ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


http://sphinxlit.narod.ru

http://skyfireavia.narod.ru

XXI КАМЕННЫЙ ВЕК

 1    1b    1c 

Сложная титановая конструкция оказалась «носилками». На неё водрузили золотой саркофаг и понесли к двадцатьчетвёрке. Снова «ГРУзинскикй» особист перегородил дорогу:

— В Ми-8!.

Владимир психанул и достал свою «корочку»:

— Старший лейтенант КГБ! — рявкнул он на особиста из ГРУ и добавил: — Ми-24 — летающий танк, Ми-8 — летающий гроб. Я не могу допустить гибели бесценных артефактов!

— Арте что?

— Арте фак тебя! Грузите в «крокодил»! — добавил Владимир, обратившись к солдатам и студентам. Настенные росписи были сфотографированы. Остатки деревянного внешнего саркофага аккуратно уложены.

— Надо бы вырезать из стен надписи и барельеф, — сказал профессор, у него был очень обеспокоенный, скорее, взбудораженный вид. Макс смотрел на золотой гроб не отрывая глаз. Порошин, положив руку на его здоровое плечо сказал:

— Надо везти в Союз! В «дыре» оставлять нельзя.

Спецназовцы смотрели как заворожённые на золотые предметы. Когда Ми-24 взлетел, один из них, кивнув на Максимку сказал:

— Всегда дуракам везёт! — и получил в морду тяжёлым кулаком Порошина.

— «Тойоты» духов! Микулыч! Мочи пушкой! Я размажу НУРСами!

Первая ракета попала в багажник головного джипа, взрыв скрыл его полностью, следующая за ним машина с американской зенитной пушкой в кузове, смялась от ударной волны, опрокинулась и взорвалась.

— А теперь я, Владимир, только держи машину ровно!

Опер отклонил вниз пушку на десять градусов и на 20 градусов влево. Испытанный приём. Вертолёт приближался к автоколонне параллельно справа, когда оператор нажал на кнопку. Пушка «причесала» все оставшиеся машины каравана, взрывы снарядов решетили духов, разносили двигатели, взрывали бензобаки. Когда Ми-24 отвернул, на месте автоколонны моджахедов была длинная огненная лента, с клубящимся дымом.

— Прямо змей горыныч! — пошутил Николай Урчук, прозванный из-за хохляцкого происхождения Микулычем. — Двенадцать машин, из них два грузовика, наверняка с оружием!

— Были... — ответил Сергеев.

Василевский пережил не самые приятные минуты в жизни. Через несколько минут вертолёт коснулся бетонки. Экипаж и археологи вышли. Ждали грузовика.

— А вы давно в КГБ? — спросил профессор

— Был военспецом в Ираке, а все ВС получают конторские звания.

— А, тогда понятно.

Профессор сунул в ладонь Сергеева маленький кусочек трухлявого дерева и прошептал:

— Сохраните! Вы имеете на это право. Он бесценен!

Владимир положил «деревяшку» в карман и на удивлённый взгляд Василевского ответил:

— В карманах в армии никогда не ищут. Где угодно, в рожке автомата, пачке сигарет, портянках, но не в кармане!

Профессор улыбнулся.

— Вот что я вам скажу. Это находка перевернёт всю историю. Вы знаете Фараона Мисер Херу Хотепа?

 — Нет!

— В том то и дело, его правление относится к додинастическому, или Потерянному периоду египетской истории. О нём упоминается в хрониках, но само его существование подвергается сомнению. Этот фараон менее известен, чем Селикитсер или даже Осирис!

— А разве Осирис не древнеегипетский бог?

— Да, но и Осирис и Гор — обожествлённые фараоны из древнейших династий. Даже в мифологии их называют царями Египта. А Мисер Херу Хотеп, которому служил покойный жрец — недостающее звено цепи, которое обратит легенды в реальность! Мумии должно быть 6-7 тысяч лет, если верить хроникам. Необходимо послать образцы кипариса и тканей мумии в Москву на радиоуглерод! И ещё — надо вырезать из стен надписи! Непременно!

Подъёхал бронированный грузовик. В его чрево из вертолёта перегрузили драгоценные находки. Василевский сел в кабину. Владимир увидел его в последний раз.

Вскоре пришло письмо профессора. Свыше спустили приказ оставить находки в Кабульском музее истории ДРА. «Чёртова «дыра» ( так военные озвучивали аббревиатуру Демократической Республики Афганистан) — ведь пропадёт всё, пропадёт!» Но были и приятные новости — радиоуглерод подтвердил возраст 6900-7200 лет. Василевский дал большое интервью с фотоматериалами «Курьеру ЮНЕСКО», номер с его статьёй должен выйти до конца года. Профессор жаловался, что многие «бумажные археологи» никак не хотят верить в это, считают, что захоронение принадлежит знатному египетскому полководцу Александра Великого, в лучшем случае — военачальник Тутмеса Третьего Сис-Аст-Ра но и в Москву артефакт не берут, как «достояние афганского народа, мол, мы не колонизаторы».

Но Владимир верил, что правда восторжествует, и, не без честолюбия, представлял себя «соавтором» открытия. Через три дня прислали группу молодых археологов со стекловолоконными пилами — вырезать надписи и барельефы. Владимиру выпала ещё одна приятная миссия — отвезти Звезду Героя и приказ о повышении в звании до лейтенанта Максимке.

Вертолёт плавно оторвался от бетонки и убрал шасси. Через несколько минут он приземлился на скальной площадке. Владимир поприветствовал Порошина и прошёл к Максу. Только сейчас он заметил две дыры в защитной ткани, которой был обшит бронежилет.

— Где тебя?

— Мухобойка американская нашей брони не пробивает!

— Ну что, товарищ лейтенант, от имени Министерства Обороны вручаю вам Звезду Героя Советского Союза!

— Лей-те-те-нант?

Максим даже убрал очки в кармашек для рожка, и восторженно смотрел вверх, когда Владимир привинчивал к бронику звезду. Десантники как один захлопали и засвистели.

— Служу Советскому Союзу! — отрапортовал Макс. Порошин пустил в небо зелёную ракету, обнял своего Максимку и сказал, улыбаясь:

— Жду ваших указаний, товарищ лейтенант!

 Загудел дизельный генератор — археологи принялись вырезать надписи зудящими пилами. Вот вроде и всё. Снова на базу.

« По периметру письмена вырезались легко, но как, не повредив, вынуть их из скалы?» — думал Максим, смотря на работу специалистов — Лейтенант — значит скоро домой».

Внезапно скалы сотряс взрыв, потом ещё один. В ответ ухнула сорокапятка, застрекотали крупняки и АГС.

— Что за заварушка?!» — спросил Максим.

— Ложись, дурачок», — услышал он голос Порошина — Духи из лёгкой РСЗО лупят!

Порошин заорал в рацию:

— Большой, приём, Большой! Это Паук! Духи подтащили реактивную артиллерию! Помогите нам вертушкой!

Удачный выстрел сорокапятки накрыл пусковую установку. Раздался раскат, похожий на гром. Из огненного облака, как ракеты фейерверка, крутясь, вылетали снаряды, падали, разрываясь там же, в зелёнке. Возле сорокапятки раздался оглушительный взрыв. Двое спецназовцев из расчёта были контужены. У духов были горные пушки.

Владимир попросил техника быстрее смонтировать резервный седьмой пилон и подвесить УБ-16. Солдаты из обслуги аэродрома по пять человек катили телеги — две «объёмки» ОДАБ-500 и два напалмовых бака. На правую законцовку Владимир вместе с оператором подвесили сами ещё два «Штурма»

— Володь, мы не взлетим — загрузка больше двух тонн!

— Ничего, Микулыч, лететь недалеко, зальём только три топливных бака!

Машина заревела перегруженной трансмиссией, нехотя и медленно взлетев. Владимир понял — душманы готовятся к захвату Кандагара.

— Максимка, «Метис» при тебе? — Порошин был взволнован.

— Да, сейчас найду их горную и задам!

Ракета пошла, сзади взметнулась пыль, белый след, тая, устремился к зелёнке.

— Смотри, смотри в бинокль! Вася!

Ухнула термобарическая часть, детонировали снарядные ящики духов. Над зелёнкой поднялся грибок, похожий на ядерный. У границы леса духи развернули ЗГУ и стали наступать цепью. КПВ разворотил вражеский автоматический гранатомёт, а осколки очереди гранат АГС «Пламя» изрешетили душманов.

— Чёрт подери! У них ещё горная пушка и две безоткатки-сотки!

Макс снял шлем и вытер мокрые волосы. Внезапно у самого устья пещеры прогремел взрыв — духи ударили ракетой из безоткатки.

— Чем нам их достать! Порошин, беги на сорокапятку — ПТУР больше нет, я побегу вытаскивать из пещеры этих археологов! Ребята! Бросайте к чертям всё, уносите ноги! — только сейчас Макс увидел, что от взрыва от стены откололся выпиленный барельеф.

— Нам надо хоть его!

— Сам возьму! Бегите отсюда и прижимайте к земле задницы!

Археологи выбежали, бросив дисковые электропилы. Макс взял тяжёлый каменный квадрат кило на сорок и медленно пошёл к выходу. Вот он и вышел. Белый солнечный свет ударил ему в лицо, а сзади развернулась оранжевая клубящаяся раковина взрыва от 100мм снаряда, попавшего точно в пещеру. Максима слегка подбросило, перевернуло, и он упал, так и прижимая тяжёлую каменную плиту к груди. Порошин обернулся. Максимка лежал на спине. Его Максимка!

— Метельте прямой наводкой по безоткаткам! — заорал он артиллеристам и побежал к Максу. — Броник! На тебе же броник, мать твою! Максимка! Максимка!» — Порошин заметил, что скальная осыпь под головой лейтенанта окрашивается в красный цвет. Он осторожно повернул голову и увидел острый каменный осколок, глубоко вошедший в затылок... — Максимка!!!

Порошин плакал. Больше он не слышал ничего. Он видел, как хищная тень сбросила свой смертоносный груз. Как голубая стена объёмного взрыва становится огненной стеной, гоня перед собой напалм. Как спецназовцы закрывают глаза, разевают рты и прижимаются к земле. А на груди Максимки, на бронежилете лежит тяжёлая каменная плита, как могильная. На ней фараон пускает стрелы в дикарей, стрелы пронзают им грудь и горло.

Его смело ударной волной и обожгло лицо. Порошин оглох. Его, двух контуженных спецназовцев и мёртвого Максимку втащили в вертолёт. Там, где была зелёнка, были горящие, вывороченные с корнем деревья. Всё было чёрным.

Владимир сбросил бомбы. Вертолёт подкинуло как мяч. Когда он развернулся в сторону площадки, леса уже не было. Было километровое пятно выжженной земли. В вертолёт грузили раненых. Среди них он узнал Порошина и убитого Максимку — его лицо прикрыли платком, Владимир понял, кто это, по очкам в кармашке бронежилета и золотой звезде. Археологи втащили тяжёлую каменную плиту с барельефом. Над бывшей зелёнкой встало облако оранжевым грибом.

Москва 2002

Это был последний боевой вылет Владимира в Афгане. Больше в Афганистане он не смог служить. Его перевели военспецом в Эфиопию, где он заработал Звезду Героя, потом он летал инструктором в Академии. В ноябре 93-го подал в отставку, уже полковником.

Владимир аккуратно закрыл коробку с бесценной реликвией и достал видеокассету. Он вспоминал тот далёкий 1987 год, когда он, ещё капитан авиации Владимир Сергеев, практически стал первооткрывателем древнеегипетской гробницы в горах далёкого Афгана. Он первым определил, что это гробница египтянина, а не знатного воина Александра Великого: росписи на стенах, почти не пострадавшие от времени, хранили изображения богов Египта, знакомых со школьной скамьи. Это открытие могло перевернуть всю археологию и историю. Но...

Владимир вставил кассету в видик. Начало 2001 года. Съёмки «Аль-Джазиры» — единственной телекомпании, которой талибы позволяли снимать видеоматериалы. Гигантские статуи Будды. Русский «Град» и «буржуйская» МРЛС — для дикарей всё едино — одновременно бьют залпами по древним статуям, высеченным в скалах за семь столетий до Мохаммеда. Осколочные эр-эсы крупного калибра не разрушают, а только уродуют статуи. В дело идут наши РПГ. Кумулятивные струи проделывают всего лишь «булавочные» дырки, но талибам это и нужно. Сверху скалы опускаются тросы. Один из фанатиков обрывается и летит первым рейсом в свой исламский рай. Другим везёт больше. Они используют кумулятивные пробоины как шурфы, запихивают туда динамитные и тротиловые шашки с радиовзрывателями, заполняя остающиеся полости замешанным в пластид аммоналом. Спускаются по верёвкам вниз. Быстро убегают. Звучит тихий хлопок, из шурфов вырываются фонтаны дыма и пыли — не сравнить с обстрелом «Градами», когда статуи буквально утонули в огне, но уцелели. И вот, земля начинает дрожать. Сыплются камни, пыль, наконец лицо Будды откалывается от статуи и падает с 30метровой высоты. Крики ликования. Дикари. Им предлагали миллиард долларов, за вывоз статуй — но талибы отказались от денег, на которые можно было купить звено истребителей или пару С-300. Они «уничтожают идолов». Исторический музей Кабула. Снова съёмки «Аль-Джазиры». Урны с прахом македонской знати выбрасываются в костёр. А вот и он — саркофаг загадочного Асет Мосе Атум Ара. Фанатик тяжёлым молотом крушит лазуритовую маску двухцентнерового золотого саркофага, затем, мумию, почти не тронутую тлением, выкидывают в костёр, где догорают кости македонской знати. Американский коллекционер предлагал за мумию и саркофаг 100 миллионов долларов — цена танковой колонны. Талибы переплавили саркофаг, обменяв в Пакистане на 18 «Стингеров». Проклятие жреца воплотилось — все злополучные ПЗРК ушли в молоко, не повредив ни одну «двадцатьчетвёрку» Северного Альянса и ни один американский «Блек Хоук». Над Кабулом заходило солнце. Душа жреца, воспарив из дыма костра отправилась на запад... Василевский в 2000 году стал академиком. Но, увидев по телевизору плёнку «Аль-Джазиры», пошёл прилечь, сославшись на боль в сердце. Его домочадцам показалось, что он задремал. А на утро, академика нашли мёртвым. Его открытие было более значимым, чем открытие Картера. И учёный не пережил гибели уникального артефакта. Владимир вынул кассету. Остались только воспоминания. Но он помнил не труднейшие бои в горах, когда инверсионные следы ракет, как костлявая рука Смерти в белом саване, проходили в паре метров от вертолёта — острее всего он помнил предательства. Максимка погиб, Порошин спился... Поэтому, он предпочитал не предаваться воспоминаниям.

И пусть помнят все, что демоны скал, исчадья Апопа бессмертны своим числом! Слова древнего египтянина. Сколько в них правды.

Потом была другая плёнка. Рассыпающиеся в прах небоскрёбы ВТЦ. Воистину, чудовище сожрало своего создателя. Но — перед окуляром видеокамеры, в пыли пролетает стодолларовая купюра. И не одна. Ударная волна пыли заполняет улицы Нью-Йорка — тысячи гибнут под развалинами, а другие ловят разлетающиеся доллары...

И снова их авианосцы идут на новую войну. Там они наверняка победят. И снова у них что-то рухнет, взорвётся, сгорит. Но будет ещё война. И ещё победа. Пока не рухнет их мир под тяжестью собственных грехов или собственных денег.

«Мы пришли сеять зёрна истины Маат, а дикие ответили нам каменными копьями. Мы уходим с победой, а тот, кто придёт за золотом, — погибнет. Если сердце нечестивца из камня, оно перевесит чашу весов Осириса и упадёт с неё, чтобы разбиться во прах, и чем твёрже оно, тем тяжелее, тем быстрее будет падение! И сие Истина, ибо сказано пред ликом Ра, да сияет он вечно, над землёй Та-Кем, над морем, над пустыней, над долиной Смерти и над полями Иалу».

 1      3 

«XXI каменный век», повесть — РассказыДетективы

«Асет, дочь Неба...», мистико-исторический роман

Худ. проза — ЭссеКритика

ЛирикаПоэмыПереводы

«Ниобий — тяжелый металл», автобиогр. повесть, — в электронной версии Альманаха «ИнтерЛит» 2003. Формат PDF. Объем 1440 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com