ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    1

Цикл стихов «ПО ТУ СТОРОНУ ДОБРА И ЗЛА»

По Ту Сторону Добра и Зла. Как сказано... По Ту Сторону Добра и Зла — категорий земных — лежит Истина. Или — Вечность. Или это — одно и то же. Но все мы всё равно, рано или поздно, когда придёт Час, узнаем, что По Ту Сторону Добра и Зла.

   Ф-В. Ницше

 

 

* * *

Они над миром пронеслись

С благою вестью, как и прежде,

Но в мире все перевелись,

Кто верил гаснущей надежде.

 

Они — две части бытия

Единой мировой основы,

Их этой ночью видел я

И слышал сказанное слово...

 

Один спустился к нам с небес,

Другой — восстал из преисподней...

Один сказал: «Христос воскрес!»,

Другой: «И Судный день — сегодня!»

 

 

* * *

Стекает горячее время

С картин Сальвадора Дали,

И наше прекрасное племя

Исчезнет в межзвёздной пыли,

 

И зла неизменная воля,

И ветер пророчески сух,

Но как возвышается в боли

Великий, изломанный дух!

 

 

* * *

Мне дул в лицо холодный ветер,

Взметая снега белый цвет,

Я был один на целом свете,

Один на десять тысяч лет;

 

Вокруг меня людские муки,

Немая боль, глухая злость,

Мороз отбеливал мне руки,

Как смерть отбеливает кость,

 

И где вопросы, где ответы —

В туманной сумрачной дали

В снегу стираются приметы

Границы неба и земли.

 

 

* * *

Повешен свет на фонаре —

Конечно справедливо,

В холодном снежном декабре

Деревья помнят о добре, —

Оно внутри них живо;

 

Повешен он за светоболь

от каждого снаряда —

Его убийственная роль —

Всегда со смертью рядом;

 

И рвутся бомбы здесь и там

При свете, вспышкой света,

Для страха детям и отцам

Повешен он за это,

 

И мне известно, почему,

Шальные человеки,

Расстрелянную светом тьму

Не вздёрнуть вам вовеки!

 

 

* * *

Посмотрел я в прицел оптический

Недоверчиво и скептически,

 

И взорвала воображение

Жажда вечная — уничтожения,

 

И смотрел я в прицел оптический

Опьяняющий, наркотический,

 

Сексуально манящий к действию,

Говорящий: «Они — фарисействуют»

 

Отдающий первого встречного

В бесконечную власть бесконечного,

 

Так безжалостно им распятого

На кресте столетья двадцатого,

 

Разжигающий аномалии,

А другие курок нажимали, и...

 

 

* * *

Это — убийство — странное освещение,

Это убийство — кара или прощение;

 

«Это — убийство!» (сами не догадаемся),

Это убийство — пулей насквозь продавимся,

 

В разные лица трубки стволов направлены,

Может быть, снится? — так это всё неправильно,

 

Это убийство, храбры ли вы, дрожите ли,

Очередные ада иль неба жители —

 

Вылетит птичка — маленькая и чёрная...

Это убийство — и поразит обречённое!

 

Это — убийство — не исполняют желание;

Это — убийство, в голосе осознание

 

Чёрное, страшное, самое предмогильное —

Без осознанья гибель сама — бессильная;

 

Лучше бы снайпер — пуля затылком схвачена,

Нет, осознайте, нам и за это плачено...

 

«Это — убийство», — слова тягучие, чёрные,

В ровном спокойном голосе что-то снотворное...

 

Запахи, звуки, картины рвутся, ломаются —

Неотвратимо в головы пули вжимаются,

 

Тело на тело падает, кровью смочено —

Кончено дело, сказка земная кончена.

 

 

* * *

Посмотри, как в небо полетело,

Приближаясь медленно к земле,

Жизненное, трепетное тело,

Чтоб забыть о неизбежном зле.

 

Ждёт асфальт мгновенья разрушенья —

Будет он надолго кровью сыт,

Криком тормозит своё свершенье

Этот завершённый суицид...

 

Посмотри, но не считай мгновенья,

Не суди живого мертвеца, —

Пусть летит и обретёт забвенье

Неподсудно жаждущий конца,

 

Пусть замрёт, свой бег замедлив, время,

Пусть забьётся кровь в висках сильней —

В миг, когда коснётся тени темя,

Тень его исчезнет в мир теней;

 

Пусть летит, отравленный паденьем,

Пусть асфальт расплавится, как воск,

Пусть его последним сновиденьем

Наградит, разбрызгиваясь, мозг.

 

 

* * *

Поверив, что последняя гроза

Мертва, а не заключена в металле,

Безумцы, покрасневшие глаза

В меня как камни яростно метали;

 

Я был один, я был всегда один,

Как белый след боеголовки в небе,

Теперь меж нами вбит железный клин:

Я был, а вы хотели, чтобы не был.

 

Я убивал, выкрикивал: «Не сметь!» —

Пусть так и будет до скончанья века...

Ты снова ошибаешься — не смерть —

Смертельная любовь сверхчеловека

 

 

* * *

Слепой старик откашливался хрипло —

Он слушал, — он боялся тишины,

Густая тьма к глазам его прилипла

Уже навеки, но остались сны;

 

И было время, море, были люди,

Но не было ответа: «Почему?»

Поймите, то, что с нами завтра будет

Имеет дух и имя есть ему.

 

* * *

Холодно. Хохотом Хитро — Холодным Хохочут Химеры

                                             Христианского Храма,

Вой Вертолётных Винтов, Вероломно Врываясь,

                                             Взорвал

                                                       Вековечные

                                                                     Веры

И Индуизма, И Иудаизма, Ислама, И «Истин» Иных

                                          Извращённых

                                                       И, Изредка,

                                                               Искренних...

Золото Злое Зелёную Землю Захватит Задаром,

Равенство Разных Религий Рискните Разведать

Радаром,

Рваные Раны Ревущие Роют Ракеты,

                                           Развевая

                                                      Развалины

                                                                    Разума

Разных Районов

                            Планеты

Полуживой — Полумёртвой, Послевоенной, Последней,

Прекрасной;

Нового Наполеона Нет — Незыблема Неповторимость

Навеки!

Снова Сознанье Свершенного Совестью Судит —

                                            С Синего Света

                                                   Сходят

                                                             Сверхчеловеки,

Белыми Боеголовками Безболезненно Бьют

Беззащитных

                     Бостона,

                                   Бонна,

                                              Багдада

Богоподобные Боссы — Болезнь Бесовства

                                        Безумна,

                                                  Безмерна,

                                                             Бессонна...

Ах, Авангард, — Авангардные Армии Ада —

Ангелы Армагеддона.

Продолжение

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    1

Лирика — ПоэмыПереводыХуд. прозаЭссеКритика

Н. Зиновьев, Рецензия на книгу «Лед»

Ведическая культура, йога, вайшнавизм,

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com