ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ирина ШЛИОНСКАЯ


ЖЕНЩИНА МОЕЙ МЕЧТЫ,
МУЖЧИНА МОЕЙ МЕЧТЫ
(мистический рассказ)

Меня зовут Морена. Только не спрашивайте, кто и почему дал мне такое имя — это слишком длинная и печальная история. Друзья обычно называют меня просто Мори, и мне это безумно нравится.

Я обожаю вечеринки, дискотеки, и вообще всякие места для тусовок. Можно сказать, что я профессиональная тусовщица. Особенно я люблю маскарады, потому что маски интригуют. До определенного момента не видишь, что скрывается за ними, и это предвкушение долгожданного сюрприза ни с чем не сравнить.

Наверное, вы решили, что я любительница сексуальных приключений? Вот и нет, ошибаетесь! Я просто романтичная девчонка в поисках Мужчины своей мечты.

Вот и сегодня... Объявления про бал-маскарад уже неделю назад развесили по всему городу. Это ежегодное мероприятие, которое устраивают в местном дворце культуры. Хотя сейчас он называется развлекательным центром. А когда-то был самым настоящим средневековым замком. Говорят, принадлежал какому-то князю, успевшему уехать за границу еще до революции. Потом тут устроили клуб с кино, танцами по субботам, самодеятельностью и приезжими артистами. Потом менялись только названия.

Замок находится на холме за городом, и добираться туда довольно неудобно. Но все привыкли. Кто-то доезжает до конечной остановки трамваем, кто-то плетется два-три километра пешком. Я езжу на такси. Всегда с одним и тем же водителем, приветливо кивающим мне при встрече. И он всегда знает, когда именно за мной нужно заехать.

 

* * *

До вечера еще далеко. Мне придется переждать в своей тесной квартирке и легкомысленно-солнечное утро, и тяжелую, как одеяло, дневную жару — слава богу, дома она не так изматывает, как в нашей конторе, где даже нет кондиционера. Я буду слоняться по квартире, не зная, чем себя занять, останавливаясь перед грудами хлама, который уже давно следовало бы разобрать, наугад щелкая пультом телевизора, просматривая газеты, пытаясь на скорую руку приготовить что-то на завтрак и обед, при этом обнаруживая, что холодильник пуст, и выбирая между голодом и необходимостью сходить в ближайший супермаркет... И только в пять часов я распахну дверцы шкафа и начну рыться в вещах, выбирая, что надеть. А в шесть при полном параде покину дом, чтобы вернуться через несколько часов. В одиночестве. Я всегда возвращаюсь в одиночестве, хотя никогда не оставляю надежды отыскать Ее. Я отчаянно ловлю то мгновение, когда за какой-нибудь витриной, в вечерней уличной толпе, в угаре дискотеки мелькнет туфелька, и что-то толкнет меня в грудь, и я пойму, что передо мной женщина моей мечты!

О, как болезненно я разочаровывался в последнее время! Каково было снова и снова осознавать, что передо мной не та, кого я смог бы привести в свою захламленную холостяцкую квартирку, усадить в старое продавленное кресло и, сняв с ног туфли (конечно, на высоких каблуках!), целовать ее слегка пропыленные ступни! Я тысячу раз представлял это — скрип кресла, в котором сидит она, и мои губы, которые пробуют на вкус шершавую, чуть вспотевшую кожу ее стоп... В конце концов, может у человека быть заветная мечта!

А сегодня бал-маскарад в старом замке на холме. Я посещаю его каждый год. Да, лица партнерши под маской не разглядишь, но обувь-то видно прекрасно! А мне только это и надо. Я смотрю на ноги этих див — и выбираю, выбираю, выбираю...

 

* * *

Я проталкиваюсь сквозь толпу масок. Они не слишком оригинальны — я насчитала уже пять лисичек, трех волков и двух медведей. Вот лев, кажется, один. Или львица? Нет, лев. Это мужчина. И, кажется, он смотрит на меня. Но я еще не решила, нравится он мне или нет. Это выяснится позднее. Мужским вниманием я обычно не обделена. Фигурка у меня что надо, прикид тоже. Можно и на лицо не смотреть. Думаете, я комплексую по поводу своей внешности? Нет, просто мужчины любят загадку.

Так и есть, лев направляется ко мне. Хочет пригласить на первый тур вальса? По традиции, первым на балу танцуют вальс. Под медленную музыку.

 

* * *

Я заметил ее, как только она появилась. До этого я стоял и разглядывал толпу. Вернее, смотрел женщинам на ноги. За изящными изгибами туфелек мне мерещилась убогая кривизна стоп. Казалось, обувь стала прозрачной, и я вижу через нее каждый изъян...

...Она шла сквозь толпу так легко, словно была привидением. Перед ней просто расступались, давали дорогу и сами этого не замечали...

Я почувствовал толчок в грудь. Линии ее ножек были безупречны, они являлись естественным продолжением контуров туфель, явно дорогих и эксклюзивных.

Туфли были черными. А еще на ней было маленькое черное платье, на плече — черная сумочка, а лицо закрыто черной маской. Просто маской. Она никого не изображала, никого не играла. Она была собой.

Я вспомнил «женщину-кошку» с предыдущего маскарада. Все шло прекрасно, пока она не сняла с ноги туфлю и я не увидел облупленный лак на ногтях. Это было так мерзко, так отвратительно! Но эта... Почему-то я был уверен, что у нее безупречный педикюр. Она была не такая, как остальные. Особенная. Хотя ведь и другие поначалу тоже казались особенными. Наверняка и у этой есть какой-нибудь недостаток. Значит, надо заставить ее снять туфли. Чтобы посмотреть, можно ли привести ее сегодня вечером ко мне домой.

 

* * *

У льва оказался мягкий бархатный голос. Голос Моего мужчины... Хотя бы по этой причине не стоило его отвергать. Мы кружились в вальсе по зале, отделанной в псевдосредневековом стиле. Маленькие зарешеченные окошки не пропускали достаточно света, и под потолком раздражающе ярко горела люстра с канделябрами.

Он назвал свое имя — Тимур. Интересно, настоящее или нет? Когда ты в маске, то имеешь право на псевдоним. Я тоже в ответ назвала свое, настоящее — Морена.

— Как? Марина? — переспросил он.

— Можете звать меня просто Мори.

— Мори? Мне нравится!

Разумеется, он решил, что это прозвище. Что ж, пусть. Какая разница?

Тимур (пока буду звать его так) что-то говорил о своей работе. Мне это было не очень интересно. Я прислушивалась к себе. Екнет или нет? Пока не екало. Впрочем, еще достаточно времени, чтобы понять...

 

* * *

Во время паузы, подойдя к барной стойке, чтобы взять нам с Мори по бокалу фанты (спиртного она не захотела, а я сейчас не мог себе позволить алкоголь), я невольно подслушал разговор двух девушек: одна в маске болонки (фи, какая пошлость!), а другая а-ля летучая мышь.

— Говорят, это происходит каждый год, после бала-маскарада. Уже три года... Их находят здесь, в окрестностях замка.

— Он действительно отрубает им ноги?

— Только ступни. Вернее, одну ступню. А туфельку забирает с собой.

— Какой ужас! И этого маньяка до сих пор не поймали?

— Предупреждали по радио, чтобы девушки не ходили одни в темное время суток. Особенно после этого бала. И не позволяли себя провожать незнакомцам.

— А где нашли тела?

— На холме много пещер. Вроде бы прежние владельцы замка устроили там вход в подземелья.

— А почему там не дежурит милиция?

— Какая милиция? Им и почесаться лишний раз лень, не то что маньяка ловить!

Я усмехнулся. Если бы они знали, что таинственный убийца сейчас стоит в шаге от них! Правда, сам я себя маньяком не считаю. Скорее, ценителем женской красоты. Специфической красоты. Как я уже говорил, мне наплевать на лицо женщины, а заодно на волосы, грудь и все остальное. Меня интересуют только ноги. Я таким родился, не знаю, почему. Но любое несовершенство женских ног выводит меня из себя. Особенно я не выношу обмана, когда ноги дамы кажутся идеальными, а на деле...

Надеюсь, сегодня не тот случай.

 

* * *

Мне показалось, что Тимур с минуту прислушивался к разговору двух масок у бара — «болонки» и «летучей мыши». Может, его заинтересовала одна из них? Хотя вряд ли. Не его калибр. Тимур — настоящий мужчина, я таких чую за версту. Но все равно надо проверить.

Он галантно ухаживал за мной, и даже не пытался лезть мне под платье во время танца. Я это оценила и размышляла, стоит ли ему разрешить себя провожать. Ведь он наверняка это предложит. Интересно, дойдет ли до приглашения домой на «чашку кофе»? Сколько их было, таких предложений, в моей жизни? И я иногда принимаю их... если мне кажется, что я встретила Мужчину моей мечты.

 

* * *

За окнами сгущались сумерки. Пора...

— Давайте уйдем отсюда, Мори? Мне кажется, здесь слишком душно.

Порой девушки отказывались уходить со мной, но чаще соглашались. Мое обаяние действовало на них безотказно. Несмотря на маску. Они чувствовали настоящего мужчину и доверяли ему.

Вот и Мори в ответ кивнула, соглашаясь. Мы покинули зал с распаренными танцовщиками. Девушка вопросительно посмотрела на меня, когда я, вместо того, чтобы свернуть направо, к выходу, двинулся налево.

— Поднимемся на балкон, подышим свежим воздухом? Стоит чудесный вечер!

Я уже давно открыл для себя этот крохотный балкончик в торце, вычислив его с улицы, проложив туда путь анфиладой полузаброшенных комнат и коридоров. Любой, кроме меня, заблудился бы в бесконечном лабиринте помещений. С фасада торчал еще один, длинный балкон, куда обычно выходили курильщики. Сам я не курил и надеялся, что моя дама тоже не курит. Так оно и оказалось. Она просто стояла и смотрела вниз, вдыхая аромат вечерней листвы и каких-то сладких цветов.

— Правда, здесь хорошо? — спросил я.

— Очень!

— Не хотите спуститься вниз? Тут есть лесенка. Еще не очень темно, мы можем погулять возле замка.

Это был мой коронный прием. Если бы на улице уже стемнело, мое предложение выглядело бы по меньшей мере подозрительно. Но сумерки всегда создают ощущение ложного спокойствия.

...Я заранее присмотрел эту пещерку, скрывавшуюся в зарослях одичавшей черемухи. Раскопал наполовину заваленный лаз. Проверил все подходы. Если она не окажется той самой, кого я смогу привести к себе домой, чтобы показать ей свою коллекцию женских туфелек ее предшественниц, то лаз понадобится для того, чтобы спрятать еще одно несовершенное тело.

— Мори, вам не трудно идти на каблуках? Может, снимете туфли, и посидим на траве?

Я всегда старался, чтобы мое предложение разуться звучало как можно естественнее. И ни разу еще не просчитался. Обычно они успевали снять только одну туфлю...

Я нащупал в кармане заточку. Так... нас уже не видно за кустами. В случае неудачи — точный удар в шею, потом затащу ее в кусты и займусь ногой. Все отработано до мелочей.

— Они не снимаются.

— Что?

— Они не снимаются. Попробуйте сами.

Она, усевшись рядом со мной на траву, протянула мне свою элегантную ножку. Я потянул за каблук.

Туфля не сдвинулась ни на миллиметр.

— Давай вторую.

Я машинально перешел на «ты», но она будто не заметила.

Вторая туфля тоже сидела как приклеенная.

Что-то начало закипать во мне. С такой ситуацией я столкнулся в первый раз. Может, туфли у нее просто слишком тесные, и под ними — кровавые мозоли? В таком случае она обречена.

— Как же ты их вообще снимаешь?

— Я их не снимаю. Совсем.

— Шутишь?

— Нет.

Я принялся дергать за каблуки, рискуя их попросту оторвать. Бесполезно.

— Ты меня что, разыгрываешь?

Сквозь прорези маски не было видно выражения ее лица.

Я выхватил из кармана заточку.

— Снимай туфли, быстро!

— Я же говорила, они не снимаются!

Я примерился и ударил. Кожа ее была почему-то ледяной. Странно, ведь я и раньше к ней прикасался, но почувствовал только теперь...

Она не упала. Продолжала стоять и смотреть на меня. Из прорезей сверкали большие черные глаза. Совершенно неподвижные.

И я не выдержал. Я сорвал с нее маску! Я должен был взглянуть ей в лицо, прежде чем убить!

Я ожидал чего угодно, только не этого! Под маской ничего не было! Пустое пространство. Глаза и рот в прорезях оказались бутафорией.

Мне показалось, что я попал в страшный сон. Это не могло быть настоящим!

Я выдернул из ее шеи заточку — и бросился бежать. Сердце гулко бухало у меня в груди. Вернее, мне казалось, что это сердце стучит так громко. А потом я понял, что слышу другой звук. Стук каблуков на шпильке. Каблуков Мори!

— Куда же ты? — выкрикнула мне вслед девушка без рта.

Я не решался обернуться, зная, что она бежит за мной, девушка с маской вместо лица, и на ногах у нее неснимающиеся туфли... А что скрывалось под маленьким черным платьем? Что лежало в ее маленькой черной сумочке?

Сердце билось все сильнее и сильнее. Я несся к замку, надеясь обрести там, среди людей, призрачное спасение, иллюзию безопасности — тюрьма, психушка, да все, что угодно, только не то, что происходит со мной сейчас!

Но я не успел. Сердце ударило в последний раз и остановилось. Наступила тишина.

 

* * *

Он все испортил! Зачем-то потребовал, чтобы я сняла туфли. Пришлось объяснить ему, что они не снимаются. Он не поверил, взялся стягивать их сам. Конечно, у него ничего не получилось. Ведь он не знал, что я родилась такой!

По-моему, он здорово разозлился, потому что достал из кармана какую-то штуку и всадил в то место, где у меня якобы шея. И сорвал с меня маску. Зачем он это сделал, дурачок? Ничего хорошего, разумеется, не вышло. Он сам испугался и бросился бежать. Я — за ним. У меня все еще оставалась надежда, что он окажется Тем Самым. Мужчиной моей мечты. Я не хотела сегодня оставаться одна. Если бы он хоть оглянулся... Но он не оглянулся. Он вдруг остановился и стал оседать на землю.

Делать здесь мне было больше нечего. Я обогнула упавшего Тимура. Мне не требовалось осматривать его, чтобы удостовериться, что он мертв. Не в первый раз...

У ворот притормозило такси. Знакомый таксист, тот самый, что привез меня сюда, высунулся в окно.

— Садись, — сказал он.

Я открыла дверцу и села в машину.

— Что, опять одна? — спросил шофер.

— Да, сегодня опять не повезло. Но когда-нибудь я обязательно встречу его — Мужчину моей мечты!

 

2007 год

«Костюм мертвеца» — «Женщина моей мечты. Мужчина моей мечты» — «Татьянин вечер»«Мальчик в песочнице». «Случай с людоедом»«Солнышко лесное»«В ожидании Большого взрыва»«Консьерж»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com