, взглядом мутным

На зеркале пишу — «Я ЧЕЛОВЕК».

 

Я смертен, оттого и одинок,

И сотни раз проверил аксиому,

Что у земной любви короткий срок,

И тягостно длинна дорога к дому.

 

Я мучусь искушением полёта,

Гуляя в полнолунье по карнизу,

И жду, когда мой друг, апостол Пётр

Мне вышлет, наконец, въездную визу.

 

 

Снежно-предновогоднее

 

Всю ночь моргали ослепшие фонари,

Метель им швыряла хлопья в лицо и за ворот.

Зима, как в сказке, сказала: «Горшочек, вари!»,

И манная каша обильно покрыла город...

 

Должно быть, какой-то ангел замолвил словцо —

У южной зимы непросто выпросить снега...

И лужи застыли как блюдечки с холодцом,

И падают в них последние крошки с неба.

 

А утром над миром солнечный мандарин

Покатится кругом и брызнет лучистым соком,

И ёлки призывно выглянут из витрин,

Напомнить о чем-то радостном и далёком.

 

Ах да, Новый год, он, конечно уже в пути,

И скоро мальчишкой ворвётся в город с разбега,

Проедет по льду и, смеясь, в сугроб угодит!

А нашей зиме для него не жаль будет снега...

 

 

Ветер

 

«Ветер кармы гонит листья...»

Олег Блажко

 

Мы упали наземь по осени,

То ли павшими, то ли падшими.

Нас сюда как десант забросили

И мы ожили — опоздавшими...

Погружаясь в тихие омуты,

Там, где бесы ныряют с визгами,

Мы, простуженной болью тронуты

Окликали друг друга издали...

Поскользнувшись на мокрой паперти

Закружились водоворотами,

И ушли по немытой скатерти

Неопознанными сиротами...

Ветер кармы нас гонит листьями,

Разнося по вселенной клочьями...

А потом собирает чистыми,

Нерождёнными, непорочными...

 

2006

 

 

Марсианская рыба

 

А ты мне в глаза не смотри,

Не для тебя их глубь.

А хочешь рискнуть — нырни,

Только не смей тонуть!

Коль сможешь построить плот,

Поверь мне, я буду рада —

Мне среди черных вод

Утопленников не надо!

Ведь я — марсианская рыба-

Нездешней фауны зверь.

Нырнешь разок — и спасибо,

Я тут же закрою дверь.

В моих «морях по колено»

Стихией бушует стих.

И никому нет дела,

Кого я купаю в них.

Ведь я — марсианская рыба,

Снимай свой фиговый лист!

Нырнёшь разок — и спасибо,

А вынырнешь — будешь чист...

 

Август 2005

 

 

* * *

 

Сколько шагов до искупления...

Сколько ступеней лестницы...

Здесь земля бела

И похожа на известь.

Холки.*

Часовня на вершине холма.

Солнце сквозь тяжелые тучи.

Раскаянье. Каин.

Случайность созвучий.

Вышний промысел.

Чужого греха не смыть...

А свои так привычны,

И кажутся безобидными.

«Я умываю руки»...

 

2007

* Холки — подземный монастырь в Белгородской области.

 

 

* * *

 

Две реки, два моря-океана,

Золотые рыбки на песке,

Две руки, два жеста, два стакана,

Две мечты на общем волоске,

Две гранаты на одном запале,

Два ума, два сердца, две души...

Мы с тобой друг друга исчерпали,

И на гвоздь повесили ковши.

 

2007

 

 

* * *

 

Береги себя

Для прицелом захваченной цели,

Береги себя

Для отметин на стонущем теле,

Для чьей-то постели...

 

Береги себя

Для удушливой страсти угара,

Леденящего спину удара,

Для Божьего дара..

 

БЕРЕГИ!

Для возлюбленных ныне и присно,

Для свободы, что в петле повисла

Без веры и смысла.

Для идущего Судного Дня...

Для меня.

 

2007

 

 

Саркастический блюз

 

Не жалей ни о чем! Это просто

Кто-то делит жизнь на отрезки.

Эволюшн. Болезни роста.

Оттого переходы резки.

От тепла души батарейной

До точёной иглы цинизма

Чувства пишутся светотенью

В духе постимпрессионизма...

 

И для каждой прогорклой каши —

На заказ эксклюзивно — ложка.

И для каждой разбитой чаши-

В кровь изодранная ладошка.

Где споткнёшься? О, если знать бы...

Лишний шаг — синяк непрощения...

Ни фига! Заживет до свадьбы.

И... продолжится обучение.

 

 

* * *

 

Сердце — маленький мускул,

Стиснутой боли крик,

Черный венозный сгусток.

Зеркало. И двойник —

Ревностный исполнитель

Воли сварливых муз.

На перетёртой нити

Тяжковисящий груз.

 

Сердце — сосуд с иголкой

Битый на части — две.

Каждым своим осколком

Плачущий о тебе...

 

Вы спросите, что самое ценное в этой заметке — и я с гордостью отвечу, ссылка на арт.сайт Светланы, её нужно открывать и читать, читать и читать.

http://my-art.net.ru/

Ицхак Скородинский,

29.01.08

Авторская страница Светланы Борщенко

Анна Ахматова, Илья Глазунов и Ксения НекрасоваАнна Минакова. Иван ЗеленцовИрина Евса. Виктория ДобрынинаТаша Томина. Лариса Миллер Евгения ЛанцбергАртем Прояев (Кысь)Екатерина ХильдШнитке... поэзия... взрыв... Павел Гулеватый «И я заплакал огромными и вполне крокодильими слезами»Михаил ДынкинГалина Польски — Светлана Борщенко — Билингва. Ицхак СкородинскийЮрий Олеша

СтихиЗаметки поэткорра — МиниатюркиПотешное литературовьедениеРассказы

Об авторе. Содержание раздела

Авторский раздел на форуме

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com