ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир СИРОТЕНКО (ВЕРБИЦКИЙ)


1945 год, фото в Берлинском зоопарке

Такая молодость

 1    2    3    4

Наконец армейская разведка доложила, что напротив участка Сиротенко немцы развернули целую армию и устроили глубоко эшелонированную оборону, ослабив другие участки. Наши ударили в слабом месте и прорвали оборону противника. Васю вызвали в штаб армии и с улыбочкой поблагодарили за отлично проведенный отвлекающий

маневр, попросив сдать и генеральскую шинель и генеральские погоны.

Из Волховского котла вышли оставшиеся 4000 бойцов 2-й ударной армии, командование над которыми вновь принял генерал Клыков. Васе же вернули майора и озадачили изучением обстановки в расположении армии. Вася обратил внимание на доклады о том, что над островом Сухо на ладожском озере ежедневно кружат немецкие самолёты-разведчики. Через этот остров проходила ленинградская «дорога жизни», над которой теперь возникла угроза. Командарм дал ему лодку и приказал разобраться на месте. Прибыл Вася на остров, а там его никто даже не заметил. Кто рыбу ловит, кто бельё стирает, кто дремлет. Вася устроил тревожный сбор. В гарнизоне острова оказалось всего 59 бойцов. И это считается батальоном! Вася приказал немедленно вырыть глубокие траншеи и занять круговую оборону, мол утром немцы вышлют сюда десант. Перепуганные солдаты быстро вырыли траншеи и устроились в них по огневым точкам, а Вася отправился спать на смотровую вышку. Только засерело, как его разбудил ординарец — к острову приближается десяток немецких плавсредств. Вася немедленно доложил обстановку в штаб армии и оттуда выслали штурмовую авиацию. Та обнаружила 8 самоходных барж. Илы немедленно их атаковали и потопили 2, выведя остальные из строя. Под рёв пикирующих штурмовиков, немцы выбирались на остров с поднятыми руками. Взяли в плен 80, остальные утонули…

Явился Вася в штаб, ожидая награды за эту операцию, да неосмотрительно похвастался перед штабистами, что ту раму видели все, а только он догадался о десанте. Дошло это до командования. Полковник Абрамович заявил, что немцы никакого десанта не планировали, а его спровоцировал Сиротенко, рытьём тех дурацких траншей, к тому же надо было дать возможность немцам высадиться на остров, тогда бы сдались в плен не 80, а все 200 солдат десанта. Эти дурацкие рассуждения поддержал комиссар Гринберг, и награда за операцию от Васи уплыла…

Затем их перебросили на финский фронт и Васе поручили разработать план захвата острова Тайпенсари ещё и взять участие в проведении операции. Вася проработал над картами двое суток, а когда брали остров, споткнулся на бегу за какую-то корягу, упал и…заснул. Проснулся часов через 6. Видит, остров занят, как он и планировал. Решил доложить в штаб. Нашёл лодчонку и поплыл на свой берег. Грёб против ветра и совсем выбился из сил, так что выбрался на берег на четвереньках. Видит, неподалеку собралось человек 15 штабистов и о чём-то говорят. Подошёл, прислушался. Кого-то хоронят. Спрашивает у ближайшего — кто погиб? Тот оборачивается, да как завопит — братцы, чего мы ему панихиду поём, он тут живой-здоровый! Оказывается, он выскочив на берег, оставил на плотике каску и скатку. Кто-то сказал, что видел, как майора убили и он упал с плотика. Вот и хоронили символически его каску и скатку… Обо всём доложили генералу Коровникову. Тот вызвал Васю и, поразившись его измученному виду, приказал штабистам: «Хватит издеваться над майором Сиротенко. Он талантливый разработчик и должен разрабатывать операции, а не заниматься черновыми работами!»

Увы, в армейской жизни это осталось только благим пожеланием. Дело происходило на границе с Финляндией. Как раз перед штабом армии находилось огромное минное поле и прекрасное шоссе, которое могло бы быть отличным плацдармом для наступления. Коровников приказал всем думать о его разминировании. Сидели в своей палатке майор Сиротенко с побратимом капитаном Асцаркиным и думали, как выполнить эту задачу. Сиротенко, как историк, вспоминал всё, что знал о тралении мин, начиная с Древнего Рима. Аспаркин вначале смеялся над теми тралами. Трал ведь крепится к машине, пока он попадёт на мину, машина взорвётся. Затем стали рассуждать о скорости взрывов. Спросили у сапёра, когда мина взрывается после нажатия на взрыватель. Оказалось через 4-5 секунд. Тогда Аспаркин, просто для интереса, стал подсчитывать, а сколько проедет джип их комдива Галанина за это время. Подсчитал — 150 метров. Убойная сила осколков на таком расстоянии невелика. Выходит, привязав сзади к джипу колоду, можно безбоязненно протралить шоссе на большой скорости. Доложили Коровникову. Тот выкликнул добровольцев, так как шофёр Галанина заболел и вести машину было некому. Вызвался Аспаркин, похваставшись, что когда-то даже брал участие в мотогонках. Конечно, вторым вызвался побратим Сиротенко, хоть и держал тот руль пару раз и то для форсу. Протралили таки они шоссе, хотя Аспаркина и ранило в руку осколком сдетонировавшей мины. По разминированному шоссе финские командиры прислали своих парламентариев с предложением: «Зачем нам, русским, убивать друг друга. Наши правители договорятся, как и в 40-м. Давайте лучше дружить». Финны прислали своих сапёров помочь разминированию минного поля. Сиротенко, который при любой возможности изучал иностранные языки, попросил разрешения сопровождать их. Финские офицеры оказались чистокровными русаками. Рассказали, что русскому человеку в Финляндии живётся хорошо, есть возможность быстрого карьерного роста, финны относятся доброжелательно. Их главнокомандующий Маннергейм — бывший генерал русской армии. Стали рассказывать правду и о той финской кампании 40 года…

Вася не смог удержаться, чтобы не поделиться услышанным с близкими друзьями. К сожалению, тогда культивировалось доносительство. О Васиных разговорах стало известно в Особом Отделе и его занесли в «чёрный список». На представлении о присвоении ему за то разминирование очередного звания подполковника появилась виза «Отклонить».

В ноябре 1944-го Васино подразделение передали в подчинение маршала Конева. Из-под Ленинграда эшелоны покатили в Польшу. Ехали через Бердичев, так что Вася отпросился на пару дней навестить родителей. Догнал своих уже в Бресте. Его штаб армии располагался в Кжешуве. В свободное время ходил по городу, по букинистическим магазинам, по библиотекам. Удивлялся обилию мужчин призывного возраста на улицах. Дома штатских мужчин не увидишь. Здесь же полно. А говорят же, что всех угнали немцы на принудительные работы. После богослужения в костёле познакомился с ксёндзом. Ксёндз рассказал, что их епископ ежегодно получает из Ватикана список книг, которые верующим возбраняется читать. Этот список рассылается во все приходы и ксёндзы с амвона объявляют верующим, что они не должны читать. В январе ксёндз получил очередной список. В нём были все лауреаты Ленинской и Сталинской премий, были Марк Твен, Анатоль Франс и Бернард Шоу. Ксёндз отказался зачитать этот список с амвона, а епископ его только пожурил за это, но не наказал.

Комиссару армии Лебедеву донесли о том, что Сиротенко посещает богослужения, общается с ксендзами. Он вызвал к себе Васю и потребовал объяснений. Вася объяснил, что ему, как историку, важно знать, как проводятся католические богослужения, чем отличается католицизм от православия, поэтому и общается с ксендзами. На первый раз обошлось.

Маршал Конев дал задание освободить Краков, не повредив памятников старины. Генерал-лейтенант Коровников дал слово, что выполнит это задание. Но вообще-то главной целью армии был не Краков, а освобождение всего юго-запада Польши. Краков был только началом этой операции, вошедшей в историю, как Висло-Одерская. Оперативный штаб армии приступил к разработке операции в декабре 1944-го. Планировали начало наступления на февраль 45-го. Не прошло и недели, как Ставка потребовала перенести операцию на январь — американцев расколошматили в Арденнах, к тому же на январь планировалась Ялтинская конференция, а в Крым из Лондона лучше всего было лететь с посадкой в Кракове, так что его нужно было захватить раньше. В операции брал участие 1-й украинский фронт, которому была придана 5 танковая армия и казаки-пластуны. В задачу лично Сиротенко входила координация действий артиллерии, авиации с пехотой.

.................................

 1    2    3    4

Очерки из цикла «Присяга роду»:
«Нас когда-то называли корифеями» — «Такая молодость. О моем отце» — Поэт расстрелянного Возрождения (Марко Вороной)

«Забытые имена».
Сборник повестей и рассказов о Тарасе Шевченко и его окружении

Публицистика

Об авторе. Содержание раздела

Нарколог в пензе rcpnz.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com