ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


ХАТШЕПСУТ — ВЕЛИЧАЙШАЯ ЖЕНЩИНА НА ТРОНЕ ЕГИПТА

 1    2    3

.......................................................

Созидание

Яхмес — основатель Восемнадцатой династии — не только освободил страну от гиксов, изгнав их из Нижнего Египта, и восстановил северные границы Та-Кем. В захваченном и разрушенном им Аварисе — столице кочевой империи гиксов — были сосредоточены богатства, награбленные ими за столетия не только в Нижнем Египте, но и в странах, через которые пролегал их путь с Армянского нагорья — Вавилоне и Хатти. Золото и другие ценности разграбленной на пути в Египет столицы хеттов, десятки тонн золота — отступная дань Вавилона, заплаченная гиксам, чтобы те не продолжили наступление на Двуречье, драгоценные камни, сотни тонн серебра и меди, редчайшее и сверхдорогое в Древнем Мире доантичного периода железное оружие, обеспечившее когда-то гиксам их победы, пополнили казну Египта при Яхмесе. Его преемник на Троне — фараон Аменхотеп Первый совершил победоносный поход на юг, покорив кушитов. Он не смог удержать Куш в составе Империи, но нубийское золото (по-древнеегипетски золото — Нуб, от чего произошло современное название Нубии, когда страна Куш входила в состав Египта, её называли Золотыми Землями — Те-Нуб), в качестве ежемесячной дани потекло в сокровищницы Египта.

Египет стал чрезвычайно богатым, но столь же истощённым последствиями набега гиксов и последующих войн царством. Все четыре предшественника Хатшепсут на троне Восемнадцатой династии вели войны, восстанавливая прежние границы Великой империи и пополняя её казну. Но ни Аменхотепу Первому, ни её отцу, ни её мужу не было дела до разрушенных кочевниками и землетрясениями великих храмов додинастического периода, Древнего и Среднего царств, великих памятников оазиса Саккары — осквернённых Сфинкса и комплекса пирамид восемнадцати властителей Древнего царства, которые ещё тысячелетия и тысячелетия будут говорить о былом величии древнейших фараонов. Им не было дело и до того, что пахотные земли сокращаются, наступают саванна и пустыня, а урожаи зерновых и фиников падают из года в год. Ибо крестьяне охотно покидают свои земли, идя в наём в армию Египта, за щедрую плату из казны, пополненной сокровищами гиксов, собранными с полумира и золотом кушитов. Но чтобы поток нубийского золота не истощался — фараонам было необходимо содержать на юге крупный воинский контингент, на случай восстания кушитов. Необходимо было держать две малых пограничных армии на севере, ибо, не затронутая набегом гиксов Ливия окрепла, восстановило свои силы и Хеттское царство. И, конечно же, необходима была немногочисленная, но непобедимая регулярная армия с легендарными боевыми колесницами, заимствованными у гиксов, и лучниками Египта, способными сокрушить в несколько залпов, превосходящего по численности врага. Землевладельцы пополняли ряды военачальников, их услуги оплачивались фараонами безмерно щедро, ибо землевладелец приводил в армию своих крестьян! В случае внезапного нападения ливийцев или хеттов, эта армия сокрушила бы их, но, главное, сам факт её существования заставлял соседей относиться к Египту с трепетом и уважением.

Но избыток золота и «военная экономика» приводила в упадок сельское хозяйство Египта, некому было восстанавливать разрушенные города и храмы.

Хатшепсут достались и мощная армия, и богатейший золотой запас. И она мудро распорядилась своей казной. Прежде всего, следует сказать, что Хатшепсут — первый, а может быть, и единственный фараон в истории Египта, рискнувший расходовать казну значительно больше, чем она пополнялась. Даже Ху-Фу (Хеопс), построивший самое величественное и самое дорогое в истории Египта сооружение — свою великую пирамиду с погребальным комплексом, как и его предок Джосер, с которого, собственно, началось строительство пирамид и массовое строительство великих храмов, не расходовали (хотя и щедро оплачивали высококвалифицированный труд тысяч рабочих) золота больше, чем позволял постоянный приток из Нубии. Однако, в отличие от них, Хатшепсут — Мааткара не просто строила себе памятники, которых, согласно древней пословице, боится само Время, восстанавливая или перестраивая храмы, выстраивая новые, — она, по сути, производила инвестиции в укрепление своей власти.

Но, главное, Хатшепсут не побоялась вложить огромные средства в восстановление сельского хозяйства. Она резко подняла во всех номах закупочные цены на зерно, мясо и финики, стимулируя сельское хозяйство, несмотря на то, что цены были и без того очень высокими. Высокие цены на продукты — тяжкое наследство, которое, вместе с огромным запасом золота, досталось Хатшепсут от предшественников на троне. Ибо землевладельческая аристократия сильно поредела, пополняя ряды аристократии армейской, количество пахотных земель снизилось. Самые богатые и плодородные земли Дельты были заброшены вовсе, в результате владычества гиксов, а достаточно большая армия, не производя ничего, требовала не только золота, но и огромного количества провизии — от хлеба и баранины, до финикового и виноградного вина, входивших в ежедневный рацион древнеегипетского солдата. Из-за этих факторов предшественникам Хатшепсут и — поначалу — ей самой приходилось даже импортировать зерно и некоторые другие продукты, закупая в Хеттском царстве.

Колоссальные средства были потрачены на восстановление городов Нижнего Египта, но стимулирование сельскохозяйственного производства, а также восстановление городов Дельты было необходимо. Города Дельты и побережья севера Красного моря были важнейшими торговыми центрами Средиземноморья. Хатшепсут за пятилетний срок — к девятому году царствования на две трети опустошила казну Египта. Но женщина-фараон восстановила разрушенную почти за три столетия усобиц и войн экономику своей страны.

При этом на содержание армии «фараон Мааткара» тратила не меньше, чем её предшественники из Восемнадцатой династии, но иначе было нельзя. Сокращение армии, не только ослабило бы Египет, но, главное, вызвало бы недовольство военачальников. Те, кому пришлось бы уйти с высокооплачиваемого поста, возненавидели бы Хатшепсут за потерю своей материальной стабильности и социального положения. Оставшиеся военачальники сочли бы сокращение армии угрозой безопасности страны, следовательно, — изменой. В конце концов и те и другие объединились бы, чтобы произвести военный переворот, от которого Хатшепсут не спасли бы ни поддержка жречества, ни поддержка народных масс и даже землевладельческой и административной аристократии. Разве выстояли бы охрана храмов, мелкие воинства номархов и толпы крестьян, даже объединившись, против самой вышколенной и оснащённой на то время армии на Земле?

Но всё же Хатшепсут удалось сэкономить и на армии, причём с политической выгодой для себя. Она приостановила сооружение оборонительных, наступательных и универсальных форпостов на северных рубежах, уменьшила контингент на границе со страной Куш, отозвав в основную армию и успокоив при этом военачальников: «Войны с Хатти, ливийцами или восстания кушитов не будет!» И смогла доказать это. Кушиты ещё во время Среднего царства полностью переняли древнеегипетскую религиозную традицию, и Хатшепсут набирает лучших архитекторов, посылая их в Нубию, строить погребальный храм царю Куш. Отчасти строительство финансировал Египет, однако эти средства были не сравнимы с притоком нубийского золота, зато нубийский царь, которому Хатшепсут воздвигала погребальный храм, подтвердил полную лояльность «фараону Мааткара» и вассальное, относительно Египта, положение. Хатшепсут отсылает двоих генералов в качестве послов в Ливию и Хеттское царство, создавая там и широкую разведывательную сеть. Причём верительные грамоты подкрепляются дарами — удивительными по своей красоте и изяществу произведениями египетских ювелиров. В качестве подарка царю Хатти она посылает одного из своих лучших скульпторов с его мастерами, который создаёт почти десятиметровую статую хеттского царя. Итак — войны не будет! Не будет даже почти регулярных и победоносных для египтян мелких пограничных стычек с ливийцами. Не будет военных экспедиций — покорять нубийцев, переставших платить свою золотую дань Египту. И это только на руку Хатшепсут, ибо каждая, пусть малозначительная, победа придаёт генералам самоуверенности и популярности в народе, увеличивая авторитет молодого, быстро взрослеющего Тутмеса, уже проявившего себя в качестве талантливого полководца и снискавшего большое уважение военной аристократии. Значит — намного уменьшится угроза военного переворота и претензии Тутмеса Третьего на власть. Правда, ослабление рубежей Египта, уже после смерти царицы, соблазнит соседей собрать громадную армию из трёх крупных и восьми мелких царств, двадцати городов-государств и более ста племён и пойти на Египет войной. Но Тутмес Третий разгромит их стотысячную армию, всего двадцатитысячной регулярной армией Египта, превосходившей качественно несметные орды противника, что откроет ему дорогу к небывалым доселе завоеваниям и максимальному, за всю историю Египта, расширению границ империи Та-Кем.

Хатшепсут раздаёт бесплатно крестьянам земельные наделы, давая беспроцентные и бессрочные «вернёте, когда сможете, и совесть ваша заставит быть по сему» займы на приобретение на невольничьих рынках отстроенных городов Дельты у иноземных работорговцев, или аренду рабов у аристократов и зажиточных, но безродных землевладельцев, для ирригационных работ. Кредиты идут на оплату ремесленников, создающих водоподъёмные колёса и необходимое для обработки земли оборудование — развивается ремесло. Царица сама оплачивает работы по восстановлению магистральных каналов, что ранее номархи делали за свои средства. Теперь и региональная аристократия на её стороне. Заброшенные пахотные земли Дельты распродаются за бесценок крупным землевладельцам и аристократам — разливное земледелие, не требующее ирригации, позволяя собирать по два продуктивных урожая в год при малых финансовых и трудовых затратах приносит прибыль почти сразу же. Порты Дельты и севера Красного моря уже приносят большой доход от торговли. Но для полномасштабного восстановления земледелия, каким оно было до переходного периода и нашествия гиксов, требуется 6-7 лет, чтобы удвоились, благодаря мелиорации, пахотные земли, выросли плантации финиковых пальм, а так же, не столь экзотического, как считалось ранее для Египта, винограда. Тогда торговля заработает в полную силу, наладится экспорт, и казна будет пополняться не только золотодобычей в Египте и данью нубийцев, и Та-Кем вновь станет торговым центром и житницей древнего Ближнего Востока.

Кризис

На девятый год своего правления, Хатшепсут сделала всё для восстановления экономики страны, но и истратила большую часть золотого запаса, хотя торговля и земледелие уже стали пополнять казну, а цены стали снижаться и прекратился импорт — напротив, начался экспорт продовольствия. Всего два года оставались до мощного экономического рывка, позволившего Хатшепсут восстановить золотой запас, а далее — лишь пополнять его, но на данный момент настал объективный кризис. Армия требовала денег на своё содержание, при этом высшие военачальники и молодой Тутмес Третий, видя благотворность экономических преобразований, чувствуют за собой прочный тыл и требуют нападения на Хатти, чтобы заставить хеттов платить дань необходимыми Египту кедром и медью, которые Хатшепсут вынуждена импортировать, а также — оккупации и присоединения Нубии, чтобы обеспечить полный контроль Египта над почти неограниченными запасами золота кушитов, говоря в открытую об истощении сокровищниц Хатшепсут. Региональная и административная аристократия, значительно обогатившись за счёт реформ Хатшепсут, понимая, что с каждым годом доходы будут многократно расти, и не желая отдавать положенное государству, уже гневно заявляет о растрате казны, рассчитывая, что поддержка нового фараона будет щедро вознаграждена. И только жречество остаётся верным царице — строительство храмов приносит и экономический и политический эффект: крестьяне и землевладельцы обязаны возносить щедрые дары храмам, объём дани увеличивается год от года, ибо доходы от сельского хозяйства растут. Конечно, храмы платят в казну, но большая часть доходов остаётся в руках жреческого сословия. В связи с этим Верховные Жрецы закрывают глаза даже на то, что по древнеегипетским меркам Хатшепсут поступила кощунственно, объявив себя фараоном и взойдя на Трон под мужским именем. Правда, следует заметить, что Хатшепсут не даёт повода жречеству для возмущения — она соблюдает все традиции, вплоть до ношения мужской одежды и ритуальной накладной бородки, проводит традиционный для фараонов праздник Хеб-сед, совершает ритуальную охоту и объезд войск на колеснице в парадной броне. И для большинства населения, даже армии Египта, не знакомых с придворными интригами — она — фараон Мааткара, несущий Египту мир и благоденствие.

Тем не менее, напряжение в верхах нарастает. Но Хатшепсут разрешает кризис, принимая единственно правильное решение. Со всей свойственной ей мудростью она решает удовлетворить запросы военачальников и Тутмеса — претендента на престол, заодно отослав часть армии, и, практически всё высшее командование, включая Тутмеса, уже ставшего Верховным Военачальником. Но не на войну с хеттами или покорение Нубии — она знает соотношение сил и мощь армии Египта — победа будет за Тутмесом, и он отнимет у неё трон. Ведь даже в случае поражения позиции Тутмеса, конечно, ослабнут, но её позиции — вовсе рухнут — и номархи и военачальники во главе с Тутмесом обвинят во всём её, заморозившую строительство наступательных и оборонных форпостов, ослабившую приграничные контингенты, растратившую казну, вместо того, чтобы нанять ещё хотя бы пять-десять тысяч воинов и обучить их за прошедшие пять лет полновластия Хатшепсут. Любой исход войны — поражение Хатшепсут. Она, понимая это, отправляет пять десантно-боевых кораблей и пятитысячный военный отряд во главе с Тутмесом не на войну, а в военную экспедицию к загадочной стране Пунт. Вместе с Тутмесом и военачальниками она отправляет в качестве послов шестерых жрецов Верховных богов Египта, купцов и верных ей разведчиков. Жрецы везут дары правителю загадочной — почти легендарной для египтян страны, якобы — родины богов и первочеловека — везут изделия лучших ювелиров Египта. Купцы везут вина, орудия земледелия и оружие.

Экспедиция в Пунт

Учёным достоверно известно, что государство Пунт (по крайней мере, так его называли египтяне) существовало на самом деле. Что это был не простой племенной союз, а государство со своей структурой управления, царём, армией. Что в его столице существовали строения и культовые сооружения из камня, множество домов простых жителей из камня или сырцового кирпича. Что жители страны Пунт знали металлообработку, земледелие, добычу золота, алмазов, меди и олова. Наиболее смелые гипотезы историков и исследователей Ветхого Завета утверждают, что легендарная царица Савская была правительницей этой страны в более поздний период. Об этом «царстве людей с чёрной кожей» упоминают и хроники государств древней Месопотамии. Однако примерно за тысячу лет до нашей эры всякие упоминания об этом государстве исчезают, и оно теряется в веках. Неизвестно даже достоверное расположение загадочной страны. Некоторые предполагают, что она находилась на территории современной Сомали, что маловероятно. Из египетских хроник, свидетельствующих, что Пунт был богат золотом и алмазами, но медью довольно беден, упоминающих чёрное дерево (и действительно, в захоронениях и тайниках Восемнадцатой династии были найдены предметы, вырезанные из эбенового дерева) и слоновую кость, а также, судя по тому, что некоторые ювелирные изделия Восемнадцатой династии, начиная с периода Тутмеса Третьего, выполнены из золота, со значительно большей степенью радиоактивности, чем золото, добываемое ныне в Египте и Судане, предполагают, что Пунт мог находиться на территории современных Анголы, Уганды или ЮАР. Но, так или иначе, археологам ещё предстоит открыть эту загадочную страну, или же остатки легендарного царства навеки поглотят саванны юга Африки, и человечество никогда не откроет эту тайну.

Нам достоверно известно, что на девятом-десятом году правления Хатшепсут эскадра из пяти кораблей пристаёт к берегам неведомой страны. Четыре тысячи воинов во главе с Тутмесом, пятьсот купцов, послы и разведчики Хатшепсут ступают на берег Южной Африки. Разведчики с послом и небольшим вооружённым отрядом в течение недели разыскивают селение в пару десятков рыбацких хижин. Местные жители с чёрной кожей (странно — ведь с чернокожими нубийцами и эфиопами у египтян были давние и тесные связи, тем не менее, вид местных жителей изумляет их, вероятно, египтяне не встречали ранее чистых представителей негроидной расы) принимают разведывательный отряд за богов, вышедших из моря. Скорее всего, это было вызвано тем, что чернокожим жителям Пунта и смуглые для европейцев египтяне показались бледными морскими жителями. Свою роль сыграло бронзовое вооружение, — медь в Пунте была редким металлом, и, хотя жители этой страны умели изготавливать бронзу, но бронзовые наконечники копий (мечей они не знали) были привилегией знати и военачальников. Наконечники стрел были почти исключительно костяные, а, иногда, что поразило египтян, наконечники стрел и копий простых воинов делались из золота, стоившего в этой стране впятеро дешевле меди! А прямоугольный щит египетского копьеносца, почти в человеческий рост был целиком окован медным листом, не говоря о бронзовых мечах, чешуйчатых доспехах, шлемах, наконечниках копий и стрел.

Через несколько дней к месту высадки египтян выходит почётное посольство, которое, за три дня пути провожает Тутмеса и его спутников в столицу Пунта. правителю Пунта уже доложили, что явились чуть ли не полубоги на громадных, неведомых ранее кораблях, целиком закованные в драгоценную медь, несущие бронзовое оружие и медные щиты, числом около пяти тысяч.

Царь Пунта встречает египтян как почётных гостей, сразу же, то ли испугавшись их военной мощи и флота, то ли позарившись на бронзовое оружие, привезённое купцами, соглашается признать суверенитет Египта над его царством и подносит египтянам щедрые дары: слоновую кость, чёрное дерево, шкуры леопардов, крупные необработанные алмазы, около тонны благовонной смолы и саженцы Священных благовонных деревьев. Тем временем, купцы (судя по переговорам Тутмеса и выгодным сделкам, в египетском отряде были переводчики, знавшие язык загадочной страны) обменивают неизвестное аборигеном вино и бронзовые орудия труда и оружие на такое количество золота, что за один раз его не смогла принять на борт египетская эскадра — через несколько месяцев торговая флотилия при поддержке только одного военного корабля вывозит оставшееся. Царь Пунта, поняв, что выше всего египтяне ценят золото, предлагает ежегодный обмен на бронзу и дань — раз в четырнадцать лет, в половину того, что погрузили на военные корабли. Точная масса неизвестна, но понятно, что это было огромное количество, сравнимое с золотом Нубии.

Через полгода экспедиция возвращается в Египет с богатейшей добычей, покорив загадочную страну без войны. За это время Хатшепсут укрепляет свою власть ещё больше — региональная аристократия подчиняется ей, лишившись поддержки армии и Тутмеса — знамени оппозиции. Богатейшая добыча ещё больше укрепляет её авторитет. Конечно же, страна была покорена армией, пусть ни один лучник Тутмеса даже не выстрелил, для царя Пунта было достаточно факта прибытия столь мощной силы в пределы его страны. Но формально, это была дипломатическая победа Хатшепсут, золотой песок, диковинные для Египта изделия и крупные самородки добыли не воины при грабеже горящих развалин, а купцы, обменивая на изделия из бронзы, получая за меру меди, пять мер золота. Это был факт, и Тутмес ничего не мог с этим поделать.

Кризис разрешился полной победой «фараона Мааткара». А всего через год реформы Хатшепсут наконец-то принесли плоды — уровень сельскохозяйственного производства вырос в четыре раза по сравнению с началом её правления, больше половины шло на экспорт, внутренние цены на продовольствие упали, потянув за собой внутренние цены на золото. Казна Хатшепсут в течение года полностью восстановилась, а ещё через два года — увеличилась вполовину! Теперь власть Хатшепсут стала абсолютно непоколебимой.

....................................................................

 1    2    3

Компания Вита Эластика в Воронеже - детские площадки, уличные спортивные комплексы.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com