ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    1

 

Горный дух

 

Я — Горный дух — кавказский леопард,

Всегда — один, и, может быть, последний...

Из пасти по ночам струится пар...

Но, всё же — рода древнего наследник,

Как и они — себя не берегу.

Там, где когда-то разливалась лава —

След мягких лап оставлю на снегу,

А летом мне Кавказ постелит травы.

 

Моя стихия — ночь и тишина,

И ночью тёмной, чистой и морозной

С гранитных скал люблю смотреть на звёзды...

Я — хищник — в этом не моя вина —

И люди — хищники — меня поймёте,

Для жизни я нуждаюсь в свежей плоти —

Такими кошек создала Она, —

Но мы — мы даже убиваем нежно,

Мгновенно и игриво, чуть небрежно,

Безлунной ночью. Волчий бог — Луна

Наш враг — она нам ночью звёзды застит,

А волки, нарушая Тишину,

В час полнолунья воют на луну,

Пока мой рык не вырвется из пасти...

 

Есть у меня заветная мечта, —

Покинув благодатную долину,

Взобраться на Великую Вершину,

Чтобы покончить раз и навсегда

С Луной — огрызком мертвенного света —

Разбить ударом лапы на куски...

Но волки воют в ночь не от тоски,

А снова вызывают на сраженье,

Хотя, не раз терпели пораженье, —

Я помню, помню день кровавой битвы,

Я у прозрачной горной пил реки, —

Подкралась из-под ветра волчья стая,

И — приготовилась напасть, не зная,

Что кошки всё, что громче Тишины,

Услышат, что уже — обречены —

Ломали шеи острые клыки,

И в мягкой лапе когти, лучше бритвы,

Вскрывали волчью грудь — вода реки

Окрасилась, — досталась стая грифам,

Но не бессмертны мы — не верьте мифам,

Я был изорван, тучи были рваны,

В своей норе, зализывая раны,

Я к звёздам выходил во тьме ночной,

И думал, как расправиться с Луной.

И даже браконьерская картечь

Испортила лоснящуюся шкуру —

Не оскорби же гордую натуру! —

В людской душе я верно вижу зло —

Ваш разум мне прозрачен, как стекло,

И пусть жестока месть, но справедлива:

Для браконьера иль боевика —

Всегда хватало одного броска...

О, звёзды, как в горах моих красиво...

 

Я невидимка, я крадусь беззвучно,

Когда я сыт, и мне бывает скучно,

То за охотником и лесником

Люблю из чащи наблюдать тайком,

И замечаю в них кошачье что-то...

Когда сражает пуля кабана,

Иль волка — вижу — суть у нас одна:

Терпение, и скрытность, и — охота!

 

Когда приносит лето благодать,

Смотрю в озёр недвижимую гладь,

Как в зеркало, любуясь отраженьем

Своим, но, прежде, чем воды испить,

Я должен отражение разбить

Тяжёлой лапы трепетным движеньем.

 

Днём золотист мой мех, как Солнца свет,

И кажется, что тёмных пятен нет,

Но только ночи власть не знает меры

И открывает тайны бытия —

Под звёздами преображаюсь я —

Все леопарды — по ночам — пантеры...

 

Мне одиноко, я всегда один,

Велик, прекрасен и непобедим —

Но на Земле не может быть иначе.

Я по ночам взбираюсь на гранит —

Хранитель Гор... Кавказ меня хранит,

И будущие звёзды обозначат.

 

23.04.2004.

 

 

Сказка Зельских высот

 

Сколько было надежды и веры —

Сорок пятый отчаянный год...

В русской крови увязли «пантеры»

У подножия Зельских высот.

 

Чёрных башен огнистая рвота

Расколола наш танковый клин...

Крик: «Ура!», и рванула пехота

На свинец, на тротил — на Берлин...

 

Было больно и мокро и жарко

Падать навзничь. Страстная Среда.

За безмерно обильною жатвой

Смерть с небес опустилась тогда.

 

В ослепительно белом свеченьи

Появилась Она во плоти,

Чтоб живым принести облегченье,

Чтобы мёртвых с собой увести,

 

По колено в крови, в платье белом,

Подходила к солдатом Она.

В чёрном дыме, под плотным обстрелом,

Вдруг для смертного стала видна!

 

Пули жалили, рвались гранаты —

Между павших ходила в огне...

И стонали живые солдаты:

«Поспеши-ка, сестричка, ко мне!»...

 

 

* * *

М.Ц.

 

Всё кончено... А впереди — свобода.

Непрочная верёвка... Ржавый гвоздь.

И август — лучший месяц для ухода —

В дверь постучалась Гостья, а не Гость...

На самой грани осени и лета...

Спокойствие усталого лица.

Последний вздох — последняя победа...

Просроченный билет — в лицо Творца.

Чем больше Дар — тем тяжелей расплата, —

Мучительная пытка — тишина...

И грех Сафо, и смертный грех Сократа

Страданием оплачены... Сполна!

 

08.10.2003.

 

 

Ковчег

 

Ной, вероятно, жил у тёплого моря,

(Без уточнения — в Азии иль в Европе) —

Там, где Господь, на людей насмотревшись, вскоре

Стал помышлять всерьёз о Всемирном Потопе.

Только старушки сидят на скамейке, судачат:

«Раньше-то было, теперь всё хуже и хуже...»

Время — змея, поглотившая хвост, а значит,

Это кольцо с каждым днём становится уже.

Вселенная — это пульсирующее сердце — 

Красное и фиолетовое смещенье,

Со скамейки невидимое, но никуда не деться

От вечного Повторенья и Возвращенья.

Над Ноем смеялись, даже когда ливень

Без перерыва шёл вторую неделю.

Ной заделывал дыры спешно и торопливо,

Он не успевал, хоть и не привык к безделью.

Смерть приходит, только когда позволишь

К тем, кто считает: «Завтра всё лучше станет!»

И водородная супербомба — всего лишь —

Солнце в розницу, упакованное в титане.

Если вокруг только море и небо, это

Значит — ты в самом великом и древнем Храме.

Какой простор для мечтателя и поэта!

...Ковчег колыхался между двумя мирами.

Впрочем, ночью даже море исчезнет,

Останется только одно бескрайнее небо...

Ковчег колыхался на волнах Времени в бездне...

Львы просили овец, а люди хлеба.

Ной стоял у штурвала усталый, понурый —

Только гиенам не надо думать о пище.

Левиафан — плиозавр из древней Юры,

Хватая акулу, тёрся спиной о днище.

Акулы, увёртываясь от челюстей гиганта,

Ждут, когда сбросят очередное тело...

Ковчег обречён без воды и без провианта,

Вокруг только море, которому нет предела...

Но вдалеке, на горизонте внезапно — 

Яркая радуга вспыхнула, пламенея!

Ной обезумел, снова поверив в Завтра

И повернул ковчег, направился вслед за нею.

Проклят навек ожиданием Арарата,

Так и плывёт сквозь пространство, время и мифы...

Правит вперёд, понимая, что нет возврата,

Только вперёд — по водам! Вперёд — на рифы...

 

12.07.2003.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    1

Лирика — ПоэмыПереводыХуд. прозаЭссеКритика

Н. Зиновьев, Рецензия на книгу «Лед»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com