ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Тим СКОРЕНКО


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

СТИХИ 2013-11

 

Тишина

 

А мир ревёт, по-прежнему ревёт, круговорот, разброд, круговорот вещей в природе, воздуха в пространстве. Машины мчатся, грохают станки, я — в русле человеческой реки, слова летят, летят из-под руки, как звёзды в объективе папарацци.

 

А я пишу, по-прежнему пишу, я — нарушитель, искромётный шут, словами попирающий тиранов. Сказать нельзя, но и молчать невмочь, здесь тишина, там рёв, там — день, тут — ночь, моя строка заточена, как нож, всё — диссонанс, и это очень странно.

 

А ты молчишь, по-прежнему молчишь, я говорю: возьми мои ключи, потом под дверью не стоять напрасно. Зачем тебе — пусть будет лишний рейс, и ты, серьёзно сделав poker-face, опять молчишь, моя смешная Грэйс.

 

И тишина прекрасна.

 

 

 

Соловей

 

Император, недуг твой естественен — это старость,

Не надейся на глупости, сколько тебе осталось —

Это знает любой из облезлых кухонных псов.

Твой племянник уже примеряет твою корону,

Твой визирь постепенно подходит чуть ближе к трону,

Ты бессилен и бледен, но всё-таки оборону

До последних держи часов.

 

Император, стояла держава на силе воли,

На кровавом мече, в кулаке, в нестерпимой боли,

На публичных сожжениях, дыбах, крестах, колах.

Кто теперь охранит безусловную спесь столицы,

Кем теперь наше чёртово племя должно гордиться,

Неужели твоей рыхлотелой императрицей,

Жрущей сладости на балах?

 

Мои рифмы банальны и слог мой, прости, неровен,

Но куда уж мне лучше, поэту крестьянской крови,

Вознесённому вверх твоей волей на много лет.

Я один — нам, поэтам, дано — твою знаю тайну —

Обстоятельство это обычно для нас фатально —

Ты лишь с виду из плоти, внутри у тебя — детали,

Конденсаторы и реле.

 

Изломались твои шестерни, рычаги заело,

Не исправишь никак, приключилось такое дело,

Заржавело железо, покрылась налётом медь.

На рассвете весёлое Солнце сквозь щели брызнет,

Запоёт за окном соловей о твоей Отчизне.

Он не пел для тебя — механического — при жизни,

Так пускай подсластит хоть смерть.

 

Ты его ненавидел всегда, потому как пел он

Слишком нагло и громко и слишком, пожалуй, смело,

Но, помимо мелодий, его ненавидел ты

За его бесконечную хрупкость, за лёгкость крыльев

И за то, что живёт он, не зная придворной пыли,

И за то, что он сказку умеет творить из были,

Исполняя твои мечты.

 

Умирай, император. Осталось совсем немного,

Через чёрные земли отныне лежит дорога,

До свиданья, правитель, ищи себе новый кров.

Соловей запоёт, заиграют кругом свирели,

И начнётся весна, и распустится мир в апреле,

И его заменить не сумеют пустые трели

Механических соловьёв.

 

 

 

Картины ближайшего будущего

 

Ты знаешь, что будет: не мне толковать стигматы,

Не мне объяснять их значенье таким, как ты.

Когда-нибудь дети возьмутся за автоматы,

На месте Москвы строя город своей мечты.

На старых высотках взрастят огневые точки,

Метро перекроют: здоровье — в ходьбе пешком —

И вытравят ленточным методом на поточке

Любого, кто детям покажется стариком.

 

У всех будет чёткое право на выбор казни,

Страшащимся дыбы, пожалуйста: вот петля,

Удачной вам смерти, хорошей, большой и разной,

Удачного старта ракеты «земля — земля».

Все будут ходить по назначенным им маршрутам,

Сойдёшь с тротуара — и сразу же под топор.

Не дай тебе Бог опоздать на одну минуту

К рабочему месту — предатель, шпион и вор.

 

И все будут счастливы, мальчики на параде,

Мужчины в литейке и женщины за сукном,

Поскольку, мне кажется, выше всех демократий

Система, в которой все думают об одном.

Система, в которой ты — капля в большом потопе

И просто плывёшь, безотчётно потоп любя,

Поскольку, я думаю, выше любых утопий

Такая система, где думают за тебя.

 

Осталась неделя, а далее — развернётся

Семнадцатый год номер два, суета, разброд

Ты думаешь, что? Кто-то скажет тебе бороться?

Ты думаешь, кто-то скомандует, мол, вперёд?

Ты будешь молчать, успокоится, утрясётся,

Железный порядок, работа, любовь и честь:

Свобода не в том, чтобы видеть, как светит Солнце,

А в том, чтобы знать, что оно всё же где-то есть.

 

Ты думаешь, ты не привыкнешь к стрелкам на башнях,

К публичным сожжениям, к выстрелам по толпе,

Ты думаешь, это чудовищно, мерзко, страшно,

Ты думаешь будет вот так одному тебе?

Поверь, ты привыкнешь, обыденным станет лагерь,

Найдёшь себе женщину с родинкой у виска

И будешь с ней жить, приносить ей пайки в бумаге

И трахать её, точно трахаешь дочь врага.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14 

Бардовская песня. Избранное. Ссылки для скачивания и тексты

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com