ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир СИРОТЕНКО (ВЕРБИЦКИЙ)


Владимир Васильевич Сиротенко (Вербицкий) родился 9 апреля 1941 года. Окончил Всесоюзный технологический институт пищевой промышленности в Киеве и аспирантуру Львовского торгово-экономического института. Кандидат технических наук (диссертация представлена к защите в 1978 г., однако в связи с передачей на Запад своих, отвергнутых Минмясомолпромом СССР научных разработок, защищена только в 1988 г.)

Докторская диссертация «Комплексные безотходные технологии сельхозпереработки, как один из факторов оптимизации землепользования», осталась не защищенной в связи с распадом СССР.

Научные публикации по вопросам сельхозпереработки и оптимизации землепользования — более 100.

Публицистические очерки — более 100.

Художественные публикации — более 50-и.

Повести: «Солдат Великой Победы», «Загадка Марко Вовчок», «Поэт Единственной Любви и автор тысячи горилок», «Мария», «Мой мятущийся прапрадед Пантелеймон Кулиш», «Нас когда-то называли корифеями», «Чужеземец Леонид Глебов», «Тарасова Галатея», «Чародей черных очей», «Поэт расстрелянного Возрождения» публиковались в Интерлите, Русском Переплёте и Hrono, а также еженедельниках «Каскад» , «J» и «Наш Техас» (США).

Публикуется в изданиях: «Еженедельник 2000», «Кобзарь», «Всеукраинская техническая газета» (спецкор), «Русский переплет», «Русское поле». «Русская жизнь», «Отечественные записки», «Уральский следопыт», «Интерлит», «Наш Техас», американский журнал  и «Каскад»(США).

Электронные книги: «Незнакомый Тарас Шевченко», Интерлит, 2004 г.

В ноябре 2008 года в Интерлите опубликована книга «Забытые имена». Планируется ее издание в виде электронной книги.

Книги и очерки, в которой тесно переплелись История — России, СССР, Украины, Литвы и Польши — и биография Рода, написаны по воспоминаниям бабушек автора, с использованием семейных архивов. Проделана колоссальная работа по сверке этих материалов с документальными источниками, хранящимися в библиотеках и архивах разных стран.

АВТОБИОГРАФИЯ

Детство мое проходило в обязательных ежевечерних рассказах бабушки-мамы Евгении Львовны Кулешовой-Вербицкой о предках, об их ближайших друзьях, о друзьях Тараса Шевченко.

Разными были эти предки и их друзья в рассказах моих бабушек, последних представительниц когда-то могущественных родов Белозерских — Вербицких-Антиохов — Голицыных — Дорошенко — Кулишов — Марковичей — Рашевских. Увы, я даже не имею права считаться членом их рода — род передаётся по отцу! Мой отец — доктор исторических наук Василий Трофимович Сиротенко, учёный медиевист с мировым именем, тот самый майор красной Армии, который спас когда-то нынешнего Папу Римского от ссылки в Сибирь), дальше деда Афанасия, подрядчика-архитектора, погибшего на 108 году жизни при падении с крыши строящейся им очередной церкви, никого не знает. Да и о своем деде Афанасии знает только то, что за свою долгую жизнь тот поставил больше сотни деревянных церквей по всей Украине, а когда погиб, то кассир и бухгалтер сбежали, стянув все деньги, оставив его семью без копейки...

Конечно, я напишу и об отце, но не он меня растил, не он меня воспитывал. Так что в первую очередь отдаю долг моей бабушке — Евгении Львовне Вербицкой-Кулишовой, заменившей мне и мать, и отца. И таким же одиноким бабушкам — Марии Вербицкой-Раковой и Вере Вербицкой-Вороной.

Моего деда, бывшего белогвардейского офицера, участника Ледового похода, расстреляли вместе с заложниками в 1922 году после убийства студентом-евреем какого-то важного жида из ВЧК. Мужа бабушки Веры, первого переводчика «Интернационала» Николая Вороного, и её сына поэта Марка Вороного расстреляли в проклятые тридцатые. Бабушка Мария Вербицкая на Колыме вышла за такого же зека, известного художника Ракова. Там она родила ему 5 детей. Но с Колымы в Чернигов вернулась она одна...

Все они в молодости получили прекрасное образование — после гимназии учились на Бестужевских курсах. Бабушка, например, была любимицей у знаменитого Михаила Ивановича Туган-Барановского, преподававшего там. (Он был первым Министром промышленности и торговли Украины). Но всё прекрасное у них ушло вместе с молодостью, которую оборвал октябрьский переворот...

В годы моего детства бабушка Вера работала где-то секретарем-машинисткой. По ночам, чтобы заработать на многочисленных племянников, перепечатывала на машинке рассказы местным литераторам. Рассказывала им, как за нею ухаживали Винниченко и Маяковский...

Бабушка Мария, самая младшая из Вербицких, сидела с детьми. В те времена пособие на 5 детей были на порядок выше нынешних, так что она была только домохозяйкой...

Моя бабушка снимала комнату у своей золовки в большом доме, который выстроил когда-то Пантелеймон Кулиш для своего племянника (он его усыновил). Как и заведено на Украине, отношения у нас с ближайшими родственниками — Кулишами были натянутыми. Вечера проводили мы у Вербицких. Собирались мы все за огромным ещё прадедовским столом в центре, которого стоял пузатый медный самовар с медалями, пили чай с блюдечка вприкуску с голубым колотым сахаром. До сих пор вспоминаю эти искрящиеся голубые конусы сахара, от которых бабушки специальными щипцами откалывали кусочки. Помню пьянящий аромат этого, напоённого травами чая. Помню бесконечные рассказы бабушек о предках и их друзьях. Это смешно, своих сослуживцев 90-х годов, своих преподавателей и соучеников по институту — забыл, а тот огромный стол с пузатым самоваром, те голубые конусы сахара, те рассказы-исповеди — помню, как будто это было вчера.

У каждой из бабушек был свой любимый герой — предок. Бабушка Вера была без ума от Якова де Бальмена. Красавца, в которого были влюблены все девушки высшего света, но вот на возлюбленной он так и не смог жениться. Всех интриговала тайна, из-за которой его крестная Волховская (кстати, это именно та «Старенька мати», любимица Тараса Шевченко, которую он вспоминал в ссылке), под угрозой проклятия отказала ему в женитьбе на Сонечке Вишневской. Моя бабушка не любила де Бальменов, помня, что Маня де Бальмен была первой, с кого начались измены жене Пантелеймона Кулиша. Её любимцем был баснописец Леонид Глебов, у которого в раннем детстве она сидела на коленях, слушая сказки «дедушки Кенаря». А вот у тёти Муси любимчиком был певец единственной любви и автор тысячи горилок — Виктор Забила. Она даже у бабушки переписала рецепты его целебных настоек. Лечилась сама и лечила детей теми настойками. Бабушке те рецепты перешли вместе с тремя свитками рукописей Забилы от её бабушки, мамы-Саши Белозерской (для нас Ганны Барвинок).

Виктор Забила больше всех повлиял на мою судьбу. Это благодаря его объёмному свитку с рецептурами горилок и настоек я, после того как пришлось распроститься с надеждой и на золотую медаль, и на поступление в университет (написал на выпускном экзамене в сочинении на вольную тему о романе Шевченко с Ганной (Анной) Закревской и об их дочери Софии, за что получил кол по украинскому), я без проблем поступил в во всесоюзный Киевский технологический институт пищевой промышленности (там украинский не входил в программу). Конкурс в те времена был 7 человек на место. Я набрал проходные 23 балла, а бабушка, для надежности, показала зав. кафедрой бродильных производств проф. Мальцеву те заветные свитки рецептур, обещав отдать их мне на 3 курсе. Конкурс я прошел... Да и как было не пройти, ведь в тех свитках были рецептуры почти 1000 горилок, бальзамов, медов, настоек и наливок. Наша же промышленность в те времена знала не более пары сотен рецептур...

А был этот Забила — по словам Ивана Франко, «Первоцвет украинской поэзии» — другом-побратимом самого Тараса Шевченко.

Как ни странно, у вчерашнего крепостного Тараса Шевченко побратимами были аристократы, да еще и иностранных корней. Как Вася Штернберг, как Яков де Бальмен...

Мои рассказы об этих и других предках и их друзьях вошли в выпущенную в 2004 году Интерлитом электронную книгу «Незнакомый Тарас Шевченко» и в сборник повестей и рассказов «Забытые имена», написанный в 2008 году и также опубликованный на этом сайте...

 

Владимир Сиротенко (Вербицкий).

06.11.08

СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛА

 

РАССКАЗЫ ИЗ ЦИКЛА «ПРИСЯГА РОДУ»

Нас когда-то называли корифеями

Такая молодость. О моем отце

Поэт расстрелянного Возрождения (Марко Вороной)

 

ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА. СЕМЕЙНЫЕ ПРЕДАНИЯ О ТАРАСЕ ШЕВЧЕНКО И ЕГО ОКРУЖЕНИИ

Сказ о Великом Русине. Нестор Кукольник

Первоцвет украинской поэзии. Виктор Забила

Чародей черных очей. Евгений Гребинка

Забытый Тарас Шевченко

Забытые авторы «Ще не вмерлы Украины...

Дедушка Кенарь, или Иностранный сказочник Леонид Глебов

Антипод Гения, или Жизнь и смерть Ивана Сошенко

Загадка Марко Вовчок

Последняя. (Галатея Тараса Шевченко)

Ученик гениев, учитель гениев. К 200-летию Аполлона Мокрицкого

 

ПУБЛИЦИСТИКА

Созидатель, или Возвращение из небытия героя пяти народов. Очерк о князе Льве Сапеге

Возрождение умирающих сёл

Мой друг-легенда Галатович

Украинский современный Эдисон

Горечь нашего сахара

 

Сказки городского леса

Присяга роду

Забытые имена.
Повести и рассказы о Тарасе Шевченко и его окружении

ПублицистикаСказки городского леса

Владимир Сиротенко. «Незнакомый Тарас Шевченко». Е-книга в формате PDF, размер zip-файла 1,1 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Владимир Сиротенко. Забытые имена. Сборник повестей и рассказов. Word, размер zip-файла 250 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Бизнес стратегии

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com