ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    1

 

* * *

Прости, что к тебе обращусь, как к живой

Прости за неловкий надлом стебелька.

Ты стала цветами, ты стала травой,

Течет твоя кровь и бела и горька.

Прости за невольную светлую грусть,

Я принял твой дар, и во имя Отца

Все золотом станет, к чему прикоснусь,

Но золото будет мертвее свинца.

Я выстрою храм на вершине, в горах,

Мой храм для последней рассветной звезды,

И пусть эти горы рассыплются в прах —

Он будет стоять — из огня и воды.

Я стану однажды землей и травой,

За что и Всевышнего благодарю,

И ирисов храм над моей головой

Приветствовать будет закат и зарю.

Уж так на Земле повелось испокон,

Что к вести недоброй сверчок затрещал.

Никто не посмеет придумать закон,

Который бы мертвым любить запрещал.

 

07.2000.

 

 

* * *

Зачем же свел меня с тобой

Враг человеческого рода,

Когда вокруг цвела природа,

когда у ног шумел прибой.

 

Ты снова плачешь: «Ничего

родного в жизни не осталось...»

А я богат — моя усталость

и Рай и Ад для одного...

 

«Все отдала бы!» — ты бедна,

Тебя я проклял криком горя;

Доносит эхом ветер с моря

Мои слова: «Один... Одна...»

 

И шепот мой принадлежал,

Увы, не мне, не человеку,

«Войти в одну и ту же реку...»

Сам Дьявол губы мне разжал...

 

Зачем целуешь руку мне? —

Она пережила распятье.

Твой поцелуй, мое проклятье —

Исчезли в голубой волне...

 

15.07.2001.

Смерть Иоанна

 

На улицах города грязь и вода —

Чего вы хотите — так было всегда...

Вступает в Москву вереница коней,

И женщина едет верхом перед ней,

 

Лицо ее белым закрыто платком...

О чем опечалилась или о ком?

Перчатки на тонких девичьих руках,

И белая птица над ней в облаках.

 

Она восседает на белом коне,

За нею солдаты в тяжелой броне,

Лица не увидишь за сталью забрал,

Наверное, Дьявол их лица забрал...

 

Опричные пули пройдут без вреда...

На улицах города грязь и вода.

А птица на крыльях несет синеву...

Так смерть Иоанна вступает в Москву.

 

А царь православный в палатах притих;

Священник читает молитвенный стих,

Бояре напились зелёна вина,

И в чем же твоя перед ними вина?

 

Мятется, не зная покоя, душа;

Спокойны лишь кости на дне Иртыша,

Зрачки его мутным безумьем полны,

Глаза его видят туманные сны...

 

И стены Казани встают из огня —

Кричит Иоанн: «Не меня! Не меня!»

Он видит, как гибнет держава в огне,

Вполголоса требует: «Сына ко мне!»

 

У сына в глазах неземная тоска

И алая струйка течет из виска.

И птица садится на крышу дворца —

Наследник, увы, не достоин отца...

 

Незваная гостья не знает преград,

Ты грозен, но гостье незваной не рад,

Тяжелое что-то таится в груди,

Он хочет, не может сказать: «Уходи!»

 

Пред ним разверзается тьма, а пока,

Царя отделяет завеса платка.

«Тебя ль мне бояться, Царица теней»,—

Беззвучно Иван обращается к ней,—

 

«Не ты ль приходила к коварным врагам,

Бросала их головы к царским ногам,

Но кто после Федора сядет на трон?»

И гостья рукою отметила: «Он!»

 

И царь православный вздохнул тяжело,

В глазах загорелось бессильное зло,

Из этих мятущихся черных зрачков

Легло на Бориса проклятье веков.

 

А гостья платок убрала не спеша...

Преставился царь, отлетела душа.

Прохожих случайных толкая во тьму,

Она уезжает — спешить ни к чему,

 

Но едет процессия с новым конем —

Вы видите, грозный властитель на нем,

И Русь не забудет его никогда...

На улицах города грязь и вода.

 

06.1999.

 

 

Великий Инквизитор

 

Уложены кругом сухие бревна.

Свет факела в руках у палача,

И вот — огонь, огонь горит неровно

И освещает площадь, как свеча.

 

Великий Инквизитор смотрит с башни

На огненную смерть еретика.

День завтрашний — такой же, как вчерашний,

Да будет так! Века! Века! Века!

 

Жги, Инквизитор, книги не жалея,

Дров не жалея — пусть горят костры,

Вертящуюся землю Галилея,

Коперника далекие миры...

 

Последний крик из огненного света —

И пусть толпу охватывает страх...

Жги — будущих христа и магомета,

Жги будущий плутоний на кострах.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    1

Лирика — ПоэмыПереводыХуд. прозаЭссеКритика

Н. Зиновьев, Рецензия на книгу «Лед»

petromatic.ru - автомойка цена под ключ, мы знаем как.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com